США, ШТАТ МЭН, ХЭЙВЕН // ДЕРРИ 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь

— из-за событий в мире, вернулись в камерный режим — и играем. 13.03.2022выходим из спячки — запускаем рекламу и пишем посты!
пост месяца от Emily Young Рядом не было никого, кто был бы ей хоть сколько-нибудь близким, и это чувство зарождало болезненную пустоту внутри нее...
нужные персонажи соулмейт, два в 1

Q1 [12.04.20] — ГМ Q1 [14.04.20] — Дэниэл Q1 [10.05.20] — Дани Q1 [18.05.20] — ГМ Q1 [31.05.20] — Ал

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [07.03.2020] Хэйвен. Не будь как дома


[07.03.2020] Хэйвен. Не будь как дома

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Не будь как дома

https://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2021/10/fea801e402b1102177fea617f11ca08f.jpg
* Будет угорать над нами весь эпизод.

Dag Lee-Blom — Isaiah Guess
седьмое марта, первая половина дня • старый дом Гессов


Кажется, что дел так много, времени так мало, а дому хватит и крепких стен: какая разница, что краска давно облупилась, какая разница, что всё заросло зеленью, какая разница, что на окнах даже нет занавесок, какая разница.
Хотя, наверное, разбитое стекло на первом этаже лучше вставить.

+2

2

— I'm a Barbie girl, in a Barbie world
Life in plastic, it's fantastic!

Уже третий чупа-чупс хрустел на зубах, пока Даг завывал низким хрипловатым голосом песенку из прошлого века, весёленький мотивчик которой прицепился к нему в магазине. Парню ещё при рождении медведь на ухо наступил, поэтому даже столь известную вещь он умудрялся петь невпопад. Услышь его сейчас отец-музыкант, которым Даг тайно и безумно гордился, пожелал бы, наверное, оглохнуть.

- You can brush my hair,
Undress me everywhere

Шагая в не менее веселенькой толстовке цвета радуги и широченных штанах в горох на размера три больше, он с разбегу пнул какой-то камень и чуть не улетел следом за ним, запутавшись в штанине. Камень взмыл в воздух - сила есть, ума не надо - и влетел прямо в чьё-то окно.
Парень только хмыкнул, пожав плечами, а потом развернулся в нелепом реверансе и поклонился неизвестно кому в якобы извиняющемся жесте. Всё равно никто не выбежит с гневными угрозами. Угрюмая улица с заброшенными огромными домами-особняками, в одном из которых с позавчерашнего вечера теперь жил и он сам. Между прочим против собственной воли!

- Imagination, life is your creation

А может это даже круто с какой-то стороны?! Целый дом! Считай, замок. Обветшалый, правда, но всё-таки! Да Джей и мечтать о таком не смел, а тут оп - и три этажа с огромным садом в его полном распоряжении. Ночью, правда, стремно слегка, да и днём тоже - слишком много пространства, слишком тихо, слишком пусто и безлюдно! Он даже уснуть эти две ночи никак не может из-за этой оглушающей тишины!

– You can touch, you can play

А в Нью-Йорке его ждут… босс точно по возвращени снимет с него три шкуры…
Поскорее бы уже прислали вещи и одежду - в этой не то, что драться, а даже передвигаться тяжело! Даг поджал губы. Его «похитители» явно над ним смеются и не воспринимают всерьёз: неужели нельзя было найти обычную неприметную одежду и хотя бы приблизительно в размер?! Может, думали, что это сдержит его от глупых поступков и попыток наладить контакт с людьми? Пфффф, ничто не способно помешать Джею утолить жажду сладкой и острой дряни!

— I'm a Barbie girl, in a Barbie world

Даг вздернул брови, продолжая весело мычать, и свернул с бывшей проезжей части к одному из домов. Придерживая штаны одной рукой, прижав к себе полиэтиленовый пакет с немногочисленными покупками другой, он короткими перебежками добрался до живой изгороди, о которой уже много лет никто не заботился. Кое-как протиснувшись через терновые кусты и успев несколько раз поцарапаться да застрять, зацепившись длинными волосами цвета серебра о колючки, он, наконец, выбрался на заросшую лужайку. Воровато огляделся и только тогда заметил в метре от себя калитку. Пусть и такую же заросшую, но всё же…

- Imagination, life is your creation

Пропел он кому-то в пустоту, снова пожав плечами, мол, ну да, бывает, и пошагал к ближайшему окну, зияющему чёрной дырой когда-то кем-то разбитого стекла. Аккуратно переправив пакет внутрь дома, Даг попытался также осторожно последовать за ним. И у парня это даже почти получилось. Правда, порвал рукав и заполучил новую ссадину. Внушительную и глубокую.

