США, ШТАТ МЭН, ХЭЙВЕН // ДЕРРИ 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь

— из-за событий в мире, вернулись в камерный режим — и играем. 13.03.2022выходим из спячки — запускаем рекламу и пишем посты!
пост месяца от Emily Young Рядом не было никого, кто был бы ей хоть сколько-нибудь близким, и это чувство зарождало болезненную пустоту внутри нее...
нужные персонажи соулмейт, два в 1

Q1 [12.04.20] — ГМ Q1 [14.04.20] — Дэниэл Q1 [10.05.20] — Дани Q1 [18.05.20] — ГМ Q1 [31.05.20] — Ал

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » Q1 [31.05.20] Сирена


Q1 [31.05.20] Сирена

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Сирена
Q1 Тихий рокот I
Хэйвен • 31.05.20 • Пристань

https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/5/674178.png

https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/5/398363.png
Kurosawa Ren

https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/5/475284.png
Alasdair O’Mara

https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/5/986127.png
Stranger

В последний день мая на пристани был организован небольшой концерт в честь ежегодного городского праздника — Возвращения моряков.


Правила участия в сюжетных квестах:

1. На написание поста - 2 дня, для ГМ или нпс-персонажей может быть больше;
2. Размер постов от игроков 1,5-3к (можно и больше, и меньше, если вы считаете, что всё сказали);
3. Оформление постов от игроков строго птица тройка (прямая речь жирным, мысли курсивом, чужая речь подчеркиванием), а так же наличие заглавных букв там, где им место быть.
3. Последовательность игроков указана в первом и последующих постах ГМа.
4. Все вопросы к ГМ квеста — любые проблемы, сложности, затыки, даже если они вам кажутся глупыми;
5. Если проблемы, не успеваете, реал, работа — предупреждаете, мы либо ждем, либо пропускаем круг.

Обратите внимание!
В постах ГМ другие принципы выделения:
Важные пути/действия, информация-подсказка. Вам не обязательно следовать четко только тем действиям, которые указаны в посте у ГМ. Вы можете выбрать свой собственный путь.

+5

2

Концерт у пристани притягивает людей к себе как магнит. Моряки в форме, семьи с детьми, случайные прохожие — мало кто проходит мимо, совсем не вовлекаясь в воскресное празднование.

Аласдер и Дороти подходят к пристани фактически одновременно. Оба опаздывают: концерт, кажется, уже начался. На сцене заметно какое-то движение, но к тому моменту, как они приближаются к толпе и идут вперёд, надеясь подобраться к сцене поближе, там уже никого нет. Заминка? 

Ренджи в это время находится в компании своей собственной музыки. Он не замечает, как толпа гуляющих становится плотнее, пока не выходит к середине танцпола перед сценой и не цепляется случайным взглядом за певицу. Девушка выглядит какой-то потерянной, если не напуганной и это странно контрастирует с праздником. Ренджи тянется снять наушники, когда его внимание привлекает ещё пара человек. Женщина в возрасте со всех ног бежит прямо на Курасаву, широко разинув рот, мужчина на его глазах падает на пол и начинает кататься словно от приступа боли, но с широкой гримасой улыбки на лице. Все вокруг начинают вести себя очень странно и это складывается из разрозненных движений, ритмов, дисгармонии толпы, которая чем-то разъединена.

Где-то среди публики Аласдер и Дороти уже пытаются отбиться от парочки, решившей, что они хотят их убить.

- Отдай мне нож! Отдай его! - визжит женщина в лицо Дороти, пока ее сын, мальчик лет пяти, сосредоточенно колотит Ала по коленям. Эти двое агрессивны тупо и бесцельно. Рядом кто-то распевает гимн Америки вперемешку с битлами, пока какой-то старик на земле, ничком, целует дощатый тротуар.

Общий безумный вой нарастает, и когда Ренджи снова поворачивается к сцене, девушки-певицы там уже нет. В этот момент пожилая женщина настигает его, хватает за грудки и отчаянно тянется целоваться.


Очередность игры: Kurosawa Ren, Alasdair O’Mara, Dorothy Young, GM.

