США, штат Мэн, Хэйвен // Дерри 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь
14.09спасибо, что не понедельник.
06.09по намеченному курсу к чудесным свершениям
29.08 — подвели итоги месяца. ожидаем кучу крутых постов в новом месяце!
24.08 — у нас новый дизайн! ждем ваши отзывы и предложения :3 надеемся, что он подарит массу вдохновения <3
23.08упорно составляли слова из трех букв + профилактика форума.
10.08в процессе подготовки к сезону.
Пост месяца от GM: Двигаясь на едва уловимый, казалось бы эфемерный звук чего-то невнятного и далёкого, капрал Райт и его маленький спутник вышли в практически абсолютно тёмную часть здания...
эпизод месяца: old long since
Нынешний фм это +1000 к упоротости любого поста хд
(с) Miles
администрация: Diana, Eliz, Viola, Miles

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [15.03.2020] derry, young bloods


[15.03.2020] derry, young bloods

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

young bloods °


http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/328/453832.gif

Derry, Bar "Wild Fox" — ночь
Aaron & America
You’re pushing and pushing________I’m pulling away, pulling away from yaI give and I give and I give and you takeGive and you take

http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/328/429620.gif


Как известно, местная традиция такова: Рикки отбивается от Аароновых приставаний, Аарон отбивается от Риккиных отбиваний. Всем, казалось бы, так комфортно и даже весело.
...
Но в этот раз, судя по всему, что-то пошло не так. Они будто бы поменялись ролями... Рикки с какой-то стати даёт, а Аарон, чего-то, боится принимать.

Отредактировано America Wood (2021-02-24 15:40:35)

+1

2

[indent]С абсолютно прекрасным настроением вваливаюсь в клуб уже слегка подшофе. В зубах чупачупс – моя развлекаловка последние два дня из-за псевдо-детокса, который я сам себе устроил, отказавшись от сигарет. Только вот чувствую, что сегодня накроется медным тазом безникотиновая диета, а вместе с ней все шуточки про члены в моем рту. И это меня еще Этан не видел…
[indent]Кстати, насчет него и Рикки. Вечеринка-то в их честь, а я сегодня в качестве почетного гостя вызвался сыграть мини-концерт на акустике. К нему, в общем-то, и подготовился: в руках гитара, внутри – алкоголь, сам весь в черном: джинсы, майка, рубашка поверх нее. Ну чисто кудрявый ангел тьмы. Которому пиздец как хочется курить. Или кутить.

[float=right]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/199761.gif[/float][indent]Вижу цель – не вижу преград. Недалеко от входа сидит Америка, заметила меня, кивнула. Ну и я кивнул, почти. Просто в процессе слегка облобызал конфету приличия ради. У нас ведь уже почти три года игра такая: я подкатываю, а она отшивает. В процессе ругаемся, миримся, иногда даже заигрываем. Правда обычно после её заигрываний мне становится не по себе, но не будем о грустном. Ведь я как раз в том настроении, чтобы слегка постебать любимого хомяка. Говорят, они и до двух лет не доживают, а эта вон держится молодцом.
[indent]Прохожу мимо (некогда мне болтать) и пришвартовываюсь около барной стойки, где размещается небольшая сцена. Пару минут, чтобы подключить гитару, микрофон и настроиться на песню, которую я выбрал сыграть первой. Естественно, для нее. Естественно, с самым безобидным в мире выражением лица. Ну, может подмигну пару раз, а может – пробегусь к её столику и выцыганю пару баксов на чаевые. Главное, хоть какие-то эмоции вызвать, а будут они плохими или хорошими – разберусь с этим позже.
[indent]- Дамы и господа, - призываю несколько официально, проверяя микрофон и звук, прохожусь пальцами по струнам, - сегодня с вами волшебный вокалист группы Дарк Трип, так что обязательно приходите на наши концерты, - удержаться от подмигивания не могу, но в жертвы выбираю блондинку с ближайшего ко мне столика.
[indent]Зал потихоньку затихает, и я начинаю свою аферу, затягивая один крайне патриотичный и такой двусмысленный трек. Надеюсь, Рикки не убьет меня после концерта. А если все же надумает, то пусть сделает это под песню…


Nick Carter - Miss America


[indent]Слежу за ней вполглаза, чтобы случайно не «поплыть» от увиденного, раскрепощенно улыбаюсь между строчек. Я ведь уже давно уловил свой смысл этого трека.

she leaves me speechless
when she talks

[indent]До припева еще один куплет, а я уже смотрю глаза в глаза почти серьезно.

take it off take it off
let's get it on get it on
light a fire so sweet
make the man within me
desire the woman in you

[indent]Хорошо, что на столах пока нет приборов, а то чувствую, что еще чуть-чуть и она может запустить в меня чем-то острым…

[indent]- Мисс Америка,
[indent][indent]все мои мечты сбываются,
[indent][indent][indent]когда ты делаешь то, что делаешь,
[indent][indent][indent][indent]мне лишь нужно быть рядом с тобой.

[indent]Закрываю глаза, смеюсь мысленно, пытаюсь собраться, чтобы случайно не забыть текст. Играю от души, пою с надрывом, пользуюсь своим настроением на всю сотню процентов и чувствую отдачу от друзей и знакомых, которые поддерживают меня кто как может.
[indent]Если бы между мной и Америкой было хоть что-то, возможно, она бы мне дала. А так… Придется спрашивать после исполнения, рискуя получить по морде её львиной лапкой. Хотя, если упереться пятерней в голову, то даже львиные лапки не помогут ей до меня добраться. Лишь бы Этан не подсобил с моей расправой.
[indent]Заканчивая петь, я снова смотрю на неё, пытаясь предугадать реакцию, подбираю самую обаятельную из всех возможных улыбок.

close my eyes and you're all that I see
miss america

[indent]Игривый поклон, краткая благодарственная речь и немного аплодисментов. Откровенно говоря, это одна из моих любимых частей любого концерта. Забираю с барной стойки пару бутылок пива и всё в том же прекрасном расположении духа бреду к столику Америки. Ставлю перед ней одну из стекляшек и присаживаюсь рядом, разваливаясь на стуле как довольный кошак, выставляя напоказ все самое лучшее, что у меня есть. Смотрю на неё и даже не пытаюсь скрыть хитрый взгляд, который то и дело ощупывает добычу.
[indent]- Ну и как тебе? - предпринимаю попытку пофлиртовать, да еще локон страсти как нельзя кстати падает завитушкой на мой лоб.
[indent]Теперь можно и поболтать. Хомячок-хомячок, сядь-ка на мою мордаху, а то я тебя плохо слышу.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/810307.png[/icon][status]you rock my world[/status][sign] [/sign]

+1

3

[nick]Rickie Wood[/nick][status]miss america[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/328/618535.gif[/icon][lz1]<div class=lzname> <a href="http://theredrum.ru/viewtopic.php?id=872#p106353">Америка Вуд, 16</a> </div> <div class=lztit>человек</div>[/lz1][lz2]муза для этого гениального <a href="https://theredrum.ru/profile.php?id=333">идиота</a>[/lz2][sign]...[/sign]

Бар этот для нас с Этом символичен настолько, насколько вообще может быть символично место, названное, буквально, в нашу честь — названное "Диким Лисом", ну или "Дикой Лисой". Понимаем это и так, и так, чаще всего, в зависимости от того, кто из нас, рыжих и долбанутых, больше выпил.
Здесь мы, надо признать, провели большую, и самую неосознанную, часть нашей буйной, пьяной молодости, вопреки всем родительским запретам и законам Соединённых Штатов Америки. Уж не знаю, как так получилось, но нас действительно пропускали и продолжают пропускать, уже даже и без поддельного паспорта. Видно, вперемешку с совершеннолетними друзьями мы из общей бухающей массы как-то особо не выделяемся.
Но сегодня из неё мы всё-таки выделяемся — хотя бы тем, что вся эта импровизированная вечерина устроена, собственно, ради нас. Ну как, повод-то ребята всегда и так найдут, им лишь бы покутить, но в этот раз веселье почему-то приурочили к нашему, наверняка, никому не нужному возвращению.
Прошло-то сколько, два-три дня? И все уже подшофе? А я думала, что жизнь после этих двух недель на ранчо у меня вдруг изменится, ценности мои внезапно поменяются, произойдёт, знаете ли, чудо, и я стану совершенно другим человеком.

Но вот, сидя вновь за знакомым круглым столиком, на том самом невысоком балкончике, с которого меня, помню, не раз вниз тошнило, да теребя трубочку от какой-то ягодной алкашки, старательно задумываюсь о том, что же такого я в этой жизни неправильного сделала.

Вернись туда — хотя бы, знаешь, чтобы посмотреть на свою жизнь со стороны. Нужно ли тебе это? Хочешь ли ты такой быть?
Тётя гладит меня, прилёгшую к ней на колени, по волосам, нежно и мягко, совсем не так, как мама — та ко мне уже очень давно не прикасалась. И слава богу, как говорится. Как представлю, что эти же самые руки трогали до меня его, так сразу себя грязной почувствую, жалкой. Прямо как в тот день и весь первый месяц после.
Ой, ну нахуй. Не хочу, не буду.
Если не хочешь, ты всегда можешь уйти.
А если...
Если я не хочу уходить? Нет, от Роджера — сразу и с дикой радостью, это всегда пожалуйста, но вот от другого... того, что у меня есть в Дерри, и того, что у меня в Дерри пока ещё нет... готова ли уйти?
Если я не очень хочу... прямо уходить? Но и не хочу больше так жить? Что тогда делать?
Не вижу лица Матильды, этого её вечно уверенного, какого-то диковатого взгляда, но чувствую, нет, слышу, что она... улыбается? Ей, к слову, есть от чего улыбаться, да, она многого от меня за это время наслушалась.
Тогда попробуй... что-то изменить? — собирает мне волосы с одной стороны, заправляет их аккуратно за ухо и за подбородок поворачивает моё лицо к себе, заставляя заплаканными глазами на неё посмотреть. — И я сейчас говорю не о причёске или стиле одежды, Рикки. Это будет куда тяжелее.
Она ярко, бессовестно улыбается, и я ухмыляюсь ей в ответ.
Столкнись с тем, что тебе не нравится, побори то, чего боишься, ну и... расслабься, Рикки. Расслабься.

Тётя Мотя всегда действовала на меня совершенно неожиданным образом. И в этот раз тоже убедила сделать то, на что сама я, наверное, никогда не решилась бы.
Если бы не ее слова, я бы ни за что не пришла сюда, уж точно не сразу после похорон отца. Не стала бы пить, общаться, вот так вот глупо тусить — так, будто ничего не произошло, будто мне совсем не плохо. Будто не плохо нам, нам с Этом. Вот он притворяться не стал. Просто забил хуй на всю эту социализацию и уединился, наверное, где-то там, в тёмном уголке, с бутылкой чего-то покрепче обычного в руке. А я, дура ли, просто упёртый баран ли, побродив по друзьям, пообщавшись для приличия, теперь старательно сижу, делаю вид, что здесь мне, одной и пока еще не пьяной, жуть как интересно. Зачем-то, почему-то. Как и сказали мне, борюсь. Только непонятно, с чем именно.
Параллельно надеюсь найти брата, мало ли, вдруг, оживившегося, в этом знакомом разноцветном поголовье, но вместо него замечаю кое-кого другого.