«А, черт!»
Фигня, конечно. Это цветочки для него, но после услышанного от похитившей его дамочки впору задуматься и о том, что в этом дьявольском городишке и какая-нибудь зловещая грязь!

«А тут ничё так…»
Заброшки всегда привлекали Ли-Блума, и этот дом был поатмосфернее того, в который его запихнули.
Закинув в рот новую конфету, Даг побрел дальше, напевая себе под нос.

– Come on Barbie, let's go party… ипааать!

И тут же распластался на полу, грохоча прогнившими досками, своими костьми и пивными банками, что разлетелись из пакета вместе с консервами и сладостями.

- Бляяя… - Серьезно приложившись ещё и лбом, Даг обнаружил, что оказался во внезапном плену до самого пояса.
Вот только бы там внизу не было никакой дичи, а… Сразу в голову полезли разные страшилки и глупости.
- БЛЯЯЯЯ!

Отредактировано Dag Lee-Blom (2021-10-27 02:40:52)

+2

3

Расставив для устойчивости лапки, Агата вытянулась в неподвижный столбик и закрыла глаза. Она сидела так уже не меньше получаса — только солнечные ванны могли так долго удерживать её на одном месте, — а Исайя смотрел на неё и плёл косички. Поразительно, что в Хэйвене у него ещё осталось что-то, что можно назвать первым, — но первая рабочая смена начнётся уже через девять часов, и тогда... Что-нибудь случится или не случится не случится ничего, но в ночном госпитале Исайя с распущенными волосами точно не порадует ни себя, ни других. Следуя давней привычке, он плёл бесконечное множество тонких косичек: времени на них уходила уйма, но монотонные движения пальцев успокаивали, как беззвучная игра на музыкальном инструменте. Ещё его успокаивали домашние стены, пусть даже Исайя не успел должным образом привести их в порядок. Ещё успокаивало присутствие Агаты.

Очень хорошо.

Плохо, что гораздо больше вещей его раздражало.

Будет хуже.

Когда внизу раздался жуткий, кощунственный для этого места шум, Исайя почти доплёл волосы с правой стороны.

Агата мгновенно вынырнула из транса и, захлопав крыльями, как карманный смерч, пронеслась к двери. Исайя вскочил с тонкого матраса, служившего ему постелью (креслом, стулом и любой мебелью, созданной для того, чтобы человек с удобством лежал и сидел) и, отогнав Агату в сторону, прислушался. Звук повторился — голос, похожий на человеческий. Кто бы ни оказался в доме, он не счёл нужным скрываться.

У многих народов есть такой тип нечисти: зовёт на помощь, притворяется попавшим в беду, чтобы заманить добросердечного человека в ловушку. И съесть. Чаще всего съесть, нечисть редко отличается разнообразием мотивов.

Едва приоткрыв дверь, Исайя выскользнул в коридор — пришлось опять махнуть рукой, чтобы следом не просочилась Агата. Почти сразу она начала остервенело скрести дверь клювом и когтями: открыть силёнок не хватит, но по скрежету, который она производила, заподозришь зверя размером хотя бы с кошку, а не за миниатюрной птичкой. Исайя старался поменьше запирать Агату в её вольере — тот был увесистый, но для активной сойки всё равно маловат, — и пока опасался выпускать её за пределы комнаты деда, в которой теперь жил. Дед был сильным и здоровым мужчиной, когда Исайе было четыре, восемь, двенадцать и шестнадцать — могучий дуб, над которым не властно время, — а вскоре после семнадцатилетия Исайи за считанные месяцы превратился в старую развалину, и Исайя по очереди с мамой кормили его с ложечки, потому что руки у деда не могли уже удержать даже столовые приборы. Те самые руки, которые однажды у Исайи на глазах разжали прутья железной решётки, чтобы помочь выбраться из подвала лишайному котёнку. Дом сейчас напоминал бывшего хозяина: вроде бы крепкий, но крепкий из последних сил. Исайя вовсе не хотел, чтобы Агата, забравшись из любопытства в какую-нибудь щель, там и задохнулась или нашла портал в ад.

