США, ШТАТ МЭН, ХЭЙВЕН // ДЕРРИ 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь

— из-за событий в мире, вернулись в камерный режим — и играем. 13.03.2022выходим из спячки — запускаем рекламу и пишем посты!
пост месяца от Emily Young Рядом не было никого, кто был бы ей хоть сколько-нибудь близким, и это чувство зарождало болезненную пустоту внутри нее...
нужные персонажи соулмейт, два в 1

Q1 [12.04.20] — ГМ Q1 [14.04.20] — Дэниэл Q1 [10.05.20] — Дани Q1 [18.05.20] — ГМ Q1 [31.05.20] — Ал

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » i found you


i found you

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

I FOUND YOU

https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/160/461228.jpg

Renji — Toki
16 сентября 2009 • хэйвен - дерри


Then we wished them all a happy birthday
We kissed them all goodnight

The Birthday Massacre - Happy Birthday

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/160/65461.gif[/icon][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">Торкель Киттельсен</a>, 17</lzname> <plashka>бедовый</plashka>[/lzname][]хэйвен; не убоюсь я зла, ибо <a href="https://nevah.ru/profile.php?id=104">ты</a> со мной[/][status]the darkest hour[/status]

Отредактировано Torkel Kittelsen (2022-03-04 21:32:23)

+1

2

[nick]Renji Serizawa[/nick][status]the lightest minute[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/104/977669.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/104/879675.jpg
[/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=400#p47034">Ренджи Серидзава</a>, 15</lzname> <plashka>бедовый</plashka>[/lzname][]хэйвен: согрей своим теплом, <a href="https://nevah.ru/profile.php?id=160">освети </a> мне путь во тьме[/]

Солнечный свет пробивался сквозь густые кроны деревьев, выстроившихся в ряд у панорамных окон. Лучи заигрывающе плясали в листве и каждый раз при более настойчивом порыве ветра попадали в лицо, вынуждая щуриться. Подперев ладонью щеку, Ренджи сидел за партой в среднем ряду прямо посередине пустой классной комнаты и задумчиво смотрел на высоченное голубое небо, украдкой выглядывающее меж исполинских зелёных сторожил. Пальцы другой руки лениво крутили карандаш, проворно играя им, словно бывалый фокусник.

Ссадины на худых костяшках уже практически зажили, а царапины и подавно. Вот только тело всё ещё ломило от застарелых синяков и ушибов да левый глаз до сих пор плоховато видел и сейчас отдыхал под чёрной повязкой, спрятавшись за длинной челкой. Ренджи пришлось подстричься - срезать свои длинные волосы, которые он, похоже, зачем-то отращивал в прошлой жизни, о которой ничего не помнил, но чувствовал, что это было очень важно. Так настояли родители Роксаны, его новые опекуны. Хоть учитель Ник и наставлял слушаться всех взрослых, особенно, его новую семью, Ренджи всё-таки упёрся в то, что не будет ходить коротко стриженым, потому что хочет быть похожим на отца, которого «узнал» совсем недавно и со старой фотографии, вручённой опекунами месяц назад. Может, именно поэтому он и отращивал волосы с самого детства, что так было принято в его семье? Что ж, дядя - отец Рокси - согласился на уступку, и они сошлись на длине чуть ниже плеч: в три раза короче, чем было! Но Ренджи считал это соглашение своей маленькой первой победой в мире взрослых и очень гордился ей.

Осталось только привыкнуть к этому самому миру взрослых да и миру вообще…

В школе он пробыл уже два понедельника - полторы недели, - а сегодня среда. Так как он очень сильно отставал по знаниям и навыкам социализации от своих сверстников, то определили его в специализированный класс. Вроде и обидно, что как-будто отсталый, а вроде даже и хорошо, потому что не надо контактировать с огромным числом подростков и детей, ходить в столовую и вообще курсировать по территории школы от кабинета к кабинету. У него было своё особое расписание, учителя сами приходили сюда для выдачи и проверки заданий, а в остальном ребята здесь занимались самостоятельно. И даже обедать разрешалось именно здесь, видимо, чтобы избежать лишних конфликтов с задиристыми школьниками. А Ренджи уже пару раз успел заметить краем глаза сцены унижений чуть более старших ребят одноклассниками Рокси. Наверное, у старшеклассников это нормально - самоутверждаться за счёт тех, кто не в состоянии ответить.

Странно, но его самого пока что никто не трогал, а ведь он уже несколько раз совершенно случайно проходил мимо этих хулиганов - либо из туалета, либо из библиотеки, либо из класса. Наверное, всё дело было в его каком-то невероятном умении сливаться с тенью и казаться несуществующим. Один из тех навыков из той самой жизни, которая оставалась за завесой пустоты и беспросветной тайны.