Тётя бы сейчас ещё раз надо мной посмеялась. Что там, мне кажется, надо мной таким образом сама жизнь уже смеётся. Подбрасывает всё самое сложное в один момент. Да ещё и такого.

Дамы и господа,
Всё это время я внимательно следила за Аароном с высоты своего балкона, так сказать, пыталась понять, что у этого хитрожопика сегодня на уме. Но даже при всей моей внимательности и горькой наученности, точно никак не могла предположить, что в следующие секунды он запоёт именно об этом. Подобного, наверное, не ожидали и наши некоторые знакомые, что после первого же пропетого "Мисс Америка" начали на меня по очереди оборачиваться и игриво, с подъёбом таким в глазах, присвистывать.
А я что? Я ничего.

По ходу этих его страстных завываний начинаю всё больше и больше лыбиться, не знаю уж, от чего именно — то ли от стыда, то ли от гордости за то, что Кит вышел на новый уровень. На новый уровень позора, судя по всему. Но взгляд не отвожу, даже тогда, когда он сам, казалось бы, периодически порывается это сделать. Нет, жулик, так дела не делаются, я тебе не позволю пережить этот срам так легко, с закрытыми глазами особенно.
Идиот, — одними губами произношу я, качая головой, по сути, в лёгком порицании, но в моём случае, чуть ли не одобрении. Даже не обращаю внимания на реакцию людей вокруг, лишь ошеломлённо лыблюсь на эту уже, кажется, почти любимую истеричную звёздочку. До самого последнего аккорда.


Официальное представление, может, и окончено, но я-то знаю, что меня ждёт продолжение, эксклюзивное, приватное, практически с доставкой.
Внимательно смотрю, как тот самый доставщик, лавируя меж столиков, подбирается всё ближе. Не могу не оценить по ходу его прикид — прямо-таки чёрная вдова на минималках, ей богу. Скушает и не поперхнётся. Но сначала, разумеется, напоит и соблазнит.

Ну и как тебе?

Всё ещё давлю лыбу, что так упёрто растягивается на моём лице, но всё равно стараюсь выглядеть более или менее смелой и независимой — выпрямляюсь и поднимаю голову повыше. Прямо, как меня, и Рэма, когда-то учил папа. Эх, папа-папа.
Пробегаюсь заодно быстренько взглядом по парню с головы до ног, особенно засматриваясь на этот почти безупречный угол в 180 градусов, что он, вытянувшись, умудрился сложить. А ножки-то длинные его под столом мои задевают, ишь, отрастил.

Что именно? — Невинно пожимаю плечиками я и, хитро разулыбавшись, начинаю потягивать коктейль из трубочки. До его прихода так даже и не попробовала. Пить как-то не хотелось.
Высосав где-то половину сразу, откидываюсь на спинку стула, качая головой, и признаюсь: — Знаешь, ты реально тот ещё идиот. Теперь об этом знают наверняка, ну, как бы, почти все наши знакомые. И тебе даже не стыдно?
Такое ощущение, что мне и самой уже как будто бы не стыдно. Привыкла, что ли? Или мне это даже нравится?

Смотрю внимательно на Кита, глаза в глаза, сощурившись слегка, напрягшись.
Как там тётя говорила? Что-то изменить? Страхи побороть?
Я, кажется, придумала, что для этого можно сделать.

+1

4

[indent]Подходя к столику, я так тщательно игнорировал подъебки извне, что задумался о них только сейчас. Смотрю на рыжую, а в голове водоворот из самых разных высказываний: "Христофор, не боишься, что амазонка сожрет тебя заживо?","а флаг уже поднимал?", "а гимн поете перед сексом?", "не слишком ли большая территория для тебя одного?". Смотрю и рот прикрываю пятерней, еле сдерживаясь, чтобы не заржать. С одной стороны, это смешно, с другой - даже немного обидно, ведь дальше парочки поцелуев по пьяни у нас и не заходило.
[indent]Рикки тоже лыбится, но по её лицу так сразу и не поймешь, отчего именно. Хотя, если верить прогнозу погоды на год, то меня сейчас снова назовут идиотом и отчитают за плохое поведение. Ну и похуй. Если не относиться к нашему общению с юмором, то можно либо алкоголиком стать, либо уйти в лютую депрессию. А мне и то, и другое противопоказано. Потому что мама, потому что Петуния, потому что я, в конце-то концов. Когда стану таким же известным как Честер Беннингтон, вот тогда и помирать можно. Хоть от алкашки, хоть от депрессии.
[indent]— Знаешь, ты реально тот ещё идиот, - ну я же говорил! Отчего-то расплываюсь в довольной улыбке. Вероятно, из-за того, что успел за эти пару лет изучить её повадки вдоль и поперек. Такая своенравная, самостоятельная, независимая. Вон даже к пиву не притрагивается, сосет свой коктейль из трубки, аж за ушами трещит.
[indent]- Ты такая наивная, Рикки, - журю её указательным пальцем правой руки, посмеиваюсь слегка, - я лишь утрирую эту связь между нами. Знаешь, ты либо дурачишься от души, либо нафига вообще? - делаю глоток и смотрю по сторонам в поисках любопытных глаз, - Посмотри, - я киваю в сторону, привлекая её внимание, - никому дела до нас нет. Даже если мы сейчас поцелуемся при всех, никто не шелохнется, - поворачиваю к ней свою довольную кошачью морду, - потому что мы что-то вроде местных клоунов. И всё, чем я занимался пять минут до этого - развлекал публику, - так-то оно так, да не совсем. Но говорить о чем-то серьезном не хочется, ведь и так всем всё понятно.
[indent]Америка смотрит на меня как-то иначе, более цепко, что ли. Грешным делом начинаю думать, что настал тот день, когда я задолбал её до смерти и вместо вертящегося на языке "ну что, может попробуем?" спрашиваю совсем о другом:
[indent]- Как ты? - улыбка сползает с лица, но выражение все такое же добродушное, как и раньше. Мне на самом деле интересно, всё ли у нее в порядке. Как ни крути, Вуд все еще нравится мне. - Если не хочешь говорить об этом, то можем вернуться к нашему типичному общению, - спешно добавляю с блеском в глазах. - В крайнем случае, приглашу потанцевать, если обещаешь не топтаться по ногам.
[indent]Если так подумать, мы вообще мало чем занимались вместе, не считая совместного алко-трипа на вечеринках, вечера в приюте и бесконечных подъебок. Не, ну может еще что-то было, но так сразу и не вспомнишь. А вот насчет взаимного стеба, тут мы друг другу идеально подходим.
[indent]В голову сами собой лезут всякие мысли - пошлые и не очень, от которых я даже невольно облизываю губы. Хомячок несмотря на произошедшее выглядит прекрасно. А мне так и хочется зацепить ступнями её стул и подтянуть к себе поближе.

[status]you rock my world[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/810307.png[/icon][sign] [/sign]

+1

5

"Утрируешь", значит? "Дурачишься"?
Вот слушаю его, речистого такого, живописно свой образ жизни обрисовывающего, и ни разу не удивляюсь. Лишь киваю ему ободряюще, улыбаясь одними кончиками губ — не так натурально, как прежде, конечно, немного натянуто, но всё же.
В голубых его хитрых глазёнышах пытаюсь высмотреть хоть что-то, похожее на простое человеческое "ой, бля, что я несу?!", ну или хоть бы на сомнение, на хоть какую-нибудь малейшую, случайную... фальш? Хотя бы раз?
Чтобы я наконец поняла: дурачишься ли ты со мной на самом деле или дурачишь, вместе со мной, самого себя.

Посмотри, — кивает он в ту сторону, в которую тут же следом смотрю и я, — никому дела до нас нет. Даже если мы сейчас поцелуемся при всех... — и бровью на этом моменте на повела, честное слово! Лишь медленно голову на него повернула да внимательный взгляд голубых глаз навела, — никто не шелохнется.
Стало интересно, а шелохнётся ли он?
Выставляю локотки на стол, слегка наклоняюсь ближе, кивком разрешая ему перейти к феерическому завершению. Уверена, его он приготовил ещё сегодня перед выходом, у зеркала.
Потому что мы что-то вроде местных клоунов, — одной бровью всё-таки веду, хмыкаю, удивлённая этим его... тонким сравнением, — и всё, чем я занимался пять минут до этого — развлекал публику.

На мгновение задерживаю на нём изучающий взгляд. А потом, как будто бы даже разочарованно — слишком разочарованно для той, кто знала, что парень скажет, наперёд — опускаю глаза, утыкаясь обратно в полупустой бокал.

Не, Кит, это ты загнул. Клоуны для нас — слишком высокий уровень. По-моему, мы больше похожи на цирковых обезьян.
Клоуны ведь контролируют представление, они — его авторы, его режиссёры. А мы? А мы?
Мы — жертвы. Актёры, которые заучили одну жалкую роль и в ней навсегда, как в Зазеркалье, застряли. Кто, как не обезьяны, правда?

Иногда, впрочем, нам удаётся уйти в небольшую импровизацию. Аарон, к примеру, сымпровизировал сейчас так, что я аж чуть не поперхнулась.
Как ты?
Да ещё с каким лицом-то! Улыбочку свою сладкую где-то потерял, и меня этим, к слову, застал в-самый-настоящий-расплох. Я аж едва приоткрытый рот забыла закрыть. Только когда парень начал оправдываться, что-то там своё типичное развратное вкручивать, кое-как реабилитировалась: странно-напряжённо улыбнулась, покачала головой.
Надо же, чего это он?
В танцах самое приятное — это когда тебе наступают на ноги, не знал, что ли? — Ухмыляюсь, с подозрением на него поглядывая, ручки нервно обвиваю вокруг стакана, — И ритм сразу чувствуешь, и... саму жизнь, — киваю, как бы сама себя убеждаю, не понимая, зачем вообще об этом ему говорю.
Наверное, потому что говорить о чём-то более серьёзном с ним как-то некомфортно, непривычно, неловко — будто неправильно.
Мы же роль свою играем, забыл, что ли, реплики?
Но спасибо, я в порядке, — тихо затем всё же зачем-то добавляю я и даже продолжаю, осторожно на него исподтишка поглядывая, — правда, Этан, кажется, не очень.
Уговорить прийти сюда братика уговорила, но вот в остальном... Сколько бы раз я ему хорошего ни говорила, сколько бы раз ни просила что-то хорошее сказать другим — он всё о своём. Об отце.
А мне теперь стыдно, ведь я всё не о нём, а о себе. Сижу вот рядом с тем, с кем хотела бы всё поменять, но чувствую, не смогу; пью то, что пить не хочу; чувствую то, что не пойму.
Не видел его?
Ни-ни точно должен быть где-то здесь. Должен быть. И мне хочется, чтобы он был рядом, со мной, чтобы объяснил, не знаю, своим жестким словом охладил.
Без него ничего не могу. Так и сижу, растерянно, устало на Аарона гляжу. Но плакать снова не хочу. Совсем не хочу.