+5

3

Неплохой воскресный день для умиротворяющей познавательной прогулки по маленькому уютному городку, считай, деревне.

Солнце ласковым теплом согревает оттаивающую от вечной мерзлоты истерзанную душу и не менее уставшую за последние месяцы физическую оболочку, собираясь перевалить через условную границу весны и лета. По еще вчера дремлющим улочкам снуют туда-сюда праздные прохожие, отправляясь в сторону пристани, и Ренджи решает присоединиться к всеобщему веселью. Хотя бы просто взглянуть одним глазком, что там и как. Да и возвращаться в Дерри пока что не хотелось. По-крайней мере, не так скоро. Вчерашняя встреча и прогулка с давним другом по онлайн-переписке дала ему внезапную и довольно заметную эмоциональную передышку; и, проснувшись утром в мотеле, парень решил, что стоит позволить себе еще немного поизучать этот город. Тем более, что Хэйвен оказался местом его рождения и где-то тут все еще жили родственники его биологической матери. Ренджи даже приблизительно помнил тот район со старыми родовыми гнездами-особняками; впрочем при желании найти то место не составило бы труда. Быть может, сегодня он прогуляется и до туда.

И всё же так странно вспоминать забытые отрезки своей собственной жизни: той самой, которую он отсчитывал с тринадцати полных лет, а не той, что два с половиной месяца назад непрошенным садистическим гостем ворвалась в его сознание, заполняя ледяную пустоту в полжизни. Но вот бродя по улицам, дыша в кои-то веки полной грудью сельским теплым воздухом, Ренджи то и дело видел обрывочные картинки-фантомы, всплывающие перед глазами то яркими, то более мутными образами. Даже портовая часть города успела окунуть молодого человека в прошлое - в ту самую последнюю августовскую ночь, когда подростковые ожидания таинства страшилок и шуток обратились в ужасающую реальность с психопатом-убийцей. Но почему-то сейчас начинало казаться, что именно тогда произошло много важных переломных моментов, сыгравших свою особую роль в его жизни или только собирающихся ее сыграть. Как та же страшилка про младенца-кровососа, которым его назвала кузина - тогда эти шутки напугали его, а теперь Ренджи понимал, что, похоже, за ними и впрямь была изрядная доля правды; и его мучительная жажда крови тому доказательство.

Он сделал пару крупных глотков еще не успевшей нагреться воды и спрятал бутылку назад - в дорожную сумку. Мимо прошла женщина с пятилетним мальчиком - тот беззубо улыбался и тянул свою матушку в самую гущу толпы, указывая пальцем на сцену. Невольно вспомнилась встреча месячной давности с отцом - или тем, кто носил его лицо. Тогда в их воссоединение вмешалась практически такая же женщина с практически таким же избалованным мальчишкой, разве что, может, чуть постарше - ненароком аж заныли волосы у корней, за которые тот пацаненок его потянул, и нога, по которой он пнул. Ренджи едва слышно выдохнул и улыбнулся с толикой грусти - он бы тоже мог вот так же гулять со своей биологической матерью, если бы ее не убили. Мог бы ее узнать, как человека, но вместо этого с ним всегда была лишь старая фотография, переданная ее родственниками двенадцать лет назад. Женщина же, которая его вырастила, и которую он в прошлой жизни - точнее Минору - считал своей матерью, практически с ним не гуляла, только вместе со сводной сестрой, о которой теперь имелись лишь смутные воспоминания Минору и распечатанная на принтере общая семейная фотография, с трудом найденная в засекреченных архивах ФБР личным хакером. А ведь еще недавно он даже не знал о наличии этих людей! И не догадывался!