Ренджи глубоко вздохнул и снова зажмурился от попавшего в глаз настырного солнечного лучика.

»Так тепло…» - он подставился свету, поворачивая голову чуть больше к окну, чтобы тень от натянутого капюшона позволяла осветить и согреть куда большую поверхность лица.

Сегодня его день рождения. Середина сентября - тёплого и уютного осеннего месяца. За этот год Ренджи понял, что ему нравится золотой сезон куда больше остальных. Но, может, неправильно судить о чем-либо за столь короткий срок? Для него же этот год был очень длинным, считай, целая жизнь. Та, которую он познавал в некоторых моментах чуть ли не с нуля. Ведь по сути он и правда будто бы жил лишь год - очень странные ощущения и, наверное, всё-таки клевые. Особенные… потому что ты и сам как-будто особенный.

Ну да… в классе для особенных.

Которых, кстати, сегодня что-то и не наблюдалось, а ведь уже скоро время обеда. Вообще помимо Ренджи в этом классе училось ещё четверо, что даже славно - никто особо никому не мешает да и контактировать необязательно и привыкнуть быстрее к чужим людям проще будет. Социализации тут, правда, никакой - учитель Ник был бы недоволен. Наверное… зато Ренджи мог сказать, что у него появились знакомые - шестеро ребят и девчонок, считая кузину, с которыми они оказались втянуты в кровавую историю, о которой сейчас в школе то и дело шушукались, а они сами, кажется, превратились в кого-то вроде местных звёзд. Но не Ренджи - его по-прежнему никто не замечал, чему мальчишка был откровенно рад.

Правда, хотелось бы, чтобы один человек все-таки замечал его почаще. Сегодня Ренджи уже проходил мимо, когда возвращался из библиотеки. И они впервые встретились взглядом, и Ренджи ему неосознанно улыбнулся во все тридцать два, а потом тут же смущённо отвернулся в другую сторону, как-будто так и нужно было.

«Только бы он не решил, что я совсем дурак…» - Карандаш беспощадно и нервно грызли зубы, пока Ренджи, даже не замечая этого, смотрел уже сквозь задачки в учебнике алгебры. - «Зачем я отвернулся? Ещё подумает что-нибудь не то…» - И в памяти вдруг вспыхнул момент поцелуя, а на щеке явственно ощутилась фантомная тяжесть чужих губ, и Ренджи вдруг упал лицом в стол, закрываясь руками. - «Ааааа, почему я вспомнил это? Почему так щеки горят? Но какой же он крутой - такой суровый и смелый, прямо, как самурай. Вот бы и мне таким стать.» - Мечтательно вздохнул, поворачивая голову вновь к окну и подставляя лицо ласковым солнечным лучам, заигравшимся с листвой.

Отредактировано Kurosawa Ren (2022-03-05 01:22:06)