Отредактировано America Wood (2021-02-24 15:50:10)

+1

6

[indent]Интересно, что это было? Шальное видение или знак, который я прозевал толкая философские речи?
[indent]Даже слегка прикрываю веки, чтобы вспомнить всё в мельчайших деталях. Как она склоняется над столом, пододвигаясь ко мне чуть ближе, как спадают с плеч её кудри, как в глазах появляется искорка... А я вместо поцелуя приношу Рикки теорию о клоунах. Ну бля, ну Кит. Ты так всю жизнь проебешь, ей богу.
[indent]Тут же задумываюсь о прошлом. Что если бы тогда, почти три года назад, я не подкатил к Вуд самым дебильнейшим образом? Могло ли у нас что-то получиться? И я не про свадьбу и трех славных детишек, а про банальные отношения на пару месяцев. Кто знает, может этого было бы достаточно, чтобы унять мою страсть... С этой мыслью в голове и продолжаю разглядывать рыжую, пока она смотрит на меня так, будто только что из зоопарка приехал.
[indent]— Не, Кит, это ты загнул. Клоуны для нас — слишком высокий уровень. По-моему, мы больше похожи на цирковых обезьян, - что-то я сегодня в ударе. Проницательность так и прет из всех щелей. Луна в нужной фазе, что ли, или солнце завершает свой век? А вообще, грустно звучит. С клоунами хотя бы весело было.
[indent]Понимаю, куда она клонит, но сдерживаю порыв предложить ей избавиться от оков, закидать зрителей тухлыми бананами, а потом съебаться в джунгли под дикий рев сердца. Боюсь, не оценит, не поймет.
[indent]— В танцах самое приятное — это когда тебе наступают на ноги, не знал, что ли? - Америка не то чтобы в настроении шутить и меня это слегка напрягает. Я не привык общаться с ней как-то, ну, серьезно. Одно дело - быть для нее клоуном или пусть даже цирковой обезьянкой, другое - лажать в ответственных разговорах. Хотя, ответ про танцы довольно безобидный. — И ритм сразу чувствуешь, и... саму жизнь, - или я её воздушно-капельным путем заразил своей философией?
[indent]- Я вот только не понял, это ты по моим ногам предлагаешь потоптаться или по своим? - беззаботно улыбаюсь в надежде, что рыжая не отреагирует на такую шутку слишком угрюмо, - В любом случае, думаю, нам надо попробовать, - заканчиваю довольно сухо, давая ей возможность переварить предложение.
[indent]К моему удивлению, на вопрос о делах Америка тоже отвечает. Хоть и немного погодя, да и без особых подробностей. Лишь упоминает брата, которого, кстати, я сегодня еще не видел. Хомяк мой радужный вдруг словно чернее тучи становится. Смотрю на нее сосредоточенно, начинаю потихоньку нервничать.
[indent]- Неа, - отвечаю коротко, не отрывая взгляда от Рикки, и достаю из кармана чупа-чупс, - Может с кем-то из друзей общается в темном углу? - предполагаю я, медленно разворачивая обертку, - Или с подругами, - с абсолютно скучающим видом кладу конфету за щеку, оглядываюсь по сторонам. Там же и замечаю Вуда, бредущего к столику с каменным выражением лица, - А вот и Этан, привет, - даже не пытаюсь достать изо рта леденец и выгляжу, вероятно, как невоспитанная жопа. Эт и глазом не ведет, да еще и выглядит абсолютно трезвым. Смотрю на него, хмурю брови, не догоняю слегка, что происходит.
[indent]- Я в этом ебучем цирке участвовать не буду. Ты хочешь - пожалуйста, я пас, - короткий высер, предназначенный Рикки. Кашляю, чуть не поперхнувшись слюной, и отчего-то молчу в тряпочку. Странно, но сегодня передо мной не тот обычный недовольный всем (мной) Вуд. От него реально исходит какая-то дикая энергетика.

[status]you rock my world[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/810307.png[/icon][sign] [/sign]

+1

7

Во дела. Этот вечер становится всё чудесатее и чудесатее. Всё непонятнее и непонятнее.
Где это видано, где это слыхано, чтобы в присутствии Его Величества Идиотства мне когда-нибудь было так... херово? Когда я себе вообще позволяла при нём так себя чувствовать? Это же опасно и, на минуточку, дохуя неблагоразумно! Свою почти ахиллесову пятку на показ выставляю, кольцо, можно сказать, всевластия посреди боя снимаю. Уязвима и ничем не защищена.
Оттого и немножечко напряжена. Не до смехуёчков всяких, знаете ли, мне, не до привычных издевательств. Даже не до предложенного пива. На Ааронов вопрос — скорее уже риторический — по поводу художественного топтания по ногам и тот отвечаю как-то слишком серьёзно:
Конечно, на твоих. Я-то ритм и без этого хорошо чувствую.
Неужели на небольшой подъёб меня всё-таки хватило?

На остальное, впрочем, точно нет. Даже акт демонстрировного обсасывания чупика не вызвал у меня привычной реакции. Где-то там, в глубине моей никчёмной подсознательности, возможно, и промелькнуло что-то глубокомысленное, такое, как, к примеру, "не к чему уже, что ли, присосаться?" или "о-о-о, не уж-то ты, наконец, понял, к чему присосаться действительно хочешь?", но моя ещё более никчёмная сознательность подобные порывы мысли пресекла. Ей не до этого. Ей до Этана, что внезапно появился на горизонте и направился с этого горизонта прямо к нам.

Мнусь вся при его виде, ёрзаю на стуле, даже порываюсь встать, но жестоко брошенное: — "Я в этом ебучем цирке участвовать не буду. Ты хочешь — пожалуйста, я пас", — давит на меня, усаживает — нет, толкает — обратно на место.
Он демонстративно ставит бутылку на стол перед мной, открытую но не тронутую, и пролетает мимо.
В шоке провожаю ни-ни взглядом, а затем, какое-то время посидев-подумав да, наконец, прошипев "чёрт тебя подери...", вылезаю, слегка трясущаяся, из-за стола.

Дико не хочется, чтобы это всё видели, и тем более слышали, наши друзья — не их дело, не их забота. Но, надо сказать, большинство ничего и не заметило. Только Кит, притихший, сидит рядом, и я делаю всё возможное, чтобы по моему предупреждающему зырку он-то точно всё понял.

И тащусь, тащусь вслед за братом вверх по лестнице, к большим угловым диванам, туда, где лежали наши скинутые кучей вещи — за ними, судя по всему, Эт и пошёл, с ними, наверняка, он бы сразу ушёл.
Эй, хватит, — боюсь подходить ближе, чем на метр, к этой напряжённой, хоть и родной, спине, — Эт, уймись, давай не будем так, давай не будем здесь, пожалуйста.
Мы уже об этом говорили — я ему об этом говорила. Просила потерпеть, просила расслабиться, хотя бы на вечер забыть. Не вечно же нам скорбеть, не постоянно его оплакивать. Так не должно быть — я так не хочу.
Но ни-ни, видимо, хочет чего-то другого.

Ты — эгоистичная и маленькая дура. — Этан разворачивается лицом ко мне, переставая на минуту рыться среди вещей. — Две недели назад умер отец, Роджер строит планы по твоему удочерению — и моему усыновлению тоже. Это тот, что изнасиловал тебя, к слову, помнишь?! А ты вместо того, чтобы решать проблемы и думать что-то, прыгаешь в короткой юбке в клубе?! Ахуенно, Рикки, ахуенно! — последнее Этан ещё не проорал, конечно, но проговорил очень громко, и по его взгляду, как и по его словам, видно, что ему срать на окружающих — он взорвался. — Заебись ты устроилась: я, блять, беспокойся, а ты тут попляшешь? Так?! В следующий раз звони Аарону, вы с ним ахуенная пара: что тот долбоеб, который срать хотел на чужие проблемы, что ты. И... — он на секунду замолкает, смотря куда-то в сторону, а потом слишком холодно и резко заканчивает: — Да пошла ты нахуй, поняла? Пошла. Ты. Нахуй, малая. Танцуй.

Он собирает в охапку свой рюкзак и ветровку, проносится мимо, задевая слегка меня плечом, и буквально вылетает по лестнице вниз.

Ну хоть не через окно и слава богу.
Только теперь через окно вылететь хочется мне. Но делать этого, не, не стану, не думайте. У меня на уме есть способ самоубиения получше.
С психу потрясываясь, ковыряюсь в скиданных друг на друга рюкзаках и достаю свой, у лямки разок порванный, зелёненький такой, поношенный уже, и прижав его к груди, тоже, как и Эт, шустро спускаюсь вниз. Правда, не иду к выходу, как это сделал он, а заворачиваю в служебные коридоры — туда, куда я не раз в пьяном хаосе забредала, не зная, как здесь и что.

Короткими ножками скоро перебираю, дохожу до "перекрёстка" и, забегая направо, утыкаюсь в знакомую дверь.
В курилку.
Закрыв за собой дверь, подхожу нетерпеливо к окну и раскрываю его нараспашку. Достаю из сумки пачку стыренных недавно у брата сигарет, такую же стыренную зажигалку — ой и надерёт же мне он зад потом за это — и трясущимися ручками зажигаю первую пробную, такого вкуса пока ещё не испробованную. Затягиваюсь, облокачиваюсь на подоконник.
Да, это точно лучше, чем вылететь через окно. Точно лучше.