Он бесшумно сбежал по лестнице — сейчас хорошо бы иметь дедово ружьё, но оно сгинуло во время прошлого переезда, и у Исайи только узкие чёрные резинки, кольцами обвивающие пальцы: ими он фиксировал косички. Так себе оружие.

Хватило всего одного взгляда на источник шума, чтобы понять, что оружие и не понадобится. Исайя остановился в паре метров от половины человека, сидящего на полу. Исайя совершенно точно знал, что это их первая (ну надо же) встреча. Ещё он знал, что в такие тряпки в Хэйвене не одевались. Да что там, так не одевались даже в Бостоне, а уж там знали толк в модном безумии. В голову пришла шутка о том, что так могли бы одеваться лишь в сумасшедшем доме, но Исайя видел много фильмов про психиатрические лечебницы и был абсолютно уверен, что и там носят одежду приличнее.

— Ты сломал мне пол, клоун, — заметил Исайя, и в его голосе не слышалось ни дружелюбия, ни агрессии. Исайя склонился над подкатившейся почти к его ногам банке пива, поднял её двумя пальцами, оглядел и поставил ровно. Теперь на неожиданного гостя он смотрел другими глазами: накануне он потратил несколько часов на то, чтобы мешками вынести ровно такие же банки, только пустые и смятые, на помойку. В те же мешки он собирал разбросанные по всему дому окурки, пакеты из-под чипсов и окаменевшие презервативы. Тем же тоном Исайя спросил: — Ты хоть представляешь, как трудно вывести кровь с дерева?

+2

4

Страх различной паранормальщины Джей всё-таки попытался взять под контроль - в такие моменты нельзя давать волю своему буйному воображению, нужно действовать разумно! Вот только с разумом у парня было не так чтобы очень, ведь эмоции всегда пёрли впереди.

- Мать. Мать. Маааать!

Паника настойчиво пыталась завладеть им, обволакивая сознание. Он даже, кажется, почувствовал, как она невидимой хрупкой фигуркой склонилась над его беспомощным застрявшим телом и нежно обняла, медленно обвивая его плечи своими длинными руками. Даг нервно сглотнул, замирая на месте - это что, чьё-то дыхание скользит по его щеке?! - он явно ощутил, как волосы на загривке зашевелились, а мурашки тут же пронеслись диким табуном до самых пяток.

Узнай братишки, что он боится призраков, засмеют ведь, и не видать ему больше почетного звания джокера банды! Ну уж нет, одно дело оказаться похищенным и привезённым к черту на кулички, другое дело сдохнуть тут только потому, что застрял в гребанном гнилом доме с призраками! Да ещё и без штанов и в клоуновском прикиде с какого-то рынка, попавшегося его похитителям по пути из Нью-Йорка, пока он пребывал в неадекватном состоянии.

Надо срочно брать себя в руки!
Вот только…
Что-то сбоку не просто дышало в его лицо, что-то там определенно двигалось. Медленно скосив взгляд на доски рядом со своей рукой, он сквозь спутанные длинные волосы увидел - а не только лишь почувствовал - как некое щупальце заползает на его руку и истерично вскрикнул - скорее взвизгнул - не своим голосом, шарахаясь в противоположную сторону в попытке скинуть-освободиться от потусторонней мерзости. А в итоге подавился воздухом и ещё сильнее застрял, провалившись ещё на пару дюймов в пол.

- Что за херня-а?!

Толчок помог переключиться со страха на нечто иное и только тогда Даг понял, что это - ЧЕРТОВЫ БУКАШКИ!

- Твою ж мить…

Шумно выдохнув, он уронил голову на руки, которыми по сути и держался за пол, чтобы не улететь в неизвестность подвала полностью.
По разгоряченному вспотевшему лицу вдруг защекотали маленькие лапки.