+1

3

Angelo Badalamenti - Laura Palmer's Theme
Солнце слепило глаза – его луч разрывался частым паническим дребезгом. Торкель открывает глаза, разбуженный будильником, щурится, смотрит сквозь скрещенные ресницы и понимает, отчего утреннее солнце мигало, точно диско-шар. Чёрный мотылёк, перепуганный инородной средой – средой тепла и света – торопливо бился о стекло, не зная, куда ему лететь, в какую сторону навострить тёмные пегие крылышки, лишь бы найти приют до следующего заката. На нижних этажах какая-то возня, но не беспорядочная, не чересчур громкая и не сумбурная – в движениях слышалась размеренность, в шагах относительная ровность. Тор вздыхает – он искренне надеется, что ему это не показалось, и поднимается с кровати, сдувая с носа спутанные кудри.
[indent]Мотылёк будто чувствует его присутствие. Он замирает симметричной кляксой на стекле, пытаясь притвориться кусочком грязи или жухлым листиком, прилипшим к окну – Торкель поднимает взгляд на пушистое укрывистое полотно таких же мотыльков с пухлыми брюшками и сонно движущимися антеннами усиков, напоминавших пушистые пипидастры. Они заняли собой стык двускатной крыши, и Тор, недолго думая, накрывает бедную маленькую образину ладонью, аккуратно сгребая в просторную клетку пальцев, и отпускает встревоженное создание, не успевшее сбить пыль с крыльев о ладонь. Мотылёк возвращается к своей колонии, теряясь в ненадолго замешкавшейся массе его собратьев, а после всё затихло. До вечера они не проснутся и Торкель им искренне завидовал.
[indent]Дом вздыхает, приветствуя юного хозяина. Желает доброго утра размеренным гудением водопроводных труб, пока он приводит себя в порядок в ванной комнате – Торкель здоровается в ответ, оглаживая мокрой ладонью покрывшийся тёплыми каплями кремово-белый кафель в душевой кабине. Волосы чуть мокнут на затылке, основная масса же остаётся сухой, забранная в плотный узел на макушке – в сонную голову лезет воспоминание о странном сне. Сон казался тогда реальным настолько, что не возникало даже сомнения в подлинности творящихся событий – сияние луны, отразившееся в загадочном взгляде из-под нависших, томных век, блеск каролингского меча, вдруг сменившегося на тихий шёпот над ухом, оказавшимся его собственным, ощущение улыбки под собственными губами, и чувство безграничной безопасности и спокойствия.
[indent]Дрожь прошлась по плоскому, чуть запавшему животу. Предупреждая возможные последствия слишком вдумчивого следования за соблазнительными ласковыми образами из подсознания, Торкель резко выкручивает рычаг холодной воды, обдавая себя ниже шеи ледяными брызгами. Хочется воскликнуть от такого контрастного душа, но он лишь часто моргает, думая, что теперь-то он, наконец, проснулся. Возня на первом этаже, в кухне, где ещё сто лет назад хозяйничала только прислуга, стала слышаться явственнее – а в нос, помимо ненавязчивого запаха геля для душа,  ударяет запах чего-то печёного, но не жжёного.
[indent]Мама пришла в себя и решила приготовить завтрак?
[indent]– Ма?
[indent]Женщина неторопливо, будто немного заторможено, хлопотала на кухне – Тор, переодевшийся в чистую, свежую, но немного мятую одежду, застыл в дверях, растирая мокрый затылок. Утро бабьего лета веяло лёгкой прохладой сквозь приоткрытое окно.
[indent]– Кофе? Я себе сварила слишком много, – предлагает Шарлотт, оглядываясь на сына – у обоих ленные взгляды, застывшие друг в друге в лёгком безразличии с чуть заметной ноткой аристократической надменности. Палмеровский взгляд – но Тор кивает, зная, что ничего предосудительного этот взгляд не несёт. Если несёт хоть что-то вообще.
[indent]– Купишь мне сигарет после школы. И пива – я знаю, что тебе продают.
[indent]– Может, хотя бы сутки побудешь трезвой?
[indent]– Может. Я ещё не решила.
[indent]– Сигарет возьму.
[indent]Ответом служит чуть раздражённый вздох и многозначительное молчание – люди в этой семье умели, как никто, общаться жестами и закатываниями глаз, понимая чужое настроение с полувздоха. Торкель в безмолвии пьёт кофе, заедая яблочным пирогом. Потом берёт деньги, оставляя полотенце на спинке кухонного стула – снаружи ждал велосипед, на вешалке в коридоре, расчерченном узорами старого витража, висел чёрно-бело-красный свободный свитер и почти пустой рюкзак. Внутри – лишь пара тетрадей, бумажник, книжка с иллюстрациями Артура Рэкхема и шариковая ручка с карандашом. Мысли о рисунках и сказках, которые следовало сдать сегодня в библиотеку школы, наводят на воспоминания о неуловимом изяществе, которое он, определённо, видел прежде не только во сне, но и наяву. Тоненькие крылатые юноши из мира фей, их заигрывающие раскосые взгляды, и яркость белоснежных искренних улыбок с толикой лукавства – Тор думает о них всю дорогу до школы, заслушавшись новой плёнкой в кассетном плеере, которую ему дал на оценку сын пастора Морроу – Ривер. Но думает парень вовсе не о том, как отблагодарить за хорошую музыку, отбивавшую ритм в наушниках – Торкель никак не может сбросить с губ ощущение, будто им хотелось кого-то поцеловать. Странно – для него слишком странно; и почему-то ему кажется, что это напрямую связано с уже почти выветрившимся из головы сном.
[indent]Школа встречает его разбежавшимися врассыпную детьми и целенаправленными сплетнями, шушукающимися у Торкеля за спиной. С момента инцидента прошло чуть больше двух недель, а домыслы и красные словечки, дополнявшие истории якобы очевидцев и их дальних родственников по линии свояченицы,  всё ещё были предметом его личного дискомфорта – впрочем, едва ли кто-нибудь заметил бы это в странном однокласснике-переростке.
[indent]Библиотека дышит шелестом страниц – расставаться с книгой не хотелось, и библиотекарша с чуть заметной улыбкой это заметила, но продлить бронь не предложила; впрочем, Тор знал, что если бы он попросил, то эта женщина бы ему не отказала. Рассудив, что он опаздывает на факультатив английской словесности, парень торопится скорее выйти из библиотеки и добраться до своего шкафчика, чтобы забрать нужные книги – но что-то заставляет его обернуться, пока он возится с замком, будто кто-то невидимый нежно вздохнул над ухом; совсем как во сне. Торкель оборачивается и видит перед собой – ожившую иллюстрацию из книжки. Лёгкое мгновение широкой счастливой улыбки, которое мерещится двадцать пятым кадром, поскольку почти тут же оно исчезает – желание идти на уроки отпадает напрочь.
[indent]Ренджи, оказавшийся мальчиком, прячет лицо, случайно или намеренно – Тор не может разобрать, как и не может улыбнуться в ответ; мышцы будто заклинивает, и лёгкий паралич осознания сковывает тело. Мальчик сегодня ему снился. Может, не один лишь он, но в том числе – теперь Торкель совершенно был в этом уверен. Хочется пойти следом, шпионя, но он осаживает себя, думая, что это странно, неприлично и вообще – Ренджи всего четырнадцать, насколько он знал из не самых достоверных источников. Мог и ошибаться, но лёгкость и хрупкость вкупе со смущением и неловкостью в новой обстановке толкают на то, чтобы найти паренька в стенах школы – хотя бы ради того, чтобы сказать «привет».
[indent]– Привет. Можно?
[indent]В классе не было никого, не считая Ренджи и тёплого солнечного света с персиковым оттенком, чуть напоминающим закат, даром, что солнце сегодня ещё даже не достигло своего зенита. Тор топчется у входа, заложив ладони в задние карманы джинсовых брюк, чуть поддев вверх свитер – удостоверившись, что его заметили, он проходит внутрь, предварительно оглянувшись через плечо. Учителя нигде не было – хорошо.
[indent]– Как ты?
[indent]Картинка почти поражала своей композиционной чистотой и правильностью – будь у Торкеля Polaroid с чёрно-белыми кадрами, то обязательно бы запечатлел её на глянце фотореактивов. Он проходит к ряду парт, выстроенных вдоль вытянутых широких окон, и облокачивается об одну из них – ту, что была от Ренджи по диагонали.
[indent]– Никто не обижает?
[indent]Вопросы звучат странно, как будто безучастно, но любой, кто знал Киттельсена хотя бы немного, понимал, что если бы ответ его не интересовал, то и вопрос не прозвучал бы вовсе. Но Ренджи тут новенький – совсем один в классе отстающих детей со своими особенностями, и отчего-то Тору казалось, что мальчику тут совсем не место; ведь он успел чуть-чуть узнать его.