+1

8

[indent]Ебать мою жизнь, - во как это всё называется. Даже шутки у Америки настолько серьезные, что я ненароком ежусь и поджимаю до этого вальяжно вытянутые ноги. Скукоживаюсь, уткнувшись взглядом в стол. Периодически лишь головой киваю, да глотаю хмельную жижу. Рыжая, кажись, сама возмущена таким поворотом событий, из-за чего я и не пытаюсь перечить её словам, хотя уверен, с чувством ритма у меня все в порядке.
[indent]А потом начинается цирк. То я про клоунов, то Этан вот. Под тяжелыми взглядами брата и сестры молчу в тряпочку, правда, недолго. Когда Вуд разворачивается и уходит, Рикки догоняет. Они оба поднимаются на балкон, а я остаюсь сидеть на нижнем ярусе в легком ахуе.
[indent]- И чо теперь? - бросаю я в пустоту, поглядывая на лестницу, - идти спасать семью от раздора или лучше не лезть?
[indent]Изящно разгрызаю чупа-чупс, разжевывая все осколки в пыль, и запиваю пивом, вставая со стула. Наверное, все же вмешаюсь. Получу по щам - значит получу, мне не привыкать. А ведь странное дело, впервые так волнуюсь за отношения этих двоих. Раньше они хоть и грызлись, но исключительно по-братски (внезапно осознаю - мы с ней грыземся примерно так же, разве что я не упускаю возможности совсем не по-братски подкатить), а сейчас прям агрессия из всех щелей. И что такого могло произойти в их поездке?
[indent]Размышляю и поднимаюсь по лестнице, вглядываясь в знакомые макушки, ловлю гневное:
[indent]— Заебись ты устроилась: я, блять, беспокойся, а ты тут попляшешь? Так?! В следующий раз звони Аарону, вы с ним ахуенная пара: что тот долбоеб, который срать хотел на чужие проблемы, что ты. И... - хмыкаю почти без эмоций на лице, смотрю на Вуда несколько секунд, пока он молчит, разворачиваюсь и тут же спускаюсь обратно, - Да пошла ты нахуй, поняла? Пошла. Ты. Нахуй, малая. Танцуй.
[indent]Жестко. Это определенно было жестко. Поначалу жутко обижаюсь на Этана, который за два с половиной года никак не поменял своё ко мне отношение. Хах, до смерти буду в его глазах уебком-похуистом. А потом отчего-то больше жалею Америку, которая вряд ли заслужила все эти "нахуй". Нервно хлопаю по штанинам, пытаясь нащупать пачку сигарет, но тут же сплевываю раздраженное "бля". Вместе с детоксом я отказался от заначки, значит - остался вообще без курева.
[indent]Слышу быстрые шаги за спиной, смотрю вполоборота на сбегающего по лестнице Эта: а, похуй. И следом неторопливо иду к курилке, чтобы стрельнуть у кого-нибудь пару сиг. На радость мне, напряженному и расстроенному, из дымной как раз выходит пара знакомых. Бессовестно краду у них пачку и зажигалку, клянусь гитарой, что с меня бутылка пива. Но первым делом ныряю в соседнюю дверь - туалет - нервишки шалят, пиво просится наружу.
[indent]Еще через минуту с наслаждением ныкаюсь в курилке, громко хлопая дверью. И как бы удивлению моему нет предела. Возле окна стоит хомяк, а вместо зернышек обсасывает с наслаждением фильтр, делая глубокую затяжку. Рыжая оборачивается - я стою неподвижно, смотрю на нее как зачарованный.
[indent]- Вот это палево, Мисс Америка, - даже слегка присвистываю, а потом медленно подхожу к ней, доставая из пачки сигарету, подкуриваю, - не ожидал от тебя, - не грублю, скорее говорю в легком замешательстве, но без осуждения. Чувствуется, что Рикки курит не впервые, и это несколько настораживает, - И что между вами произошло? - спрашиваю спокойно, хотя чувствую, как внутри аж подгорает, - У тебя все в порядке? - кажется, я на сегодня прям лимит искренности исчерпал, расспрашивая о личном.

[status]you rock my world[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/810307.png[/icon][sign] [/sign]

+1

9

Хлопок двери меня всю враз отрезвил.
На месте натурально застыв, вполоборота ко входу повёрнутая, стою всё у того же окна, внезапно будто бы просветленная. Во рту — сига, рядом с лицом — рука, а в глазах — недоумение, чуть ли не паника, то ли от палива, то ли от страшного осознания.
Вот это я сейчас, наверное, снова зря.

Машинально, особо того не контролируя, спешу бяку изо рта вытащить. Отвожу её, а точнее то, что от неё осталось, вместе с рукой чуть в сторону, в надежде, что так, гляди, Аарон, может, и не успеет сообразить. В полной готовности, при первой же команде, тем не менее, готовая окурок затушить, держу его над пепельницей — очень импровизированной, из пластикового стаканчика — и за парнем внимательно слежу.

Вот это палево, Мисс Америка, — слава богу, добродушно комментирует тот, а затем и вовсе, как типичный неправильный взрослый, вытаскивает сигарету для себя — чем меня, надо признать, несказанно успокаивает. — Не ожидал от тебя.
Я не курю, — хмурюсь, скорее уж, на саму себя, и всё-таки сигу свою тушу. — Только... по особым случаям.
А ведь даже не вру — и вправду просто так не курю. Меня учили ресурсы, и здоровье, с молоду экономить. В разумных пределах.

Матильда, по-моему, мы делаем что-то не так, — посмеивается дядя Марк, нервно поглядывая в коридор. А на полу гостиной, тем временем, мы почти всей дружной семьёй — тётя, дядя, брат и я — расселись по кругу, готовые к эстафете.
Марк, а ты, оказывается, не такой смелый, как я думала, — игриво отзывается тётя Мотя, раскрывая перед нами, ещё детьми, на полу какую-то металлическую коробочку. — Так, Вуды, — обращается затем лично к нам, к Этану и мне, — пришло время и вам повзрослеть.
Нам по очереди на вытянутые ладошки кладут по почти разваливающейся самокрутке, и я, по-детски (всё-таки, 15 лет) горящими азартом глазами поглядывая на ни-ни, по образу и подобию тёти подношу свёрток к губам.
Такое лучше пробовать впервые в кругу семьи, — комментирует Матильда, затягиваясь, — так, хотя бы, вы точно знаете, что с вами ничего дурного не произойдёт.
С непривычки, как-то неправильно вдунув, начинаю громко и долго кашлять, чем вызываю лёгкий смешок у тёти и дяди, давно уже наученных курительным опытом.
Не спеши, Рикки, не спеши. И не увлекайся. — Несмотря на всю свою прогрессивность и непоседливость, тётушка повторила уже в который раз: — Помни, из этого ничего хорошего никогда не выйдет.

Поглядывая на Кита исподтишка, собираю по подоконнику свои — то есть, спизженные у брата, конечно же — никотиновые пожитки, закидываю их просто так в единственный раздел полуразорванного рюкзака. Освобождаю место для профессионала, так сказать.
И что между вами произошло? — спрашивает он меня то, что я одновременно и хочу, и не хочу сейчас слышать.
Может, как раз разрываемая этим самым непонятным желанием, поднимаю на него так неуверенно взгляд. В тусклом освещении задымлённой курилки пытаясь выхватить знакомые черты лица.
Между нами произошёл... Этан, — с усталой улыбкой на лице отхожу всё дальше, к противоположной от окна стене, и спиной утыкаюсь в неё, холодную и кое-где раздолбанную. — И я. Ты же нас знаешь. Бывает.

Не знаю, говорил ли ему Этан об отце, о похоронах и обо всём остальном... Хотел бы, чтобы об этом с ним говорила я?
Почему-то, я так не думаю.

У тебя все в порядке?
Но думать мне, само собой, мало. Ведь как можно устоять перед таким внимательным, отчего-то так искренне переживающим за меня самим Аароном Китом? Как можно снова не посмотреть на него, столь высокого и блондинистого, своими печальными глазёнышами и не понадеяться, хотя бы не помечтать о том, что... что он меня сейчас пожалеет? До чего соблазнительно, ну етить твою по диагонали!
Нет, — через нервный смешок отвечаю я, всё ещё смотря, кажется, парню в самые его глаза, — нет, давно уже нет. 
Хотелось бы мне всё рассказать, скинуть груз со своих плеч, но что-то до сих пор не даёт этого сделать. Возможно, боязнь того, что скинув его на Кита, отпугну ненароком, или, ещё чего доброго, ему же наврежу.
А может, это просто драматизм в моей жопе тихо поигрывает. Кто его знает.
Но-о-о, — стараясь выглядеть как можно более сильной и независимой, как и привыкла, несмотря на физически ощущаемый от всех этих серьёзных разговоров дискомфорт, отстраняюсь от стены и медленно тянусь к выходу, — этот порядок можно восстановить.
Вот не хотела я, конечно, возвращаться в Дерри и восстанавливать его именно таким образом, но в данной ситуации, в данном заведении и в данной компании ничего лучше в голову, знаете, мне и не приходит.
Поможешь? — впервые за такое долгое время (ну, ладно, ладно, не совсем впервые — было дело, были молоды) я Аарону так искренне, так нежно улыбаюсь. Наклоняю голову на бок, спиной всё ещё двигаясь к двери. — Одна я, боюсь, точно расплачусь.

+1

10

[indent]Рикки пугается и смущается одновременно. По крайней мере ощущается это именно так. Тушит сигарету под аккомпанемент стандартных отмазок, хмурится задумчиво и быстро заметает следы, скидывая в рюкзак пачку сигарет и зажигалку. Я слежу за ней, она - за мной. Выдыхаю дым так медленно, что сердце начинает бунтовать, напоминая о своем присутствии гулким стуком. Когда это Америка начала курить?
[indent]- И решила таким образом отомстить ему, - не то утверждаю, не то спрашиваю весело, мотая головой из стороны в сторону. А может быть и доказать. По себе знаю, что сигареты нихрена не помогают от нервов, лишь дают возможность почувствовать себя чуть более свободным, хозяином жизни, если хотите. Мол, умрешь - сам виноват. Бросил курить - тоже молодец, это ведь твоя сила воли. А нервы... Проще уж тогда подышать свежим воздухом. - Ладно, не хочешь - не говори, - подытоживаю спокойно и почти безразлично. В конце концов, важна не причина, а следствие. Наверное. Краем глаза наблюдаю за рыжей сквозь дымку. А ведь как весело все начиналось.
[indent]— Нет, давно уже нет, - она перехватывает мой взгляд, смотрит смело, а я в ответ хмурюсь и ерошу волосы, зажимая сигарету в зубах. Будто не знаю, куда деть руки от такого откровения, не знаю, что сказать, не понимаю, зачем вообще спросил. Этого ли ты ожидал от Америки Аарон Кит? Словно ловил рыбку, а в итоге сам попался на крючок, был загнан в угол курилки и прижат лопатками к стене. Даже эти её смешки пиздец как заставляют нервничать. — Но-о-о, этот порядок можно восстановить, - передергиваю плечами и моргаю пару раз, пытаясь разглядеть хотя бы одну знакомую эмоцию. Но Америка не шутит, не гневается, не собирает волю в кулак, чтобы зарядить мне по яйцам... И это так необычно. — Поможешь? - на секунду у меня даже появляется ощущение, что она со мной флиртует. Еще эта улыбка, черт, черт. В иной ситуации я бы такой знак без внимания не оставил, зажал бы хомяка в ближайшем углу, выпытывая, чего девушка хочет на самом деле. Только ведь я не тот удивительный идеальный Энди. - Одна я, боюсь, точно расплачусь. - Вот ведь лиса, всё внутри переворачивает одной фразой. Что это она в самом деле? Тушу сигарету и тянусь за ней к двери будто не на своих ногах. Внутри и радость, и беспокойство сливаются воедино. Как-то слишком долго я ждал такой вот улыбки, таких слов, такого нежного взгляда. А сейчас вроде и повода нет, и место не шибко подходящее, еще и сам хомяк не в порядке... Странно это все. У выхода слегка тушуюсь, а потом невинно улыбаюсь и приобнимаю сбоку, едва прижимая к себе за плечи. Пожалуй, единственное, что я могу себе позволить в данной ситуации. Не хочется выглядеть мудаком после того, как она поссорилась с братом.
[indent]- Отставить слезы, - смотрю на Рикки сверху вниз, пытаюсь говорить ободряюще, пряча смятение за улыбкой. Рассчитываю, что сейчас пойму, к чему ведет рыжая, но не понимаю ровным счетом нихуя, - придумаем что-нибудь, - отвечаю расплывчато, открывая двери и пропуская её вперед.