- Боже… это всего лишь муравьи…

А ведь он даже не пил. Не зря говорят, что у страха глаза велики. Может, сахару переел? Ведь нормальной пищи во рту с утра толком-то и не было.
Острая боль сразу в нескольких местах на обнаженной коже вынудила резко выпрямиться и снова ухватиться за пол, раскинув руки в стороны.

- Чертовы засранцы, вы меня ещё и обоссать вздумали?!

Как-будто нельзя было мимо проползти!

А может как раз-таки и стоит упасть? Но кто знает, что там внизу да и вдруг именно там он точно окажется в ловушке? Запертый и погребенный под никому ненужным хламом с зияющей дырой ускользающего света над головой. Если ещё не переломается к тому же или не напорется на какой-нибудь штырь. Нет. Надо выбираться через верх.

И тут…
Даг криво усмехнулся, в темных хитрых глазах заискрился недобрый блеск. А после Джей вытянулся и сделался вдруг очень серьезным.

- Какие будут приказания, хозяин?! - Запищал он, имитируя голос муравьев. - Есть проблемы?
- Да, мои верные слуги! - Меняя тут же на громогласный тон и кривляясь важной гримасой. - У нас есть проблема! И даже не одна!

Как тут в его тираду вклинился ещё один голос. И Даг автоматически ответил: - О, наша светлость не хотели портить ваш пол! Э… что?! - И он, наконец, резко обернулся на звук и тут же весь сжался, пытаясь удержаться и дальше на опасно скрипнувших досках.

- Оуч!

Бля…. - пронеслось следом же в дурной головушке.
Даг смущенно оскалился и только хотел что-то брякнуть наподобие извинений, как застыл с открытым ртом от услышанного.
Морг, морг - только и «загромыхали» его глаза, когда он вылупился на парня сквозь челку, как недалекий дурачок.

И, наконец, через мгновение всё же закрыл рот, клацнув зубами, и снова сглотнул, приклеившись внимательным взглядом к так называемому владельцу местного пола, изучая его. При этом успел ещё и парочку муравьев с лица сдуть. По-крайней мере, попытался.

Индеец что ли?
Бляяяя…. Чего доброго ещё скальп снимет! - Закопошилось предательски в голове.

- В смысле? - Переспросил Даг, нервно хохотнув.

Да этот чувак и впрямь странный! Бесцветный тон, странный взгляд, от которого мурашки бегут по спине похлеще всяких там призраков.

- Ахах, ты ж не маньяк какой-то, а? Просто шутишь, да? И сейчас вытащишь меня! Или… н-нет?

Твою ж мить, да эти провинциальные городки пострашнее вооруженных гангстеров!
Верните его кто-нибудь домой, в опаснейший район Нью-Йорка! Ну, пожалуйста…

+2

5

— Нет.

Коротко наклонившись, Исайя поставил ровно ещё одну банку с пивом. Перевёл взгляд на попавшегося клоуна — надо же, их сиятельство, — и вспыхнул быстрой, радостной улыбкой.

— Но не волнуйся. Я не маньяк.

Исайя чувствовал себя сносно в самых аскетичных условиях, пока вокруг сохранялось хотя бы подобие чистоты. Его мало смущало, что не одно окно на первом этаже щерилось на чужаков хищными тонкими зубами, но он поднял с пола и земли перед домом большие осколки и вымел из зарослей травы стеклянное крошево. Ему не мешала облупившаяся краска на подоконниках, но пыль с них — и не только — он протёр в первые часы после приезда. Годы назад они с мамой продали почти все вещи, особенно мебель, и убирать в пустых коробках было просто. Кроме матраса и постельного белья, Исайя купил себе только две большие дорожные сумки, в которые, как в тумбочки, складывал свои нехитрые пожитки. Ьеперь, ступая босыми ступнями по продрогшим от зимнего ветра доскам, Исайя испытывал смутное, но почти физическое сродство со всеми Гессами, которые когда-либо ходили по этой земле. В Бостоне, снова подумал он, этого не хватало. Если Исайя соберётся жить в Хэйвене, он разберётся и с окнами, и с краской, и с электричеством, и...