[status]the darkest hour[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/160/65461.gif[/icon][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">Торкель Киттельсен</a>, 17</lzname> <plashka>бедовый</plashka>[/lzname][]хэйвен; не убоюсь я зла, ибо <a href="https://nevah.ru/profile.php?id=104">ты</a> со мной[/]

Отредактировано Torkel Kittelsen (2022-03-05 20:18:09)

+1

4

Brutus - Not caring

Внезапный спокойный голос, будто лишённый эмоций, взрывает тишину, врываясь в его собственные мечты. Ренджи вздрагивает и резко выпрямляется от испуга. Карандаш и ещё пара авторучек падает на пол. Он сталкивается взглядом с внезапно объявившейся высокой фигурой, неловко топчущейся на пороге, будто воришка, замышляющий что-то неладное.

- П-привет… - только и вырывается неловкое приветствие. Ренджи нервно улыбается и нагибается, чтобы поднять с пола упавшие канцелярские письменные инструменты - а внутри всё трепещет, - и надеется, что старший не решит, что он какой-то совсем уж неловкий идиот. Так глупо. Так неловко. Божечки, почему так жарко и тревожно? Сердце так и колотится. Заходится истеричным мотыльком в груди, зажатым рёбрами, словно прутьями клетки.

«Дурак.»

Пальцы со второго раза подхватывают укатившийся чуть дальше карандаш - приходится вцепиться в парту и вытянуться, совсем уж низко наклонившись - взгляд падает на носок обуви, и Ренджи вдруг чувствует, как его щеки вновь начинают полыхать. Что это? Он сглатывает и уверенно сжимает карандаш, подтягивая его к себе, и резко выпрямляется, возвращая прежнее положение своему телу - сидя в казалось бы расслабленной естественной позе, с лёгкой дружелюбной улыбкой на губах, глядя на старшего, как на давно знакомого - ни тени сомнения, страха или неловкости, скорее вызов и желание быть равным.

Пальцы убирают от лица длинную челку, выбившуюся из-под нависшего совсем на глаза глубокого капюшона чёрной толстовки. Взгляд уверенный и непроницаемый.
- Я уметь делать соитие… ой… - что-то не то….
Ренджи невинно хлопает своим огромным лисьим глазом, несколько замешкавшись, а после продолжает.
- Уметь сливаться с тенью. Я быть хороший ниндзя.
Его это «good ninja» звучит совсем глупо… наверное… и он неловко, чуть смущённо вновь убирает волосы от лица, хотя те и не мешались вовсе.
- Кажется, я говорить что-то запретное и глупое, да? - хотя бы про «соитие».
Внезапно вдруг мальчишка понимает, что именно означает это слово и краснеет, но взгляд не отводит, а лишь вперивается им в огромные темно-голубые глаза старшего ещё напористее, упрямо впиваясь в них, словно пиявка.