[indent]Словно синхронизировавшись, оба несем свои бренные туши к барной стойке. Я тычу пальцем в меню и заказываю ей что-то под названием "веселая лисичка", а себе шот водки. Не уверен, что это лучшее мое решение, но душа отчаянно требует успокоения и некоторого чувства забытья, которое сгладит все острые углы сегодняшнего вечера.
[indent]- Смотри, пойло чисто для тебя. Вангую, что после пары таких шотов тебе станет немного легче, - криво ухмыляюсь, до конца не доверяя собственным словам, перевожу взгляд на рюмку, покручивая её в пальцах как мартышка очки, - Ну, расскажи, какие у тебя планы на вечер? Полагаю, танцевать мы уже не будем, а сил на повтор песни в твою честь у меня не осталось, - шучу, пытаясь разрядить обстановку, вполоборота головы наблюдаю за Америкой, замолкаю ненадолго, обдумывая глубинное, подсознательное, - Слушай, ты о чем сейчас думаешь? - внезапно спрашиваю и тут же затыкаюсь, прикусив кончик языка. Следовало бы хоть иногда молчать, Аарон, и не транслировать мысли на публику, если не знаешь, о чем говорить с девушкой. А как давно ты вообще с ними говорил вот так?
[indent]Залпом вливаю в себя водку, морщусь и отставляю в сторону пустую емкость, оглядываюсь, пытаясь спрятать взгляд. Народ вокруг продолжает тусить, хотя людей заметно поубавилось. Снова начинаю слегка нервничать и заказываю вторую партию лекарства.

[status]you rock my world[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/810307.png[/icon][sign] [/sign]

+1

11

Стою я в состоянии частичного несостояния — во как завернула, уже и мыслить адекватно не в состоянии! — внезапно у Аарона под боком да нам двоим всё поражаюсь.
Меньше, чем за полчаса, трезвыми, мы умудрились деградировать от привычного «бессовестно ебём друг другу мозги» до «продолжаем ебать, но теперь в другой позе».


Серьёзно, вот вроде бы и стратегии поведения у нас обоих поменялись, и обновился инструментарий: вместо традиционных подъёбок — у нас теперь драматичные паузы, вместо хитрых рож — неловкие улыбочки, ну и поверх всего прочего ещё и эти томные взгляды да (нихуя не) философские изречения добавились… — но всё равно складывается такое ощущение, словно мы, два идиота, до сих пор, как и прежде, натурально дурим.

Хотя, надо признать, метаморфоза преинтереснейшая. Толком я, правда, и не поняла, в чём её суть. Кажется, Кит тоже. Это чувствуется по его аккуратному, неуверенному объятию, и видно по тому, как он старательно меня своей улыбкой пытается будто бы приободрить. 

Понимая не больше его, я сама как-то робко скукоживаюсь, обнимаю себя руками, очевидно, не торопясь обнимать парня в ответ. Хотя всё-таки, вот, признательно слегка (ага, почти всем телом) прижимаюсь к нему взамен.
И, будто заранее извиняясь, тихо говорю:
Я уже придумала...

В подобном заведении что-то другое сложно придумать. Буквально всё окружение диктует — ну пей ты уже, пей. Можешь в перерывах потанцевать, сходить в туалет, пообжиматься с кем-нибудь на тех вон креслах, или вон в той темноте, но обязательно, обязательно попей.
Ну я и предложила выпить. Не такое, что привыкла, и не в таких, поверьте, объемах — так, чисто, чтобы немного забыться, ну и осмелеть. Подумала, что смелость мне сегодня пригодится.
Ведь планы у меня на вечер, не побоюсь этого слова, космические. Не только на вечер, но и на самого Кита.

Мы дружным паровозиком доходим до барной стойки, и я по пути даже успеваю оценить общую обстановку: многие всё ещё сидят за столиками, из-за небольшой площади зала очень близко друг к другу расставленных, но некоторые уже успели, видимо, разойтись по домам — потому что вечер воскресенья, потому что… ну, не мудрено. На стульчиках у бара сидят пара знакомых, которые лично мне, честно, не очень знакомы, в остальном же всё выглядит достаточно безобидно. Даже бармен из постоянных, из местных, знающих. Выпить, словом, мне, мелочи, даст.

Смотри, пойло чисто для тебя. Вангую, что после пары таких шотов тебе станет немного легче. — Презентует мне Кит по всем законам маркетинга "веселую лисичку" (чего у них тут только нет: и уставшая, и хитрая и, знаю, даже голодная есть!), на что я, согласно своему на ходу продумываемому хитрожопому плану, ухмыляюсь — в попытке восстановить нашу прежнюю легкость и непосредственность.
Не собираюсь их восстанавливать полностью, впрочем. Мне понравилось держать принцессу в тонусе.
Всего лишь немного? — наигранно разочарованно, а может и осуждающе, кошусь на него, пододвигая, тем не менее, выставленную на стол стекляшку поближе. Знаю, кажется, пробовала — уверена, что будет полегче.

А мне сейчас действительно хочется, чтобы стало полегче. Ссора с братом лежит где-то там, остатком, на слабеньком моём сердечке, но уже давит не так сильно, как до этого. Кажется, начинает проходить. Залитая шотом, пройдет, думаю, еще быстрее.

Ну, расскажи, какие у тебя планы на вечер? Полагаю, танцевать мы уже не будем, а сил на повтор песни в твою честь у меня не осталось.
Ох уж эта его песня, кстати! Ни стыда, ни совести. Я аж чего-то непроизвольно тянуть лыбу начинаю, погруженная в воспоминания свежей молодости.
Но этого стараюсь не показывать. Говорю же, всё должно пойти по моей задумке! Может, еще до конца не продуманной, конечно, но всё же.
Не знаю, — пожимаю плечиками, не найдя, что же такого по-лисьему умного сказать. — А ты умеешь танцевать?
Ни разу не видела, чтобы Кит что-то подобное вытворял. Разве что, на сцене мог с микрофон поизвиваться, бёдрами своими покрутить, но это, вообще-то, совсем не показатель. Надеюсь.

Но если серьезно. Я вот чего-то сижу и всё думаю, как же мне эту ситуацию исправить. В Дерри я вернулась не просто так, да и осталась здесь сегодня тоже — ведь это момент, чтобы попробовать хоть что-то исправить, хоть что-то перенести... на более высокий уровень. И я решила начать с Кита. Почему бы и нет? Если уж и ебать друг другу мозги, так, может, действительно в новой позе? В совершенно новой.
Интересно, существует ли адаптированная под наши отношения Камасутра? Мне бы сейчас она пригодилась. А то вот я вроде и хочу, вроде и думаю, а как это сделать, не знаю. Не верю ни разу этому хитрюге, не верю в его внезапно проснувшуюся искренность.
Как бы его так по-тихому проверить?

Слушай, ты о чем сейчас думаешь?
Застаёт он меня посреди процесса пробного лакания веселой лисички, да как-то больно внезапно застаёт! Чуть не поперхнулась.
Ну вот что он опять начинает, ну серьёзно?
Недоверчиво рассматриваю его, рядом сидящего да по сторонам старательно зыркающего, и, так ничего и не поняв, вздыхаю.
О тебе.
Как ни в чём не бывало утыкаюсь обратно в своё пойло, обнюхиваю его, языком капельку захватываю, а потом поднимаю, готовенькая и совершенно не виновная, взгляд на Аарона.
И о твоей песенке. Занимательный текст, кстати. — Лыблюсь коварно, одобрительно киваю. Даже настроение улучшилось, смотрите-ка.
А вообще, этот позорный эпизод — сейчас, пожалуй, единственная зацепка.
Как там было? "Ты королева моего мира, ты главная причина, по которой я штат этот выбрал"? До чего... глубоко и многозначительно... и, самое главное, патриотично.

Чувствую, что с каждым следующим лаканием возвращаюсь в прежнее, относительно здоровое состояние. Но сомнения всё ещё сжирают. Прямо вот не могу не смотреть призывно Киту в глаза, не могу у него мысленно не просить: "ну давай, пожалуйста, ну разок проколись... жалко, что ли?".