Если.

Исайя пошёл вокруг новообразованной дыры в полу с клоуном посередине, чтобы собрать разлетевшиеся банки. Пивные он ставил в тех же местах, где они замерли, консервные — собирал в башенки разной высоты. Перестав держаться за рациональную мысль, отдавшись лишь интуитивным ощущением, можно из любой ерунды сложить узор, который укажет верный путь.

— Легенды рассказывают, что самые крепкие дома получаются, если сквозь них растёт дерево. Его ствол служит опорой для стен и крыши, корни ищут ему питьё, листья ловят ему пищу. Такой дом без всякой помощи человека может стоять веками и не разрушаться, потому что, срастившись с деревом, дом и сам становится живым существом. Но, конечно, дерево недостаточно только посадить. Чтобы скрепить их с домом связь, превратить их в единое целое, нужна кровь. Подойдёт и животное, особенно из тех, что водятся в том же регионе, но человеческая лучше всего. Человек — универсальное животное, которое водится повсюду — уж точно там, где есть деревья и дома, — а человек, умирающий в величайшей радости или в величайших мучениях — сосуд с самой драгоценной кровью. Дерево, которое ей удобрят, которому отдадут мясо и кости, будет жить вечно.

Когда Исайя замкнул круг и снова остановился перед клоуном, получившийся узор указывал разве что на то, что перед сменой надо не забыть сходить за едой. Исайя раздражённо почесал щёку.

Ну ладно.

Он опустился на пол перед клоуном: не слишком близко и не слишком далеко, приди тому в голову дотянуться до Исайи — дотянуться бы, пусть и не без усилия, — и скрестил по-турецки ноги. Снова улыбнулся.

— Так что пока твои губы не покрылись корой и пока слушается тебя язык — говори.

+2

6

"Ага, психопат, значит..." - засвербила в голове всё ещё пока что веселенькая мыслишка.
Внезапная смена настроения вполне так намекает на это. Что ж...

Даг затих, сосредоточенно выжидая любой опасный момент, взбреди в голову этому индейцу нанести удар со спины или сбоку. Он следил за незнакомцем уже не столь органом зрения, как всеми остальными, обратившись в одно сплошное внимание. Инстинкт самосохранения и часть жизни на улицах Бронкса научили его быть готовым к любому предательству и удару исподтишка. Благо по большей части окружали и воспитывали полукровку всей толпой добрые люди старой закалки, так что души и отчасти светлой наивности Даг не утратил либо просто не хотел с ними расставаться.

Индеец пошел по кругу: видимо, решил запугать непрошенного гостя, поиграться в психологические игры. Что ж, так действительно веселее. Хотя оказаться в роли беспомощной жертвы не так, чтобы очень. Или всё же это не игры?

"Ну точно... психопат!" - Даг уставился во все глаза на усевшегося напротив.
Легенды, деревья, дома, кровь. Что? Этот парень серьезно или как? Тот ещё шутник, похоже. С друзьями у него, наверное, не слишком-то здорово. Хотя Дагу ли об этом судить.

Напрягшись чуть сильнее: обратив, наконец, внимание уже на собственное физическое состояние, полукровка почувствовал влагу не только под разодранным рукавом толстовки, но и в боку с противоположной стороны. Стараясь не терять из поля зрения движений замершего индейца, Джей всё же бросил быстрый взгляд на источник влажной "проблемы": из-за положения и пола красное пятно было не слишком заметно, но теперь он точно понял, что поранился - видимо, одна из треснувших досок или вообще несколько "приласкали" его слишком уж страстно. Впрочем, ничего удивительного. Скорее всего не сильно, раз ткань не порвалась, но кто знает, ведь опять же толком не видно. Зато ощутимо: холодная влага щекочущими дорожками спускалась к бедру, пропитывая одежду, а "ссадина", как и та, что на руке, наконец, начала болезненно и раздраженно пощипывать. Ох уж этот адреналин и повышенный болевой порог - они всегда помогали на ринге, интересно, помогут ли сейчас, - совсем не замечает своих травм.