- Если кто-то обижать, Ренджи ответить. - Не колеблясь говорит, сосредоточенно хмуря свои тонкие чёрные брови. Он за эту минуту - или сколько там времени уже прошло? - ещё ни разу не моргнул, будто вызвал Тора на состязание в игре кто первый сдастся.

- У тебя нет уроков? Зачем ты приходить?

[nick]Renji Serizawa[/nick][status]the lightest minute[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/104/977669.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/104/879675.jpg
[/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=400#p47034">Ренджи Серидзава</a>, 15</lzname> <plashka>бедовый</plashka>[/lzname][]хэйвен: согрей своим теплом, <a href="https://nevah.ru/profile.php?id=160">освети </a> мне путь во тьме[/]

Отредактировано Kurosawa Ren (2022-03-06 00:24:46)

+1

5

Akira Yamaoka - Hometown
Мальчик замешкался, путаясь в лучах осеннего солнца. Оно греет, морит своей лаской, и Торкель невольно вспоминает о крохе-мотыльке, что пытался сегодня спрятаться от него на виду, притворившись спящим. С мотыльком было проще, ведь он не требовал объяснений, к нему не был необходим индивидуальный осторожный подход, в котором Тор был профаном – всё, что было нужно, так это аккуратно сложить пальцы клеткой и выпустить мотылька к множеству его индивидуальный копий. Но Ренджи мотыльком не был – растерянно собрав разбросавшуюся канцелярию, он принимает устойчивое положение, будто бы даже расслабленное, самоуверенное. Однако чувствовалась в этом попытка в напускное бахвальство – и Торкель не мог его за это винить. В новой месте всегда возникают сложности – особенно тогда, когда виной большинству этих сложностей является языковой барьер.
[indent]Равно, как и сейчас – «соитие» так сильно бьёт по барабанным перепонкам, что Тор даже никак не реагирует, не успевает. До разума смысл происходящего доходит слишком медленно – и Ренджи успевает поправить самого себя прежде, чем старший хотя бы попытается сделать какие-то неверные выводы. Впрочем, он и не собирался их делать – странное, неведомое прежде мягкое чувство робко скребётся в клети рёберной решётки, когда мальчик совершенно бесстрашно смотрит в глаза Торкелю; и не отводит. Смотрит внимательно, цепко, будто пытаясь найти во всём происходящем подвох – все, кто не знал странного ублюдка Шарлотт Палмер, что принесла его старшим сёстрам в подоле, думал, что у парня явно с головой не в порядке. Что в тихом омуте черти водятся – может, оно и так, но почти всегда Торкель молчал искренне потому, что ему совершенно нечего было добавить. Или он просто осторожничал, чётко подбирая слова и формулировки – вот прямо как сейчас.
[indent]– «Соитие», – начинает он тихим монотонным голосом, – это синоним слова «секс». Не волнуйся. Однажды я читал доклад перед всем классом и вместо «инерция» сказал «эрекция». Ничего страшного, тебе не стоит смущаться. Ошибаться – нормально.
[indent]И заниматься сексом – или соитием – тоже нормально, равно, как и испытывать эрекцию. Торкель, правда, опускает тот факт, что после этого его дразнили ещё примерно с месяц – и примерно столько же времени периодически караулили после уроков, чтобы окунуть головой в унитаз или просто побить за то, что странноватый придурок имеет наглость защищать себя словесно. Воспоминания не самые приятные – «будь честен, Джонсон, все мы дрочим, и ты тоже, а кто говорит, что не дрочит – делает это намного чаще остальных» – хотя и были свои бонусы в виде покрасневшего до состояния перезревшего помидора лица тупоголового злого увальня. Роксана тоже нет-нет, да упоминала ситуацию с истёкшим сроком годности, но в среде спермотоксикозных подростков волны смеха прекратились, стоило им всем как следует настрадаться от прелестей полового созревания уже к годам эдак пятнадцати. Когда у клоуна нет публики, то и цирк сворачивается сам собой – так было всегда, и, пожалуй, всегда так и будет.
[indent]Школа – место дрянное, и Торкель не может дождаться выпускного, на который он не собирался идти. Вместо выбора смокинга и девчонки, которую будет не стрёмно пригласить пойти вместе, он собирается подыскивать походный рюкзак попросторнее, чтобы уложить туда свои скудные пожитки и запрыгнуть на ближайший автобусный рейс до Бангора, а оттуда – на самолёт, перекладными до Осло, когда у него появится долгожданная студенческая виза.
[indent]Но пока он здесь – в светлом классе, дышащем свежестью остывшего за ночь здания, в компании мальчика, за которого не переставал отчего-то немного волноваться даже после того, как их встреча с разыскиваемым в шести штатах маньяком успешно завершилась. Свидание было не из приятных и наверняка оставило свой собственный след абсолютно на каждом участнике – но самый большой, пожалуй, на Бобби, которому пророчат казнь или как минимум несколько тюремных пожизненных сроков. Справедливость восторжествовала – а Торкель подтащил ученический стул, выдвинув его из-за парты, и, развернув спинкой к Ренджи, сел, уложив на неё предплечья.
[indent]– Молодец. Ты можешь за себя постоять – это очень хорошо.
[indent]А следующий вопрос ставит в тупик и самого Тора. Чуть нахмурив брови, он задумывается, опустив взгляд в эпоксидный пол и уперев подбородок в руки, сложенные на ребре спинки стула. Уроки у него есть – английская словесность начнётся через несколько минут, в рюкзаке за спиной лежал необходимый учебник «Методов риторики», и ему следует попрощаться с Ренджи и пойти на урок прямо сейчас, но единственный ответ, почему Торкель этого не делает, был до банального прост – он не хочет. Затылок пригревает солнце, он на несколько секунды прикрывает глаза, будто ужасно устал, и даже не дышит, пытаясь объясниться перед самим собой; а потом вдруг распрямляется.
[indent]– Не знаю. Я захотел увидеть тебя. Наверное, чтобы удостовериться, что ты в порядке. Немного поболтать. Но если я тебе мешаю, и ты хочешь, чтобы я ушёл – я уйду. Не переживай, я не обижусь.
[indent]Он смотрит с уверенным спокойствием на мальчика – тот смотрит на него, как будто на врага или поработителя. Не очень поняв такого настроения, Тор решает подняться со стула, чтобы после отправиться к выходу – и вот он уже поднимается, даже не рассчитывая на то, что сейчас его начнут просить остаться.