+1

12

[indent]— Всего лишь немного? - не, ну точно флиртует. Я щурюсь и с интересом рассматриваю Америку, пытаясь сообразить, что за игру она затеяла. Где гроза всех пинчеров, отправляющая каждую мою подачу далеко в поле? Удивительно. На всякий случай спрашиваю о планах, пытаясь вернуться в русло шуток да прибауток, но рыжая непреклонна, — Не знаю. А ты умеешь танцевать? - и уже во второй раз застает меня врасплох.
[indent]- Не, ну если после пары рюмок еще и потанцевать сверху, то может унести далеко и надолго, - неуверенно резюмирую, улыбаясь одними уголками губ, - Сто лет ничем подобным не занимался, - хмыкаю и отвожу взгляд в сторону. В голове почему-то рисуется образ, как мелкая топчется по моим ногам в попытке танцевать медляк. Смехота. Проще уж поднять за талию и навесу её к себе прижимать, чем пытаться в традиционные танцы. Хотя, если рыжая не имеет ввиду что-то в стиле буги-вуги... Не, надеюсь, нет, а то даже представлять страшно.
[indent]Какое-то время мы оба замыкаемся в размышлениях. Периодически поглядывая на Рикки, я ловлю себя на шальных мыслях, в какой-то момент не выдерживаю и задаю странный вопрос. Она удивленно смотрит, моргает, будто не осознает, что рядом с ней сидит тот самый Аарон. А я-то что? Тоже хорош, веду себя не совсем (совсем) непривычно. И не только для рыжей, но и для самого себя.
[indent]— О тебе, - моя очередь закашляться и смотреть на Вуд полуохуевшим взглядом. Чего? На секунду аж дух перехватывает, не знаю, о чем и думать теперь. То ли о сказанном, то ли о её языке в рюмке и невинном взгляде, предназначенном исключительно мне. — И о твоей песенке. Занимательный текст, кстати, - вот те на. Сглатываю, поджимая губы, всё еще смотрю на нее слегка ошарашенно, пытаюсь в себя прийти. Голова аж пухнет от тысячи и одной мысли на заданную тему: это она сейчас стебется надо мной или что?Как там было? «Ты королева моего мира, ты главная причина, по которой я штат этот выбрал»? До чего... глубоко и многозначительно... и, самое главное, патриотично.
[indent]Ладно, лиса, в коварстве тебе не занимать. От неожиданности аж губы в трубочку сворачиваю, сдуваюсь весь, выдыхаю. Бровью веду, смотрю на Америку вопросительно, жду в общем-то продолжения банкета, но никаких новых вводных не поступает. Рикки и сама чего-то ждет. Только вот чего? Чего ты от меня хочешь, хомячок?
[indent]Не тороплюсь пить вторую рюмку и медленно приближаюсь к лицу Вуд, пытаясь рассмотреть каждый мускул на её лице, взвесить все за и против того, что скажу дальше, распознать игру, если она предназначена для меня. Королева моего мира, значит. Подозрительно.
[indent]- И чего это ты вдруг решила спросить? - Почему вообще думаешь об этом? Задерживаю взгляд на её губах чуть дольше, чем стоило бы, перехожу к серо-голубым глазам, в которых без спец-подготовки можно утонуть нахрен. Но моей трехлетней выдержки должно хватить, главное не сорваться в самый неподходящий момент. И чтобы сердце не стучало так быстро.
[indent]— А чего это ты вдруг решил спросить такое у меня? - Рикки парирует уверенным взглядом и приближает моську в ответ. Вот он, шанс!
[indent]Да бля. За спиной раздается внезапный хлопок и я дергаюсь, едва не впечатываясь в Америку, в последний момент упираюсь рукой в спинку её стула и резко поворачиваюсь в сторону звука так, что лицо Вуд оказывается в миллиметре от моей шеи. За нами стоит незнакомый парнишка с хлопушкой в руках и ржет как конь, пока блестящие фантики оседают на волосах, одежде и даже на лицах. Сверлю его взглядом гневно, но все еще молчу. Бля, напугал до усрачки, а мне еще держать лицо надо. Сдуваю с морды фантик и злюсь еще больше. Пиздец, тебя мама не учила не мешать другим людям? Парень хоть и с опозданием, но соображает, что дело пахнет керосином, и быстро смывается в неизвестном направлении весело хохоча.
[indent]- Надеюсь, это был не твой телохранитель.
[indent]Поворачиваю голову к Америке, чтобы очередной раз вскинуть брови и округлить глаза, а в итоге ловлю себя на таком редком в моем мире чувстве - неловкости. Потому что обычно все подобные сближения - это лишь повод отправить меня куда подальше. А тут хомяк вроде и не торопится отбрыкиваться. Казалось бы, бери в оборот, да побыстрее. А я тушуюсь. Напрягаюсь, откидываюсь на спинку своего стула, цепляю пальцами шот и снова заправляю охуевший организм. Никак, блять, понять не могу, чего меня так колбасит?
[indent]- Что-то ты не очень стремишься к радости, - киваю на вторую "веселую лисичку", к которой Рикки даже не думала приступать. Должно быть, в пепле из хлопушки мы выглядим очень забавно. Решаю воспользоваться случаем и под шумок ответить на её последнюю реплику, - В общем, я так понимаю, ты решила принять титул королевы и посвятить себя штату Китов, - не отвожу глаз, прикрывая рот пятерней. А сам покусываю губы в ожидании её ответа, мычу тихонько знакомый уже обоим текст, - Take it off, take it off, let's get it on, get it on, light a fire so sweet, - make the man within me desire the woman in you. Хотя, кому я вру? Меня ведь даже заставлять не надо.

[status]you rock my world[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/810307.png[/icon][sign] [/sign]

+1

13

Для успешного выполнения миссии по смене нашей с Китом позы мне было необходимо, в первую очередь, разведать обстановку: понять, наконец, чего именно он, этот лукавый, добивается, чего он от меня хочет. Насколько искренне, насколько безобидно и, самое главное, насколько серьёзно.
Думала, за него всё скажут его же слова — допрос с пристрастиями, всё-таки, мне казалось, он, без соответствующего опыта, не выдержит. Слабенький духом, надеялась я, проколится, что называется, за здрасти. Только вот по ходу кое-что поняла.

В подобных делах, амурных, нужно действовать креативно. Экспериментировать. Так сказать, разбавлять скучную теорию практикой. Иначе, опираясь лишь на слова, точного результата не получить. Ведь речь можно заранее продумать, — язык у парня, чай, разработанный — и в нужный момент дурачком прикинуться, и отвлечь философскими изречениями, или сладкими песенками. Но тело-то не обманет. Глазки неправильного не скажут.

Вот я и рискнула: когда Аарон потянулся ко мне, потянулась сама к нему в ответ. Сердечко у меня в этот момент, правда, замерло, ухнуло вниз, а взгляд, уже немного затуманенный, словив взгляд парня на моих губах, пустился теперь уже к губам его, так бессовестно и неприлично, как я бы себе до этого никогда не позволила. На людях, да ещё, до чего смешно, с Китом!
Но надо же проверить. Хотя бы разок. Ну?

Только судьбинушка ничего проверить мне так и не дала. Лишь бабахнула по мозгам праздничной хлопушкой, непонятно зачем пущенной в замкнутом, блять, клубном пространстве, серьёзно! Это ж сколько нужно было выпить, чтобы до такого додуматься?!

Я аж с неебического перепуга зажмурилась вся, скукожилась, ручками голову себе прикрыла. И благополучно уткнулась в то, что было передо мной. Куда-то в Кита.
Слышу на фоне чей-то пьяный смех, параллельно чувствую запах мятных сигарет. Вперемешку с далёким отзвуком водки, само собой, и Ааронова, видимо, чисто мужского запашка. Не уверена, правда, ибо раньше вот так вот его, надо сказать, не обнюхивала.
Не уж то в хомяка действительно превращаюсь? Или в собачку?

Не ощущая более рядом опасности, убираю осторожно руки и поднимаю голову, только чтобы лицом к лицу столкнуться с опасностью не меньшей — с объектом своего недавнего обнюхивания, как-то, видно, всю эту ситуацию всё-таки прокомментировавшим (пропустила мимо ушей, как именно). И тут же, почувствовав его напряжение, какое-то неловкое замешательство, смущённо отвернуться.
Вот же ж, и не поймешь его, засранца!

А злостные поджигатели-хлопальщики, решившие над нами, что ли, подшутить, тем временем, во всю получают от бармена по жопе. Устно, конечно, пока что, и то через стойку, за которую он, бородатый и без того грозный, не считает нужным выходить, но получают, причём знатно.
Им, впрочем, уже всё равно — вещички подсобрали и, видно, решили сваливать. Это они так, вероятно, по-особенному попрощались. Может, даже подумали ненароком, что у меня праздник сегодня какой.
Вот придурки. Даже не помахаю им, ржущим, как кони. Пусть знают. Пусть одумаются.

Повернусь обратно лицом к стойке, уткнусь в пойло, но пить, почему-то не продолжу.
Почему-то не захочу.
Что-то ты не очень стремишься к радости, — витиевато выражается Кит, о котором я, в размышлениях, уже будто позабыла, и тут же витиеватость эту свою поясняет — кивком на не тронутую мной стекляшку.
У меня радости и так полные штаны, — горько ухмыляюсь, всё ещё отходя от шока. Испугали, засранцы, реально в штанах теперь много чего — наложенных кирпичей, к примеру. Ну и неприятного осадка тоже. Обломали такой момент, ну вот блять, ну правда, ну зачем?

В общем, я так понимаю, ты решила принять титул королевы и посвятить себя штату Китов.
Чегось?
Поворачиваю на парня медленно голову, и мы снова драматично встречаемся с ним взглядами. Под его очередные сладкие запевания:
Take it off, take it off, let's get it on, get it on...
Это с чего такие выводы, Кит? — не сдержавшись, хихикаю, а затем качаю головой, пытаясь вспомнить, что там в песне было дальше. Так и не вспомнив, возвращаю всё своё остаточное внимание на уже будто родную истеричку-вокалистку, закусываю, как огурчик под водку, губу, — Не скажу, что они совсем не верные, — лучезарно улыбаюсь и, вспомнив про веселую лисичку, следом её же одним махом выдув, заявляю: — Что ж, let's get it on!

Опираясь руками о стойку, встаю, пока ещё ровно, не шатаясь, отодвигаю барный стульчик со скрипом и, под барменовское улыбчивое "мы закрываемся сегодня в час, Рикки, не забудь", приглашаю Кита кивком туда — на импровизированный танцпол. В этом месте, за недостатком  свободных квадратов, периодически отодвигают столы, освобождая тем самым центр зала для пьяных потанцулек. Пьяных танцоров к этому часу уже, конечно, не наблюдается, но ведь ими можем стать мы, правда?
Пошли, давай-давай, — чуть ли не скачу, возбудившаяся, под музыку, оборачиваясь на своего белобрысого кавалера и игриво пальчиком его поманивая.


Have you got colour in your cheeks?
Do you ever get that fear that you can't shift
https://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/328/531250.jpgArctic Monkeys — Do I Wanna Know?

+1

14

[indent] Раз за разом прокручиваю в голове эту сцену: я смотрю на неё и её губы. Она смотрит в ответ и, кажется, тоже на губы. Показалось или нет? А если все же нет?
[indent] Такой шанс проебан. Сижу, двинуться с места не могу, продолжаю глазеть. Просто какая-то дурная навязчивая идея со времен школы. Американская, блять, мечта.
[indent] Тру переносицу, ненадолго прикрывая лицо ладонью. Не то фейспалмлю сам от себя, не то пытаюсь снять наваждение. И никак не могу расслабиться. Напряжение в мышцах не ослабевает, а алкоголь, который должен был помочь, будто в глотке застрял. Ну хоть последним идиотом себя не чувствую, и на том спасибо.
[indent] Кажется, Америка тоже слегка не в своей тарелке, но вот почему? Слишком громко хлопушка сработала или ожидания не оправдались?
[indent] Она игнорирует шутку про телохранителя, но подтверждает кое-какие мысли по поводу «лисички».
Понимаю, рыжая, я сам чуть не родил, хотя вроде и не планировал.
[indent] Но продолжаем мы совсем не об этом.
[indent] — Это с чего такие выводы, Кит? – она смеется, а я улыбаюсь в ответ. Но выдают только глаза – никак не решаюсь убрать лапу ото рта.