- Kuso! - С некоторым отчаянием и отголоском раздражения из-за беспомощности, растерянности и вновь накатывающего внутреннего хаоса ругается Ренджи на родном языке и натягивает на капюшон свои студийные огромные наушники, а после достает смартфон. Музыка выбирается сама - любимый епишник от коллег по сцене, творящих в соседнем экстремальном core жанре - Ренджи обожал треки этого года и их нового вокалиста. Вот бы и ему так научиться скримить на выдохе - получаются совершенно нереально потрясающие инфернальные звуки, от которых бросает в оргазмический трепет и дрожь. Звук поднимается чуть ли не на полную, превышая безопасный допустимый предел, а сам парень закрывает глаза, позволяя себе полностью окунуться в совершенно иной - комфортный, понятный и успокаивающий - мир. А заодно позволяя и толпе вести себя по течению - может, даже впервые. Есть в это нечто такое чарующее и столь трудно достижимое, похожее на ощущение, когда ты плывешь по морю из рук фанатов. Но Ренджи никогда не позволял себе такого, потому как не мог доверять кому-либо, уж точно не толпе фанатов, где посреди людей, поддерживающих твое творчество и восхищающихся им, может оказаться какой-нибудь психопат или психопатка, а то и вовсе ненавидящий тебя завистник - мало больных на голову что ли?

И вот он, чуть покачивая головой в мелодично-ритмичный такт, открывает глаза. Длинная челка, извечно закрывающая левую половину лица, мешается, и Ренджи отводит ее в сторону, пытаясь понять, а не показалось ли - случайно попавшая в обзор исполнительница застыла с некой гримасой ужаса. Он собирается стащить наушники, оглядываясь предположительно в ту сторону, куда смотрела певица, но понимает, что люди вокруг ведут себя очень странно. Нет, скорее совершенно аномально! Ренджи замечает кинувшуюся в его сторону старушку и оглядывается, пытаясь понять к кому она бежит, но рядом стоящий мужчина вдруг отвлекает всё внимание на себя - внезапно скорчившись от боли тот падает на землю. Ренджи неосознанно отшатывается, но упирается гитарой и плечом в кого-то сзади, а после замечает, что катающийся сейчас в ногах мужчина улыбается похлеще Джокера и всех жертв его психотропного яда-порошка. Ненароком вспоминается и болезнь каннибалов, и парень сглатывает. Его кто-то задевает, и он вновь оборачивается к сцене, так и не успев толком снять наушники - а там уже пусто. И тут его внезапно хватают за грудки и ломанным, чуть обессиленным рывком тянут на себя. Воздух выбивает от неожиданности, Ренджи резко оборачивается и видит в опасной близости от себя лицо той самой старухи! Не какого-то решившего побычить на неформала-японца местного гопника, а милую невинную бабульку, которая, поди, еще утром в церкви была, а потом успела напечь целую гору ароматных пирожков для своих внуков прежде, чем повести их на праздник.

- Г-госпожа, вы что?! - Он так растерялся, что даже не заметил, как перешел на японский язык. Наушники скатились на плечи, из них все еще гремела музыка, и только тогда Ренджи понял, какой жуткий какофонический вой творится на фоне; но отвести взгляд и отвлечься на происходящее вокруг, ему мешала эта пожилая обезумевшая женщина. - Ч-что в-вы д-делаете?! - Он хватает ее за руки и пытается успокоить, оттянуть от себя, вырваться из ее внезапно ставших не по возрасту крепких рук - вот это хватка! - Усп-покойтесь, п-пожалуйста! - Но та неумолима! Не оглушать же женщину метким ударом, отправив ее немного отдохнуть в нокауте - всё-таки солидный возраст, вдруг не выдержит? И тут ее накрашенные ярко алым, чуть кривые старческие губы настигают свою цель.

Отредактировано Kurosawa Ren (2022-02-24 21:52:18)

+5

4

Теплое солнце приятно грело лицо Аласдера, пока тот не слишком торопливо шел от своей квартиры в сторону пристани, где сегодня был запланирован концерт. Он опаздывал, но не предпринимал ни единой попытки передвигаться быстрее - сегодняшний день был одним из тех спокойных моментов, как нерушимая гладь воды в безветренную погоду, и ему ужасно не хотелось рушить это чувство. Да и по его опыту, городские праздники редко когда проходили без сучка и без задоринки - скорее всего, даже опоздав на пол часа, он все равно не пропустит ничего интересного.

Хэйвен сегодня был похож на себя прошлого, на то место, которое Ал знал в детстве и юности, куда приезжал в гости из Нью-Йорка. На секунду можно было представить, что в мире не существовало ни одной проблемы, ни одной беды, ни одного бедового. Все познается в сравнении, так что Аласдер только сейчас понимает, насколько он на самом деле скучал по отчасти забытой им атмосфере маленького портового городка.