[status]the darkest hour[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/160/65461.gif[/icon][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">Торкель Киттельсен</a>, 17</lzname> <plashka>бедовый</plashka>[/lzname][]хэйвен; не убоюсь я зла, ибо <a href="https://nevah.ru/profile.php?id=104">ты</a> со мной[/]

Отредактировано Torkel Kittelsen (2022-03-06 17:28:53)

+1

6

«Ч-что?»
Ренджи часто моргает, теряя всю свою хмурую серьёзность, пока растерянно смотрит на устроившегося в проходе прямо напротив и совсем рядом с ним старшего. Тор закрыл глаза и устало, даже, кажется, печально о чем-то задумался, а поэтому Ренджи потом будет не слишком стыдно, когда он поймёт, что парень даже не заметил его этого замешательства.

А растеряться было с чего - Тор так спокойно и безэмоционально выдал ему целую мини лекцию про ошибку с «соитием». И если слово «секс» для Ренджи ещё было относительно знакомо, то вот «инерция» и «эрекция» на английском для него оказались в новинку. И сейчас юный японец отчаянно пытался в очень быстром темпе соотнести эти слова вместе и вообще понять, что это, откуда, зачем и куда. Похоже, они относились к этому самому «соитию». Но так ли это, если Тор так равнодушно рассказал о столь волнительном процессе? Он ведь в том самом возрасте, когда спокойно может заниматься этим самым «сексом» со своими сверстницами, в отличие от Ренджи, который мог изучать разве что себя и то по утрам, не совсем ещё даже понимая, кто его вообще привлекает.

Пожалуй, надо будет озадачиться поиском нужной литературы или кинематографа - учитель Николас обещал подарить ему эротический видеофильм на день рождения. И, кажется, он не шутил… Интересно, посылка уже пришла? Но даже, если и да, где он сможет его посмотреть? Не в гостиной же у Прайсов, пока его опекуны на работе? К Роксане идти с такими вещами точно чревато не самыми лучшими последствиями.

В общем Ренджи так сильно задумался, что едва успел принять серьёзный - как ему показалось - вид, когда Тор вдруг резко выпрямился и продолжил говорить.