- Ну ты что же?! - Хохотнул Даг, расплываясь в якобы чуть нервной и испуганной улыбке, - зачем убивать?! Разве крови из раны на руке для твоего дерева и дома будет недостаточно? Ты же не хочешь сказать, что я обращусь в дерево? Или... хочешь? Это за то, что я позволил себе столь вопиющее неуважение по отношению к ним и к твоим владениям, да? Так я ж не знал! - Еще раз нервно хохотнул. - Тут же весь район из таких вот заброшенных домов. А твой.... твой прям... черт, да не знаю! Он сам позвал меня?! - Чуть тише, с заговорщической ноткой в голосе, обращаясь весь в красноречивое - может, даже слишком - внимание на показ индейцу. - ДА! ТОЧНО! Но я уверен, что вовсе не для того, чтобы покормиться мной! А для того, чтобы указать тебе на серьезную проблему - ЕГО ПОЛ СГНИЛ И ЕМУ БОЛЬНО, ВИДИШЬ?! Ну и еще, может, чтобы друга тебе помочь завести, а? - Улыбка во все тридцать два и наивный взгляд дурачка.

Отредактировано Dag Lee-Blom (2021-11-01 14:36:23)

+1

7

— Понятно, — сказал Исайя после паузы.

Он до сих пор во всех подробностях помнил день, когда нашёл Агату, хотя с него прошло больше двух — или даже трёх — лет. В ту пятницу с самого утра моросил мелкий дождь, солнце не появлялось уже почти полторы недели, а Исайя показывался на улице только в дороге на работу и по пути домой. Он переживал очередную несчастную любовь, презирал весь мир и постоянно чувствовал подступающую к горлу тошноту, которая не имела никакого отношения к пищеварению: его тошнило от самого себя. Когда это ощущение стало невыносимым, Исайя накинул ветровку и поехал на кладбище.

Кладбище — единственная часть мира, которая давала надежду на что-то другое. Едва ступив на его землю, окунаешься в бесконечный, беспросветный покой, и вместе с шумом города как будто утихают и мысли, и всё становится — нет, не лучше, но не таким уж важным. Тяжёлое серое небо — можно дотянуться рукой, — бормотание дождя, мокрая трава и скользкая земля; Исайя мерил её шаг за шагом, вдыхал резкий до головокружения запах и ни о чём не думал. Кладбище — это воплощённая пустота.

Он почти споткнулся о её взгляд — столько в нём было наполненной бурлящей ненависти. Маленькая птица, которую Исайя мог бы целиком спрятать в кулаке, смотрела на него так, словно была готова выклевать ему глаза, раздробить череп, вытащить сердце и пировать им во славу неведомого птичьего бога. Она так поразила Исайю, что он не сразу заметил лужицу мутной воды под птицей и кровь на её крыле. Она действительно была готова биться насмерть, умудрилась оставить даже длинную царапину на щеке Исайи, не говоря уж о сети, покрывшей его ладони. Поняв, что ей не выбраться, она нахохлилась и всю дорогу как будто даже не шевельнулась.

Но в клоуне напротив не было и доли ненависти, которую изучала тогда Агата, которая стала по-настоящему другом, и Исайя не видел смысла доставать его из лужи. Как и отвечать на его наигранную до оскорбительности речь.

А крови Исайи повидал достаточно, чтобы не начинать носиться вокруг каждой протечки.

— Я знаю священника, который умеет изгонять бесов. Но он вряд ли тебе понравится.

Заведя руку за голову, он нащупал прядь, которую как раз собирался заплести, когда клоун его прервал, и продолжил убирать волосы в мелкие косички. Одна прядь — разделить на три — влево — вправо — влево — вправо — влево — вправо — стянуть одну из резинок, обвивающих пальцы — закрепить на волосах — повторить. Монотонно, размеренно, словно заводской станок, который так скучен, что не заинтересует ни одного школьника на экскурсии.

Покосившись на клоуна, Исайя спросил тоном, каким обычно ведут светскую беседу:

— Чем думаешь заняться?

+1

8

Отлично, вроде парень всё понял, хотя кто его знает, что именно он там понял. Однако Даг закивал, продолжая улыбаться. Индеец улыбаться не спешил, ещё и задумался о чем-то, похоже. А его заминка может оказаться шансом. И Джей снова зашарил быстрым цепким взглядом вокруг, стараясь все-таки не слишком привлекать к этому внимания. Снова чуть двинулся, напрягшись всем телом, чтобы в случае чего быть готовым к любой неприятности.