Когда рыжий все же достигает пристани, то на секунду задерживается и переминается с ноги на ногу прежде чем подойти ближе - сомнения напоминают о себе. Здесь было много людей, а много людей - это прямая наводка для его беды. Посещением таких мероприятий он напрямую повышал шансы в очередной раз столкнуться с тем, кому смерть уже назначила скорую встречу.

Аласдеру приходится приложить усилие, чтобы сделать следующий шаг. Приходится вспоминать то, что он пообещал себе - не давать беде контролировать каждый его поступок. Пока он жил в ожидании ужасного, жизнь проходила мимо. Он уже и так слишком много дней положил на этот алтарь. Когда-то нужно было прекращать.

Он бросает взгляд на сцену, наспех возведенную в стороне от пристани. Там уже должен был начаться концерт, но пока пространство пустовало. Ну вот, все как он и думал - какие-то задержки, не было смысла торопиться.

Аласдер все же решает влиться в основную толпу в поиске знакомых лиц. Он пришел сюда один, но ожидал, что обязательно встретит кого-то из знакомых или постоянных посетителей Чайки.

Он чувствует, как его кто-то толкает плечом и даже поворачивается в сторону человека, но тот исчезает среди других. Только сейчас Ал замечает, что толпа была будто взволнована, а следующие события происходят слишком быстро для того, чтобы была возможность и анализировать. Две, три секунды, и он уже оказывается рядом с женщиной, которая что-то кричит.

- Отдай мне нож! Отдай его! - женщина бросается в сторону незнакомки неподалеку.

- Ай! - дергается сам Ал, чувствуя, как кто-то дает ему по коленям. Оказывается, что это какой-то странный ребёнок. - Эй, парень, прекращай, - он делает пару шагов назад, но ребенок не отстает. - Где твои родители?

+6

5


[indent]Этот день, казалось, уже не мог быть хуже, чем было это утро: куча мелких, ненужных дел, не очень приятных лиц, да повторяющихся из раза в раз скучных бесед с ними обо всем предыдущем и, разумеется, о том, насколько сегодня чудесная погода, уже порядком начали выводить даже такого терпеливого человека, как Беттани Эпплтон, из себя.

[indent]Несясь по людскому течению к побережью, на пристань, она про себя агрессивно молилась, чтобы все то же безобразие не продолжилось и там. Но, видно, не судьба.

[indent]Как всегда, вокруг одна суета. Семьи с детьми и старичками будто бы все сразу высыпали на улицу, одновременно захотев одного и того же: сначала походить у водички, потом пофотографироваться, потом поесть, а потом, ну, раз ничего интереснее нет, посмотреть, наконец, на самое главное — на выступление, что развернулось такими трудами на чуть ли не картонной сцене неподалеку. Его, в силу своих неотложных, чтоб их, обязанностей, Беттани и должна была посмотреть, проконтролировать. Ох уж эта ударившая ей в голову гражданская активность, ох уж этот городской совет с его просветительской деятельностью.

[indent]Кто ж знал, что, подавшись с дуру в местные депутаты, Эпплтон станет одной из них? Кто ж знал, что за нее вообще кто-то проголосует?

[indent]Вопросы вопросами, суета суетой, а обязанности никто не отменял. С трудом прорвавшись через первое скопище зрителей, Беттани отыскала возвышение и поднялась на носочки, на своих каблучках, да начала зондировать электоральную почву. И вдруг, среди всего этого многообразия голов, самого главного не досчиталась — выступающих.

[indent]Вскинула брови тут она выразительно, прищурилась, осмотрела все картонное сооружение вдоль и поперек, но, так и не обнаружив тех, кому, вообще-то, по времени положено сейчас выпевать морские традиционные, пустилась вперед, к сцене, в глубину толпы.

[indent]Как Юлий Цезарь, одновременно поправляя свой деловой черный костюмчик и доставая жужжащий телефон из сумки, она принялась вежливо отодвигать прохожих в сторону со словами: "Дорогу! Дорогу организатору!".