- Нет! - Пацан даже не успел понять, что именно сделал: так же резко подскочил с места, переваливаясь через парту, и схватил Тора за запястье. - Я… - замешкался, когда почувствовал под своей крепко сжатой ладонью и пальцами чужой свитер и пробивающееся через шерсть тепло, - я не это иметь ввиду. - Ренджи смущённо улыбнулся и отпустил старшего. Но взгляда не отвёл, разве что постарался сделать его мягче - кажется, у него не только с английской речью проблемы, но и с выражением эмоций. Наверное, он слишком много думает, и его лицо становится очень сосредоточенным и хмурым, а вместе с ломанной речью и грубовато звучащим акцентом, съедающим некоторые звуки в более мягкую сторону, всё это выглядит, как нежелание общаться… но у Ренджи очень много этого самого желания, и он не мог не смотреть на Тора, как на крутого старшего пацана, которым восхищался. А потому, чтобы казаться тоже сильным, крутым и равным старшекласснику, он готов был вообще не моргать! Где-то недавно Ренджи прочитал, что мало кто выдерживает чужой прямой взгляд и вообще мало, кто может смотреть открыто другому в глаза. Потому что это означает силу, доминацию и открытость намерений, а их обычно все скрывают или не имеют. Для него же это не было почему-то проблемой. Может, потому что Ренджи не был социализирован, как положено? Или он просто что-то не так понял? Или же просто он и правда мог быть равным взрослому человеку? По-крайней мере, Ренджи так чувствовал, а потому, может, так оно и было?

Подросток выдохнул и сел… но тут же чуть было не упал - стул, оказывается, откатился назад вместе с другой партой, и Ренджи сел на самый его край, вовремя успев инстинктивно ухватиться за стол. И вот тут-то моргнул, впервые за эти минуты довольно сильно испугавшись.

- Я.. я быть окей! - Вновь подскочил, испытывая за свою неловкость жуткий стыд и думая, что старший теперь точно посчитает его недалёким дураком.

- Не уходи… - Ренджи смущённо опустил глаза. Рука вновь сама потянулась к голове, но вместо того, чтобы в очередной раз занять пальцы хоть чем-то, она миновала волосы и неловко поправила капюшон на затылке, хоть того и не требовалось. - Прости… я очень плохой быть в общение… не уметь почти. - И Ренджи, будто извиняясь, но вместе с тем с любопытством, поднял глаза, кидая на Тора взгляд исподлобья. И пока тот вновь ничего не сказал или вообще не ушел, решив теперь уже точно, что не зря Ренджи в классе для отсталых, пацан выпалил, выпрямляясь и подаваясь чуть навстречу, - пожалуйста, Тор, помогать с разговорный английский! Быть мой учитель! - И склонился в формальном поклоне на сорок пять градусов, упираясь взглядом в свои чёрные джинсы и надеясь, что не выглядит совсем уж глупо.

Из всех его новых знакомых из той хижины Тор казался наиболее дружелюбным и небезразличным. Ренджи мог бы пойти с этим вопросом к кузине, но Рокс филонила их общие занятия, заставляя его записывать всё на диктофон, а потом просто якобы слушала. А пока он занимался, тусовалась с Кейти в своей комнате, слушая громко музыку и болтая о различной девичьей ерунде. Ренджи почему-то казалось, что она не слушала его записи потом вовсе. Да даже, если бы и слушала - некому было поправить его неправильное произношение и поговорить в более реальном режиме и о более насущных для жизни подростка вещах. Как покупать колбасу в магазине, Ренджи теоретически и без того знал, но сомневался, что оно ему вообще пригодится в ближайшие месяцы адаптации среди школьников. Поэтому единственным, к кому японец мог обратиться за помощью, был Тор - тем более, раз предоставился такой удачный случай, и старший сам зашёл его проведать.

[nick]Renji Serizawa[/nick][status]the lightest minute[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/104/977669.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/104/879675.jpg
[/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=400#p47034">Ренджи Серидзава</a>, 15</lzname> <plashka>бедовый</plashka>[/lzname][]хэйвен: согрей своим теплом, <a href="https://nevah.ru/profile.php?id=160">освети </a> мне путь во тьме[/]

Отредактировано Kurosawa Ren (2022-03-07 00:51:22)