- Что? - Внезапные слова про бесов вынудили Джея вновь уставиться во все глаза на незнакомца и удивленно заморгать, чтобы впоследствии наблюдать чужую  отрешенность и безразличие: «психопат» как ни в чем не бывало начал возиться с собственными волосами. Похоже, прическа была куда важнее и интереснее застрявшего в полу непрошеного гостя.

Нет, ну он точно либо психопат, либо ку-ку - что по сути недалеко от первого да и, похоже, от правды, - либо он просто издевается, а это тоже недалеко от первого, потому как кто вообще станет промышлять подобными низкими штучками, будучи адекватным и законопослушным гражданином великой Америки, а?! Только какой-нибудь аморальный урод! Да как только этому парню не стыдно измываться над беспомощным живым человеком?!
А, может, он один из прихвостней той дамочки и следит за ним? Она же обещала, что Джея настигнет кара, стоит только учудить ему что-нибудь! Да кто в этих развалюхах вообще живет, тут же деревня, а не мегаполис! Ну точно, этот чувак - «засланец» по его душу и тело.

- Не, знаешь, священники как-то и впрямь не по мне.
Раз уж речь зашла о бесах…
- А вот друзья лишними не бывают! - Удерживаясь на одной руке, Даг позволил себе осторожно поднести вторую к голове и покрутить в воздухе в неопределенном жесте, чтобы потом тут же приклеиться ею обратно к полу. Тот возмущённо дрогнул, или так только показалось полукровке, который сейчас ожидал любой непредвиденной неожиданности и мечтал рухнуть под пол в самый последний момент. А ещё лучше все-таки выбраться.

- Чем заняться? Хмммм… - Даг красноречиво призадумался.

Нет, с этим чуваком и правда что-то не так… определенно!

- Стихи, может, посочиняю или песню спою… хотя нет, с творчеством у меня как-то не лады, видать, в мамку совсем пошёл. О! Я бы с удовольствием сходил на свиданку. Кассирша в местном магазинчике ниче такая! А ты знаешь какие красотки в Бронксе?! Ооох, я бы показал какие у них фигурки! - И он правда чуть было не показал, но вовремя опомнился - держаться-то надо да и опасно: пол вот-вот будто рухнет, - вкуснота кароч! А как от них карамелью пахнет, ух, бля. Хотя вот самая клевая девчонка у меня была русская - на Брайтон-Бич их столько восхитительных гуляет! Ты когда-нибудь там бывал? Обязательно скатайся, может и на тебя какая клюнет - они там не особо разборчивые. Но больше всего я тащусь от зелёных волос или даже желтых! Тебе вот какие больше нравятся? Блондинки или брюнетки? А может рыжие? - Даг болтал без умолку, пытаясь ногами нащупать хоть что-то под собой, не теряя надежды выбраться самостоятельно с помощью рук, а потому то и дело нажимал посильнее на гнилые доски, как бы между прочим ложась на них корпусом тела, чтобы понять выдержат рывок или нет.

- А глаза какого цвета? А размер груди? Или ты по пацанам, а? Будет смешно, если воскрешатель помрет тут, кто его воскресит, а? Твое дерево? Клевые у тебя косички, я вот тоже отращиваю. У меня батя металюга - известный музыкант. Чееерт, хотел бы я тоже, как он, но медведь на ухо явно наступил или мамка случайно в детстве уронила. Ахах. Она вполне могла. Слушай, ну прости. Давай я тебе помогу пол починить, а? Или даже ремонт сделать, а? Я могу! Руки-то не из жопы растут. Я ж и правда не знал, что тут кто-то живет. Ну ты че такой упрямый? Я ж в призрака превращусь и буду тебе надоедать! Я ж не оставлю тебя в покое! Прикинь твой дом будет постоянно о какой-то херне болтать! Да так и свихнуться не долго, да-да! Я бы свихнулся! Это ж пиздец!

+1


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [07.03.2020] Хэйвен. Не будь как дома