[indent]— Ма-а-ам, — тут же растянула грозное, но пока еще терпеливое в трубку она, — ты сейчас очень не вовремя.
[indent]— Бет, я просто забыла сказать, что мне еще надо...
[indent]— Пожалуйста! — дочь сорвалась, но скорее не на свою мать — не только на нее — а на мужчину рядом: тот чего-то поднял руки к небесами и начал размахивать ими над головой, будто прозрел. Или протрезвел. — Прошу, не сейчас. — Сразу всех попросила она и отключилась.

[indent]Мозг в следующий момент, прямо перед блокировкой телефона, зацепился за одно имя — Дэниел — в списке последних звонков. А вместе с ним и за тот факт, что уже больше десяти дней ей из-за него пришлось ох как попереживать. И не только из-за него, к слову...

[indent]Но сейчас оно было не к месту. Потому что дальше началось какое-то сущее безобразие, из-за которого даже переживать как-то странно...

[indent]— Отдай мне нож! Отдай его! — набросилась тут какая-то женщина, визжа и разбрасываясь слюнями направо и налево, и Беттани выставила перед собой руки в защите. В одной из них — телефон.
[indent]— Что? Это? Женщина, какой нож! — возмущению нет предела, как и агрессии лютой избирательницы, страстно продолжившей орать ей в ухо. — Это такой новый политический лозу...? Ай! — Вот Беттани весьма закономерно схватили за волосы, а вот, заметила она наконец, когда ее немножко нагнули вперед, мужчину рядышком какой-то ребенок заколотил по коленям.

[indent]Замечательный праздник. Цель программы, считай, реализована!

[indent]Беттани, в конце концов, рванула прочь из толпы, прикрывая голову сумочкой и пытаясь что-то там пояснить этой безумной женщине за американский гуманизм.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/164/183183.jpg[/icon][nick]Bethany Appleton[/nick][status]кандидат от народа[/status][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">Беттани Эпплтон</a>, 34</lzname> <plashka>бедовая</plashka>[/lzname][]Хэйвен: вернулась в старый дом, чтобы спасти того, с кем когда-то хотела создать новый[/]

Отредактировано Dorothy Young (2022-02-28 19:05:59)

+5

6

Хватка пожилой Венеры была хоть и крепкой, но недолгой: она просто методично пыталась достичь цели - целовать Ренджи, и как будто не соображала, зачем и как это делает. Она повисла на парне - фунтов сто тридцать почтенного возраста - и постепенно разжимала кулаки.

- Ох, Гарри, - произнесла она, отстранившись и тяжело дыша. - Я думала, что больше никогда тебя не увижу, мой морячок!

Что-то толкнул Ренджи в спину: за ним несколько человек, глупо хихикая, сбрасывали обувь.

- Самая. Высокая. Человеческая. Пирамида, - с придыхаием произнес один из них и попытался встать на мостик, рухнув. - Самая... большая...

Глаза у них всех были слегка остекленевшие, смотрящие вперед и сквозь одновременно. Это же выражение сквозило на лицах всех, кого застали на площади Ренджи, Ал и Беттани. Это походило на какой-то массовый психоз, сумасшедший гипноз, под которым каждый провалился в собственный ад и контактировал с реальностью лишь по случайности - например, обнаружив еще и других желающих построить человеческую пирамиду.

- Гарри, - пробормотала старушка. - Гарри, не отпускай меня.

Мальчишка, продолжавший пинать и топтать ноги Ала, закивал.

- Мои родители, - он сопел от усилий. - Они не здесь!

Очередной пинок пролетел мимо, мальчишка рухнул перед Алом на доски и продолжал ползти к нему - скуксившись, вот-вот готовый заплакать. Он выглядел предельно измотанным и не способным остановиться.

Беттани была совсем рядом с Алом и убежать далеко ей не удалось: орущая ругательства женщина ударила ее - к счастью, - не сильно - и следом к бедолаге устремилась еще одна ненормальная. Ситуация становилась опасной: на лице второй нападавшей Беттани уже не видела ничего, кроме ярости.