+1

7

Тонкие пальцы неожиданно крепко сжимаются на костлявом запястье. Торкель замирает, молчит – смотрит чуть удивлённо на Ренджи с высоты своего вымахавшего в полную величину роста, думая отчего-то, что прежде никто не просил его остаться. И хотя просьба так и не была озвучена вслух, он чувствует маленький протест в том, как его коснулись – а сам Тор даже не вздрогнул от неожиданности, страха и неприязни. Он знал, что это называется гаптофобией – но не знал, что она может быть избирательной. Если вообще может – к психологам он не ходил, и диагностировать себя приходится по книжкам и журнальным статьям, пускай, что это неправильно и может только навредить.
[indent]Для Торкеля и его собственная душа была потёмками – потому в чужую он не осмеливался заглянуть даже одним глазком. Не то что бы ему очень сильно этого хотелось – однако, это желание вызывает молчаливый мальчик, которому, по мнению взрослых людей в галстуках, нужна помощь с адаптацией, поскольку с тенями он сливается лучше, чем с серой массой. Жилистые пальчики ослабляют неожиданно цепкую паучью хватку, и Ренджи больше не мерещится мотыльком, скорее, маленьким паучком с блестящей спинкой и булавочными лапками. С мокрым блестящим взглядом, внимательным, почти дотошным, будто выискивал что-то в чужом образе, пытался распутать кокон паутинки – от подобных мыслей хочется отделаться, но Торкель не может; он даже не шевелится до тех пор, пока Ренджи чуть не промахивается мимо стула.
[indent]Ножки визжат резиновыми подушечками по наливному полу, покрытому застаревшими царапинами. Он немедленно дёргается, подхватывая мальчика под локоть, чтобы тот не упал, и вновь ловит себя на мысли, как же легко получается касаться, поддерживать, не чувствуя угрозы даже тогда, когда на него смотрят чуть исподлобья. И если у Ренджи было мало опыта в общении, то у Тора практически не было опыта в касаниях – все они механические, вынужденные, такие, каких невозможно избежать; особенно, если речь шла о побоях, а он, между тем, ни разу не занимается боевыми искусствами. Ему не хочется пускать пыль в глаза – он не храбрец, не герой, не борец с преступностью. То, что он сделал в хижине, когда пытался любыми возможными способами защитить младших ребят, было чем-то на уровне инстинктов и безусловных реакций организма на смертельную опасность – что вовсе не прибавляет ему очков в глазах верзил, то и дело опускавших его почти с первого класса.
[indent]– Не переживай. Я рядом. И никуда не ухожу.
[indent]И следующая просьба немного огорошивает своей внезапностью и, говоря начистоту, громкостью. Тор чуть вскидывает брови, снова усаживаясь на свой стул, повёрнутый спинкой к Ренджи, и заинтересованно – настолько, насколько ему позволяла атрофированная мимика – посмотрел мальчику в глаза. Теперь там плескался стыд, смущение, может, даже какое-то отчаяние, а обычно фосфорно-бледное лицо залилось краской, точно верхний сектор светофора – и как Тор раньше этого не заметил? Ренджи ужасно растерян, и, похоже, понятия не имеет, как себя вести – и в этом со старшим товарищем они были похожи. Торкель тоже не очень хорошо знал, как надо себя вести, время от времени применяя общепринятые повседневные клише – подавать девочкам руку, помогать младшим, уступать место в переполненном автобусе, быть отзывчивым тогда, когда просят о помощи.
[indent]Но, кажется, теперь ему искренне хотелось помочь. Из чувства внутренней требовательной мотивации, странного желания окружить чувством безопасности, как это делало своими обволакивающими персиково-золотистыми лучами сентябрьское солнце.
[indent]– Хорошо. Тебе нужен репетитор? Или ты просто хочешь проводить со мной время и болтать о разном? Мы можем погулять сегодня после школы.
[indent]Тор поднимает взгляд на часы, висевшие над чёрной доской – вот-вот прозвенит звонок. Вот-вот ему придётся идти в дурацкий класс к одноклассникам, что не вязали лыком, когда требовалось грамотно и развёрнуто ответить на поставленный педагогом вопрос, тем самым выражая свою точку зрения по вопросу семантики мифологических мотивов в произведениях Шекспира. Разумеется, ведь сложно выразить то, чего нет.
[indent]– Или можем пройтись сейчас. Скажу, что ты себя плохо чувствуешь и тебе нужно в лазарет, чтобы у тебя не было проблем. А потом вернёмся назад, если у тебя какие-то важные уроки.
[indent]Торкель не в первый раз пропадал с уроков. Не в первый раз он отпрашивался, обычно, по реальным и объективным причинам, вроде подготовки к концерту или утренних органных репетиций в церкви – и хотя врать он не любит, сейчас в собственную ложь отчего-то поверить очень легко. Может, оттого, что ему кажется, будто Ренджи, действительно, неважно себя чувствует: из-за чужеродной атмосферы, из-за странных ребят с их странными замашками, из-за гулкого одиночества в совершенно пустом классе, наполняющимся звонком, но не преподавательским вниманием.
[indent]Или, может, ему так просто казалось – потому что самому Торкелю было одиноко абсолютно всегда.

[status]the darkest hour[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/160/65461.gif[/icon][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">Торкель Киттельсен</a>, 17</lzname> <plashka>бедовый</plashka>[/lzname][]хэйвен; не убоюсь я зла, ибо <a href="https://nevah.ru/profile.php?id=104">ты</a> со мной[/]

Отредактировано Torkel Kittelsen (2022-03-07 20:21:45)

+1


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » i found you