[indent] - Просто к слову пришлось, - парирую почти шепотом, не зная, как реагировать. Просто чувствую, что она будто бы ведет свою игру, дразнит и дразнит. Я ведь каждое движение замечаю и запоминаю, а потом заставляю себя по этому поводу слишком много думать. Черт.
[indent] Рикки залпом опрокидывает в себя шот и внезапно зовет меня. Куда? Чего?
[indent] Рыжая? Сама? Зовет?
[indent] А у меня ощущение, будто за галстук взяли и потянули. И я ведусь как кобель на сучку.
[indent] Хотя, постойте…
Yeah Yeah Yeahs - Heads Will Roll
[indent] В баре начинает играть что-то до боли знакомое, разрывное. Америка зовет танцевать. Я тушуюсь. Просто череда событий, которые заставляют меня мысленно послать все свои заебы как можно дальше.
[indent] Черта с два. Я ловлю ритм песни, вслушиваясь в слова, смотрю на рыжую, и понимаю, что её уносит. Крайне внезапно, быстро и очень весело.

http://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/14/31461.gif

Off with your head
Dance 'til you're dead
Heads will roll
Heads will roll
Heads will roll
On the floor

[indent] - Кажется, эту песню сочинили для тебя, - не знаю, слышит ли она, но я все же сползаю с барного стула и делаю несколько шагов навстречу.
[indent] Она во всю увлечена музыкой, вскидывает руки вверх, ловит волну, двигая плечами и бедрами. Я в легкой растерянности лыблюсь на нее как дурак. Неужели это эффект двух рюмочек горячительного?
[indent] Неловко переминаюсь с одной ноги на другую, отчего-то шмыгаю носом, оглядываясь на людей вокруг. Их не то чтобы много, но некоторые пялятся прямо на Рикки. Я вижу в их глазах заинтересованность и даже толику зависти.
[indent] Не каждый может вот так пуститься в пляс у всех на виду. Я вот не могу, нет.
[indent] Но малая манит пальчиком, и я отчего-то сдаюсь, моментально сдаюсь, подходя поближе. Я ведь просто могу постоять рядом, так? Чувствую в её движениях рок-н-ролльные нотки и с наслаждением смотрю, как рыжие волосы разлетаются в разные стороны от резких взмахов головы. Откуда столько энергии, хомячок?
[indent] Не замечаю, как её маленькая цепкая лапка впивается в мое запястье и меня фактически ведут, заставляя делать странные движения руками и размахивать туловищем в разные стороны.
[indent] - И что это за танец? – кричу я ей сквозь музыку, широко улыбаясь. На меня накатывает смех, и я даже жмурюсь, полностью поглощенный моментом. Танцую, если этот обряд экзорцизма можно так назвать.
[indent] Перехватываю руку, чтобы попытаться покрутить её вокруг собственной оси, как в фильмах. И у меня даже получается! Окрыленный успехом, я проделываю это дважды, пока мы захватываем танцпол.
[indent] Рыжая скачет как егоза, я скачу рядом с ней как цирковой пони, ржу – умираю. Возможно, прямо сейчас нам требовалось именно это – множество произвольных движений, складывающихся в зажигательный танец двух тел. Чтобы выдохнуть, расслабиться, отвлечься.
[indent] А я ведь и правда чувствую, что былое напряжение ушло. И пока рыжая нас танцевала, я даже успел забыть, что мы не вместе. А вот это уже не так безоблачно.
[indent] Только хотел расстроиться, как Рикки внезапно начала лететь в сторону. И я интуитивно потянул её за руку к себе, раскрывая объятия, в которые девушка стремительно упала. Пришлось согнуться в три погибели, но рыжая все равно стояла на носочках, а я придерживал её за талию, прижимая к себе почти вплотную.
[indent] Даже не заметил, как зажигательная музыка оборвалась, уступая место чему-то куда более личному.
Arctic Monkeys — Do I Wanna Know?
[indent] Я смотрю на нее, молчу. Взглядом бегаю по её лицу, но никак не могу остановиться, задержаться на чем-то одном, жмурюсь, опуская подбородок, и мотаю головой сам себе.
[indent] - Привет? – спустя несколько секунд я перестаю стесняться своей довольной физиономии, и мы замираем под трек, который будто написан про нас. Но осознаем ли мы это?

Are there some aces up your sleeve
Have you no idea that you're in deep

[indent] Я чувствую, как бьется её сердце, я знаю, что мое стучит еще быстрее. Такое странное чувство, но я отчего-то совсем не жду подвоха.

[status]you rock my world[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/810307.png[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Aaron Keat (2021-03-23 15:59:59)

+1

15

Что первично — уверенность или танцульки? Или, может быть, стыд?

Не нужно быть доморощенным Аристотелем, чтобы понять: в данной ситуации всё же первичен алкоголь. Да, это, конечно, тебе не великая пракурица, снесшая яйца твоей убогой американской жизни, но и не просто минеральная водичка. Это топливо для твоего ржавенького двигателя, это та заветная монетка, которая падает в твой внутренний музыкальный автомат и воспроизводит даже самые заигранные пластинки. Особенно самые непопулярные и неприличные.

Вот у меня заиграла одна такая. Где-то на фоне, правда, пискнула природная девичья застенчивость, но она, как всегда, тут же мной благополучно пресеклась. Не хватило её, слабенькой, затюканной, для борьбы с моим слепым эго. Знает она, что как только выглянет из-за угла, тут же получит больно по жопе, как это и бывает последние, не соврать бы, семнадцать лет.
Зашугала её я хорошенько, конечно. И вот вроде бы всегда где-то рядом, напоминает о себе время от времени, светит личиком, но, должно быть, ни разу из-за угла полноценно так и не выглянула.

Потому что вредно, я считаю. Потому что надо сначала попробовать, а потом уже смотреть — стесняться или нет. Там, поди, может, и уверенность появится. Или что ещё.

С этими мыслями в голове, начинаю уверенно извиваться в сторону танцпола. Не гляжу по сторонам, в тайне боясь застесняться, полностью фокусируюсь на виртуозной хоббитской волне. На мгновение даже словно забываю о своем горемычном ухажере, которого, впрочем, сама же, оказывается, за собой тяну.

 И что это за танец?
Слова его как будто переплетаются со словами песни, и я начинаю тоже со всем этим переплетаться. В прострации вожу нашими руками в разные стороны, волнами, чудовищными зигзагами, и крикаю куда-то вверх, даже уже не пытаясь удержаться на носочках:
— Танец души! — выходящей из бренного тела, судя по всему.
Кит задумку сразу же понимает, начинает помогать.
И после такой резвой помощи, скажу я вам, из тела может выйти не только душа!

Но это всё лирика. Тошнить я тут не собираюсь. По крайней мере, для этого мне нужно сначала остановиться. Или упасть, что я и, собственно, в буквальном смысле стремлюсь сделать. Только вот физику ломает вездесущий и отчего-то ловкий Кит.
Да так ломает, что аж дыхание перехватывает.

...

Наконец, я слышу всё. Каждое его следующее слово и, кажется, даже каждое предыдущее, которое в состоянии опьянения (не только алкогольного) я до этого пропустила мимо ушей.

...эту песню сочинили для тебя.А эту? Для нас?

Слышу даже стук собственного сердца — мысли, правда, ни одной. У Аарона, видимо, тоже. Только его в любой другой ситуации неловкое, но сейчас совершенно втемное "Привет?" бьется в новом ритме у меня в голове. Переплетаясь с текстом, к которому, к слову, я вообще, должно быть, впервые в жизни прислушиваюсь.

Привет. — Медленно принимая вертикальное положение, не сводя глаз с того, кто меня в это положение вводит, нерешительно отвечаю я.
Возможно, иной раз в столь абсурдной ситуации я просто взоржала бы. Этот непонятный диалог, эта довольная, но загадочная рожа передо мной — казалось бы, все располагает к привычным подколам и издевательствам. Но что-то вдруг не даёт мне этого сделать. То ли местная атмосфера, темная, немного гнетущая, то ли моё тёмное, гнетущее настроение после похорон, то ли... тёмное, гнетущее притяжение, между мной и Китом, все это время, вопреки моим детским капризам, нараставшее и нараставшее, и, наконец, мною действительно замеченное только сейчас. В словах этой песни, настолько простых и понятных, знакомых, что аж жуть берет. А может и не жуть, конечно.

Прислушиваясь к песне, отдающейся в сердце и, в своей клубной громкости, пожалуй, ещё и где-то в печенке, осторожно поднимаю взгляд на Аарона — на свой длинный стройный поплавок, за который я лапками цепляюсь в этом море убийственных битов. Гляжу ему прямо в душу или, лучше сказать, в голову, и теперь мне, дуре, почему-то кажется, будто это он мне сейчас напевает, а не кто-то другой.

(Do I wanna know?)
If this feeling flows both ways

А теперь вместе с ним напеваю и я. Да ещё и невзначай чего-то начинаю под текст пальчиками по руке парня кучерявить, водить то ли кокетливо, то ли действительно искренне вопросительно. Не зная, куда деться, как танцевать — как близко танцевать. Что можно себе позволить?
Поднимаю снова взгляд на Кита как бы спрашивая разрешения. Ещё не знаю, на что, конечно, но спрашиваю, наклоняя голову в сторону, к плечу, и медленно проводя невзначай рукой по той его руке, что всё ещё меня придерживает.
Адреналин просто сжигает всё внутри, алкоголь только распыляет ещё сильнее. Биты задают ритм, сердце этот ритм сбивает.

Так достаточно ли я смела? — спрашиваю себя снова и снова, не решаясь сделать что-то ещё, шагнуть ещё дальше, позволить ещё больше. Лишь руку не убираю. Она до сих пор исследует обстановку, щупает землю, чтоб вдруг не попасться на какую мину, или даже обыкновенную какашку.

Do you wanna know? — тихонько начинаю напевать я, под текст песни, осторожно приближаясь к Киту. Настолько осторожно, что, даже можно сказать, неуверенно. Свою хоббитскую волну и ту не запускаю, внутреннюю свою егозу на ходу буквально останавливаю. Запускаю взамен шаловливую ручку парню за спину, пробую слегка прижаться к нему, в танце, разумеется, в самом невинном, на который только способна, но зрительного контакта так и не разрываю.
Вот это я сейчас деликатна! С чего бы это? Неужели мне не все равно? Неужели я боюсь всё испортить?

Меня раздирает между разумным стремлением прервать это безобразие во благо светлого будущего и не очень разумным желанием затащить Кита куда-нибудь в темное помещение да, наконец, снять это напряжение к черту. По внутренним ощущениям (и по тому, как я в следующую минуту, кажется, начинаю тянуться к Аарону еще ближе) могу сказать, что скорее раздерусь в сторону второго.

Do you want me crawling back to you?