+3

7

Первый поцелуй вышел неожиданным.

Наверное, Ренджи просто надеялся, что пожилая женщина все же опомнится и сама отстранится от него - совершенно незнакомого ей человека, годящегося во внуки. Да и, мягко говоря, его внешний неформальный вид не располагал к симпатиям сельских жителей, а тем более в большинстве своём консервативно настроенных старушек: весь в чёрных одеяниях, как какой-нибудь сектант, погубивший не одну девственницу, младенца и животное в своих аморальных ритуалах после полуночи! - длинная кофта с капюшоном и нечитаемыми жуткими белыми буквами-кляксами сатанинской тематики, рваные штаны, сапоги в жару да ещё и огромная дыра в ухе с костяным кругляком, как у какого-нибудь африканского туземца-каннибала! Не говоря уже про длинные чёрные волосы, отросшие до пояса и повязанные в не тугой, а оттого выбившийся и раскидавшийся фривольными прядями по плечам и груди низкий пучок. А худое лицо, открытое от длинной челки лишь с правой стороны, и вовсе светилось некой фарфоровой бледностью, безжизненность которой для «нормальных» людей усугублялась густой чернотой вокруг по-лисьи прищуренных огромных глаз с неестественной белой радужкой - одним словом, очередной фрик для «нормальных» или одержимый демоном для религиозных старушек - божьих одуванчиков. И всё это под саундтрек инфернальной антихристианской музыки, орущей жуткими голосами из огромных наушников.

Ну явно не цель для лобызаний порядочных прихожан.

Тут же женщина пребывала явно в неадекватном состоянии. Она неумолимо пыталась исцеловать Ренджи всего, вцепившись в его кофту, будто ждала этого целую вечность. На губах застыл призрак тяжелого страстного, но рваного прикосновения и очевидный густой привкус чужой помады, отдающий нафталином и горечью. На второй поцелуй Ренджи успел отвернуться, и получил уже неаккуратный отчаянный чмок в одну щеку, потом в челюсть с другой стороны, в скулу, в висок - парень усиленно пытался вырваться и больше ни за что не позволить старушке коснуться его рта - не о таких поцелуях страсти мечтает молодой гей, как ни крути!

Причинять вред пожилой женщине он тоже побоялся, а потому всё же надеялся в скором времени найти какой-то выход - оптимизм и отвага! Но вот Ренджи почувствовал, как ее руки, наконец, слабеют, и женщина начинает по нему сползать вниз, буквально повиснув в таких вот странных объятиях.

«Гарри? Морячок? Черт возьми…»
Теперь всё ясно, ну или почти всё - видимо, у старушки Альцгеймер или ещё какое помутнение памяти, психики или фиг знает чего ещё.

- Вот он я, вернулся… - просипел Ренджи, подыгрывая и отчаянно желая утереть хотя бы рот. Он приобнял старушку и рукавом свободной руки мазнул по своему лицу в попытке хотя бы немного стереть ярко алые отпечатки. Парень уже хотел было оглянуться в поисках ее родственников или хоть кого-то, кто вероятно мог бы ее потерять, но Ренджи снова кто-то толкнул: вокруг творилась какая-то совсем уж откровенная дичь - он успел об этом даже немного позабыть.

От легкого удара в спину Ренджи обернулся и пожалел: какие-то парни, явно будучи под наркотой, пытались собраться в пирамиду.
«Спасибо, что хоть не в многоножку…»

- Пойдемте, пожалуй, в укромное место… - подальше от толпы, а то становилось уже довольно опасно - не то место, где стоит находиться пожилым людям. Да что там, тут всем опасно! - Всё хорошо, дорогая, я тебя не отпущу. - Не такие обещания хотелось бы давать незнакомым женщинам в солидном возрасте, но иного выбора пока что Ренджи не видел, желая вывести старушку в безопасное место да и самому выбраться из этого хаоса.

В голове дребезжал уже несколько обеспокоенный и всё более нарастающий охреневанием вопрос: - что за нахуй тут творится?!
И это у того, кто использует подобные резкие выражения совсем уж в чрезвычайных ситуациях!

+2


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » Q1 [31.05.20] Сирена