+2

16

[indent] Если мне вдруг доведется перед смертью прокрутить жизнь перед глазами, то, определенно, Рикки достанется приличная доля слайдшоу. Начиная первым знакомством, нашими ссорами и гадким поведением обоих. Продолжая моими попытками охамутать её, поцеловать или даже просто пощупать. Включая этот вечер. Который вроде как не должен был превратиться в дикие танцы и вот это вот всё, но… она сейчас так близко – а я еле держусь, чтобы не выкинуть одну из своих дебильных штук с риском завершить наше общение именно этим эпизодом.
[indent] Не хочу испортить момент и надеюсь, будет еще что вспомнить. Чуть позже. Бля.
[indent] Б_л_я. Не могу оторваться, смотрю на неё как идиот, чувствую себя аналогично. И это её скромное, но в то же время томное «привет» в ответ. С неохотой даю рыжей немного свободы, но из цепких лап не выпускаю. А она и сама не торопится убирать руки, заставляя меня нервничать чуть больше положенного. Чуть сильнее, чем я мог вообразить.
[indent] Do I wanna know?
[indent] If this feeling flows both ways

[indent] Я вслушиваюсь в текст песни, замечая, как её губы двигаются в такт каждому слову. Сам произношу по слогам. Въезжаю правда не сразу, увлеченный поглаживаниями, но когда понимаю, то нервно облизываю губу, чуть крепче сжимая пальцы на спине Америки.
[indent] Она явно чего-то добивается, но чего? Чего может хотеть от меня та, кто вечно отшивает? Улыбка пропадает с лица, и я смотрю на неё серьезно, даже слегка встревоженно. Впрочем, испуга моя морда не вызывает, да и Вуд смена настроения ни капли не смущает. Она как будто продолжает провоцировать меня, прикасаясь так, что начинает сносить крышу.
[indent] — Do you wanna know?
[indent] Кит, ты вообще в порядке? У тебя все норм?
[indent] Нет. Категорически, ни-ху-я.
[indent] Я понимаю, что возбудился, и начинаю стесняться, думая только о том, как бы не наброситься на неё прямо здесь и сейчас. Включаюсь в медленный танец, который в нашем случае больше похож на потаптывание Шваца и Де Вито из стороны в сторону. Мне даже не в падлу сгибаться в три погибели рядом с ней, и я почти моментально реагирую на её невинную (невинную ли?) попытку прижаться, сгребая Америку в охапку. Нависаю над ней стеной, не отрывая взгляда. Ты хотя бы понимаешь, что ты сейчас делаешь, хомячок? Чувствуешь?
[indent] И пока я борюсь с желанием сорвать с нее одежду и зарыться носом в шею, она на последних аккордах песни рвет меня на кусочки.
[indent] — Do you want me crawling back to you?
[indent] - Черта с два, - недвусмысленно выдыхаю ей прямо в ухо, нащупывая тонкую полоску кожи, и бессовестно запускаю руку под майку, скользя пальцами вдоль позвоночника. Псина во мне предлагает разорвать хомяка в клочья, а я отчаянно сопротивляюсь, отгоняю этот дурман, сам с себя охуеваю.
[indent] Бля, Кит, вот же она. Сама. Здесь. Сейчас. Бля, взял и взял. Ну хуле ты делаешь?
[indent] А я не знаю, хуле. Я, блять, не в себе, судя по всему. Жмурюсь, кое-как заставляю себя отстраниться, чтобы не упираться пахом ей в живот, убираю нахальную руку.
[indent] Ебанутый, ей богу, ебанутый.
[indent] Не смотрю на нее, отвожу взгляд на толстого чувака посреди танцпола, который уже начал зажигать под новый трек. Веду пальцами по волосам, зачесывая их назад, и одними губами произношу какое-то ругательство, сочиненное на ходу.
[indent] - Я курить, - выплевываю нервно куда-то в сторону, - идешь? – предлагаю на автомате, абсолютно не думая о том, что маленьким девочкам вроде нее вообще лучше бы не увлекаться подобными делами.
[indent] Еле соображаю, всё еще находясь в возбуждении, но иду впереди только чтобы не видеть её, только чтобы не усугубить ситуацию и не решить вдруг, что она реально меня соблазняет. Потому что… Какого хуя? По пути останавливаюсь у бара и беру две бутылки пива – себе и ей. Нервничаю. Даже не замечаю, как закусываю десну слишком сильно, пытаясь справиться с собственными демонами, чувствую во рту солоноватый вкус. Но это отвлекает. Еще как.
[indent] Оказавшись внутри курилки я достаю сигарету, поджигаю и протягиваю рыжей пачку. Молчу, всё еще молчу, забирая с импровизированного столика алкашку, делаю глоток. В помещении на удивление пусто. Ни один разговор не мешает тишине вокруг, которую я все же решаюсь прервать.
[indent] - Хорошо танцуешь, - бросаю почти без эмоций, но вскоре не выдерживаю и ловлю её взгляд. - Ты сегодня какая-то другая, - чуть погодя, пытаясь осмыслить происходящее. - Всё нормально? - сдаюсь, наблюдая за выражением её лица.

[status]you rock my world[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a3/fe/333/810307.png[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Aaron Keat (2021-07-01 21:11:46)

+1

17

Уши никогда не были моей эрогенной зоной, честное слово! Сколько бы раз мне в них томно ни дышали, как бы чувственно меня за мочку ни покусывали, всё без толку — совершенно, знаете, не возбудительно. Энди в своё время возмущался по этому поводу: изворачивался весь, через пот и слезы мат искал у меня хоть какие-нибудь чувствительные, ну или на крайняк болевые точки, но нервные окончания мои всё не поддавались и не поддавались.

А в этот раз чего-то поддались. То ли потому, что мне их уже натренировали, то ли потому, что натренирован оказался он. Может быть, впрочем, дело и вовсе не в тренировках. Я уже и не знаю, в чём именно.

Ясно одно: стоя вот так, в объятиях согнутого надо мной Кита, я ощущаю каждое его прикосновение, каждый его вздох, каждое его даже самое незначительное движение, и от этого у меня всё дальше и дальше едет крыша. В переносном смысле, конечно же. Хотя, ещё немного и, кажется, я действительно окажусь в крайне бедственном положении. От его действий и от его непонятных слов.

Вцепившись крепко-крепко в Аарона, я замираю, жмурю глаза. Чувствую чужеродную лапу под майкой, горячую, чуть ли не обжигающую, и от неожиданно приятного прикосновения прижимаюсь ещё ближе, непроизвольно прогибаюсь спиной. Пальцы впиваются в его рубашку, и даже в майку под ней, а потом собираются в кулачок, крепкий-крепкий, такой, какой не позволит мне сделать ещё больше. Наверное. Надеюсь.

Ибо начинаю чувствовать не только его руку. Мой живот начинает чувствовать что-то определенно другое. И я не отстраняюсь, как ни странно, не меняю, так сказать, положение, а лишь нескромно прижимаюсь ещё сильнее, постепенно, сама того не замечая, опускаю свои кулочки всё ниже и ниже.

Но тут все страсти быстренько утихают: Кит отстраняется, забирая заодно своё тепло и прерывая своё горячее дыхание, а я отшатываюсь в небольшом ахуе в сторону. Мне не хватает концентрации, чтобы посмотреть ему в лицо, я лишь тупо пялюсь куда-то вниз, возможно, на его ноги, всё ещё слегка протягивая руки вперед. Тут же их одергиваю, начинаю блуждать взглядом по сторонам, толком ничего не видя.

Я курить.
Его голос прямо отрезвляет меня. Музыка и та кажется уже не такой громкой, как прежде.
Идешь?

Не сразу соображаю, что к чему, а когда соображаю, Кит уже поспешно ретируется к барной стойке. Что-то там ещё заказывает, а я смотрю ему в спину, все ещё пошатываясь на том же месте, с готовностью в любой момент пошатнуться в его сторону. И в итоге успешно пошатываюсь, опустив взгляд в пол, вслед за ним, в сторону курилки.

Всё, разумеется, по классике жанра, как в тумане, и даже пачка сигарет, протянутая бессовестно мне, мелкой, следом, будто бы мне не знакома, не понятна. Пару секунд рассматриваю её у себя в руке, но закурить не решаюсь — то ли не хватает мозгов, чтобы вспомнить, как это делается, то ли просто не хочется. Всё внимание устремлено на парня рядом, но я это стараюсь особо не показывать. Немного неловко, да и, видно, опасно.

Хорошо танцуешь, — бросает он будто бы невзначай, а я тут же вскидываю бровь кверху и чуть ли не возмущенно стреляю взглядом в него, такого бессовестного.
Меня хватает только на это — внимание снова падает куда-то в ноги. Ведь встретившись взглядом с ним, мне чего-то вдруг стало не по себе.
Ты сегодня какая-то другая. Все нормально?

Я бросаю на него осторожный взгляд, даже немного испуганный, что ли, недоверчивый, и вздыхаю. Кручу-верчу пачку сигарет в руках, то открывая, то закрывая картонную крышку от стресса, и отхожу немного в сторону, к окну. Выглядываю в ночь сквозь грязное стекло, облокачиваюсь животом о подоконник и нависаю над ним, уперевшись руками, серьезно задумываюсь.

Нет, не нормально, — тихо, медленно говорю я, и бросаю на него взгляд из-за плеча, — из-за тебя теперь точно не нормально. Ну и там ещё по мелочи.

"По мелочи" — это я имею в виду, конечно же, насилие, проблемы в семье, смерть отца, ссору с братом и ещё много чего, сейчас для меня почему-то не имеющего никакого значения. То есть имеющего, но в перспективе, на более или менее постоянной основе. Сейчас же меня беспокоит кое-что другое. Может быть, поэтому и говорю об этом всем так легко и безразлично:

Папа умер. Не знаю, сказал тебе об этом Этан или нет. Но он умер, да. Мы ездили домой его хоронить.

Хорошо, что я все еще стою к Аарону спиной — не хотелось бы, чтобы он увидел, как я сейчас непроизвольно свела брови в этих своих дохуя глубоких переживаниях. Глубоких, наверное, потому, что одновременно с болью от утраты отца в моём сердце поселилось ещё и желание. Пока не могу объяснить, какое. Хочу понять.

С этой целью оборачиваюсь, разглядываю Хэдли пару секунд и, жестом попросив передать бутылочку алкогольного, запрыгиваю на подоконник. Без особых эмоций тяну на себя колечко, пиво пшыкает, немного вылезает из краев, и я спешу эти края, так сказать, подсушить. Стараюсь держать все свои позывы при себе. Лишь с интересом заглядываю парню в глаза, наклонив слегка голову к плечу. Попиваю и жду реакции.

Сейчас вообще очень многое происходит, — облизнув губы, обобщаю я. Всё ещё смотрю на Кита в полутьме, надеясь, что она-то скроет мои настоящие мысли. Раз уж я сама, кажется, их не способна скрыть. — Прямо сейчас. Вот здесь. — Постукиваю себя шутливо по груди, там, где бьется мое бесстыдное сердечко, и не могу сдержать ухмылки. Возможно, слегка горькой, но всё же.

Так хочется, чтобы он меня пожалел. Ненавижу, когда меня жалеют, но сейчас мне оно так нужно. Как будто эта жалость позволит мне сделать то, на что я никогда раньше не решалась.

Мне нужен зеленый свет. Всего один сигнал, всего одна подсказка. Дай мне уже карт бланш, Аарон, ну дай.

+2


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [15.03.2020] derry, young bloods


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно