США, ШТАТ МЭН, ХЭЙВЕН // ДЕРРИ 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь

— из-за событий в мире, вернулись в камерный режим — и играем. 13.03.2022выходим из спячки — запускаем рекламу и пишем посты!
пост месяца от Emily Young Рядом не было никого, кто был бы ей хоть сколько-нибудь близким, и это чувство зарождало болезненную пустоту внутри нее...
нужные персонажи соулмейт, два в 1

Q1 [12.04.20] — ГМ Q1 [14.04.20] — Дэниэл Q1 [10.05.20] — Дани Q1 [18.05.20] — ГМ Q1 [31.05.20] — Ал

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » от судьбы не уйдешь — pt.1


от судьбы не уйдешь — pt.1

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

▬▬▬ от судьбы не уйдешь ▬▬▬
▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬ ▬
13/07/18, где-то под Виксбергом + Новый Орлеан

https://forumupload.ru/uploads/0019/47/79/706/62134.gif https://forumupload.ru/uploads/0019/47/79/706/796071.gif


Трис, Эдвин


Машин было мало, яркий свет фар освещал неидеальный асфальт и деревья по обе стороны от дороги, а уголек сигареты подсвечивал моё слегка уставшее, но довольное лицо. Я курил чаще, чтобы взбодриться, влил в себя второй по счету энергетик и в целом был уверен в том, что доеду без приключений. Я ведь делал это так часто, мне даже туман не может помешать…

Удар, жму по тормозам и ставлю автомобиль на ручник, выбегая из салона. Блять. Я свернул с дороги, чтобы объехать участок с ремонтом покрытия, и сбил собаку. Твою мать.

Подбегаю к животному и понимаю, нет, ЧУВСТВУЮ, что это не совсем собака. Волк средних размеров, дышит, я вижу, как вздымается грудь под слоем шерсти, и начинаю слегка паниковать. Только этого мне и не хватало… Я чуть не убил оборотня.

Эй, парень, ты жив? — ноль реакции. Осторожно дотрагиваюсь до тела, едва похлопывая волка по плечу, вижу, что он смотрит на меня вполне осознанно, но при этом почти не двигается. — Черт возьми, Эдвин, как тебя угораздило, — я ругаюсь вслух и пытаюсь поднять волка на руки, чтобы перенести в машину. С третьей попытки мне удается ухватиться так, чтобы ей — а это была именно волчица — не было очень больно. Теперь нужно доехать до Нового Орлеана и убедиться, что она будет жить.

[nick]Edwin Capshaw[/nick][status]играю в волчанку[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/7/350751.png[/icon][sign] [/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=302#p33000">Эдвин Кэпшоу</a>, 35</lzname> <plashka>оборотень-волк</plashka>[/lzname][]я — волк, был свободен с диким ветром наравне, пока не притащил в дом волчонка.[/]

+2

2

Мне почти никогда не везло с охотой. Казалось бы, это так просто - выследить какого-нибудь зайца или свившую на земле гнездо куропатку, незаметно и тихо подкрасться к ним и наконец напасть. В теории легко, но на практике я чаще всего прокалывалась из-за хрустнувшей под лапой веткой или ветром, который доносил до потенциальной жертвы запах хищника. Или до меня - то, что у меня уже есть конкурент, который в большинстве случаев гораздо сильнее и могущественнее волчонка. Выяснять, смогу ли я противостоять другому волку или, тем более, медведю, я не решалась и отступала.
До тех пор, пока голод не становился совсем невыносимым.
Наверное, отдай я бразды правления полностью зверю, перестай я сопротивляться - и всё было бы иначе. Стать полноценным волком, раствориться в своей сущности и больше не пытаться вернуться.
Так было проще. Закрыть глаза и словно нырнуть в ледяную воду, позволяя волнам нести тебя по течению. Соблазн покориться судьбе был невероятно велик и становился больше с каждым днём, проведённым в мохнатой шкурке, но я почему-то продолжала бороться. Понимала, что самостоятельно никогда не верну себе контроль, не смогу обратиться, но всё равно лелеяла какую-то глупую детскую надежду, что мне ещё подвернётся шанс вернуться.
Если честно, я уже начинала забывать свою прошлую жизнь. Своих школьных друзей, дальних кузин, живущих на другом конце страны. Волчице не снились сны, во всяком случае я о них не помнила, но каждый раз, просыпаясь, начинала сомневаться, а была ли настоящей моя человеческая жизнь. Вдруг я всё это лишь придумала себе? В бесконечной череде дней, наполненных попытками выжить, субботние барбекю казались менее реальными, чем очередная охота и вкус горячей крови у тебя во рту.
Я не знала, сколько времени уже провела в своём зверином облике. Кажется, около года, раз я уже пережила так мокрую осень, снежную голодную зиму, сырую весну и вернулась в душное лето. От меня прежней мало, что осталось - несколько воспоминаний, которые я как мантру прокручивала в голове каждый день, уже начиная забывать, почему это для меня так важно. Мой контроль, точнее то подобие, которым он являлся, становился всё слабее, и это уже даже переставало пугать. Только расстраивало. Я стремительно теряла последнее, что у меня оставалось - саму себя.
Волчица подумала о том, что по ту сторону дороги нам точно повезёт с добычей. Разумеется, её мысли не были похожи на человеческие, но за столько времени я научилась понимать те образы и эмоции, которые она испытывала. И я была с ней солидарна - я уже с лап сбилась, пытаясь найти хоть чей-то след в этом тумане, но всё тщетно. Влага забивала ноздри, делала тяжёлой серую шерсть. Мне могло повезти только чудо - если бы я столкнулась с зазевавшимся зайцем нос к носу, и он бы настолько оцепенел от страха, что не стал бы убегать. Может, если подняться выше по склону над дорогой, то там туман будет реже, и мне повезёт? Попытаться точно стоило.
Я не любила подходить близко к дороге, по которой время от времени проносились ревущие автомобили с огромными ярко-жёлтыми фарами-глазами. Я не могла попросить у людей помощи, объяснить им, кто я. А что сделает любой, встретивший волка?
Всё верно, умирать мне не хотелось ещё сильнее, чем продолжать своё существование в таком виде.
В такое позднее время на дороге никого не было, и я не особо торопилась, переходя по ней и прикидывая, в какую сторону дальше лучше будет пойти. Я задумалась и слишком поздно услышала шум из тумана, ещё позже, оглянувшись, заметила свет, на короткое время ослепивший меня и лишивший той драгоценной секунды, которая могла бы помочь мне убежать. Но я замешкалась, и это стоило мне сильного удара, от которого меня отбросило на влажный асфальт. Я заскулила от боли и попыталась встать, но тщетно. Кажется, несколько моих костей не выдержали удара.
"Ничего. я полежу так немного, а потом смогу добраться до своего логова, чтобы зализать рану и отдохнуть. Только... Нет, нет, не подходи ко мне! Лучше уйди, не трогай!"
Я обернулась к подошедшему человеку и замерла, заставив готовящийся рык замереть в моём горле.
Он был сильным. Большой взрослый волк, в отражении глаз которого вспыхнул янтарь, в то время как радужка моих глаз отозвалась голубым свечением. Я знала, кто он, и мысли о сопротивлении и бегстве мгновенно покинули мою голову.
Это был первый оборотень кроме моих родителей, которого я когда-либо встречала. И, судя по всему, он тоже понял, кем я являлась.

[nick]Beatrice Spencer[/nick][status]волчонок[/status][icon]https://i.ibb.co/yVRTGYx/by-Psyche.gif[/icon][lzname]Беатрис Спенсер, 17 лет[/lzname][]я оборотень, бета орлеанской стаи. безработная, которая пытается снова собрать свою жизнь по кусочкам и не позволить заскучать своему спасителю.[/]

Отредактировано Daniel Spellman (2021-06-13 20:36:14)

+1

3

Туман, шелест верхушек деревьев и гулкий стук моего сердца. Момент, когда время останавливается и вместе с ним в жилах застывает кровь.

Не каждый день случается увидеть незнакомого волка. Вероятность сбить его на проселочной дороге вдали от города вообще стремится к нулю. Но сегодня именно мне выпал шанс на миллион — тащить обездвиженного оборотня в свою машину. В тот момент я даже не пытался думать о последствиях, растерялся и плохо соображал. Если волчица из местной стаи, то следовало отвезти её в Виксберг… Но я замешкался. Как найти сородичей, какому врачу довериться? И решение нужно принять быстро, ведь я понятия не имею, насколько серьезны повреждения, точно знаю лишь одно — ей больно. Быстрее, думай быстрее.

К третьей попытке поднять волчицу я начал ненавидеть себя за всё произошедшее: невнимательность, решение свернуть с пути, неосторожность. И когда своими действиями заставлял её кривиться в мучительной гримасе. А сейчас могу лишь отвезти оборотня в Новый Орлеан к семейному врачу.

Были ли у меня мысли бросить тело в лесу и уехать?
Не знаю.

Дрожь в руках, мешанина в голове — воспоминания об этой ночи сохранились лишь урывками.

Я старался ехать быстро, но при этом как можно аккуратнее, чтобы не сделать ей еще больнее. Периодически поглядывал на волчицу в зеркало заднего вида, пытаясь понять, дышит ли она. И когда ловил в слегка испуганных глазах блеск — успокаивался.

- Тише, тише, не бойся, я отвезу тебя в безопасное место. Всё будет в порядке.

Воздуха постоянно не хватало, и я держал окно открытым, позволяя потокам хлестать меня по лицу. Иногда приходилось останавливаться на пару минут, чтобы размять ноги и успокоить свое воображение. И тогда я разглядывал её через стекло, возвращаясь к реальности, ругался сквозь сжатые губы.

Пачка сигарет почти закончилась. Когда я потянулся за очередной дозой, волчица снова зашевелилась, привлекая мое внимание. Сейчас радовало только одно — она жива. Значит, есть все шансы, что Ричард поставит её на ноги.

А что дальше? Разберусь с этим потом.

- Прости, что так поздно, - игнорирую ворчание Фейна, давая понять, что звоню не просто так, - да. Я сейчас в дороге, еду из Виксберга. И мне очень нужна твоя помощь. Чисто профессиональная, - говорю спокойно, но в то же время даже чересчур сдержанно. По голосу слышу, как Ричард начинает напрягаться, - Нет, со мной все в порядке, но Рич… Я сбил волка, - на другом конце трубки тяжелое молчание, - Я вижу, что она… Да. Да, я понял тебя, буду через час или два, - сбрасываю вызов и медленно выдыхаю.

Осталось доехать. Всё остальное не имеет значения.

Машина останавливается возле частной клиники на окраине города. Быстрое приветствие, легкое замешательство и еще минут двадцать, чтобы достать из машины волчицу и перенести её в смотровую.

- Рич, почему она не превращается? – док выглядит обеспокоенным и лишь пожимает плечами, мечась от одного шкафчика к другому.

- Эд, погуляй. Не мешай, пожалуйста, - мне не нужно повторять дважды. Одним взглядом спрашиваю про пачку сигарет, лежащую на краю стола, получаю сдержанный кивок и выхожу из комнаты.

Время тянется как жвачка. Ощущение, будто я в замедленной съемке и режиссер не желает останавливать процесс. Полчаса уходит на то, чтобы привести мысли в порядок, еще полчаса, чтобы навернуть пару кругов по кварталу. Мне одновременно и беспокойно, и всё равно. Знаю, это просто шок, который совсем скоро пройдет. Но, черт возьми, какого хрена это произошло? Почему со мной?

Звонит телефон.

- Я понял, хорошо. Приеду завтра.

Какое-то время просто стою, сжимая айфон в руках. Смотрю в никуда, а потом — сразу в небо. Не замечаю, как уголки губ легонько тянутся вверх.

Следующим утром, в субботу, первым делом еду в клинику к Фейну. С волчицей все в порядке, значит, я поступил правильно, когда не оставил её на обочине. Она восстановится и сможет вернуться к семье.

Дверь открыта, но в помещении пусто. Приходится побродить по коридорам, заглядывая в каждую из комнат, пока в одной из них не нахожу Ричарда, занятого записями в своем блокноте. Он замечает меня, поднимая усталый взгляд, а потом улыбается, невольно вызывая у меня ответную реакцию.

- Переломов нет. Просто сильный ушиб. Какое-то время ей лучше поменьше двигаться, - док кивает в сторону, и я замечаю за его плечом диван с волчицей, смотрю на нее несколько секунд, не отрывая взгляда. - Не был уверен, стоит ли селить оборотня в клетку с подстилкой, - конечно, он шутит. И я смеюсь, чтобы поддержать друга, который всю ночь возился с моей проблемой.

- Что я могу сделать? – чувство вины вроде ушло, а вроде и сидит на моем плече, нашептывая гадости на ухо. Мне неудобно, что я заставил Фейна заниматься всем этим, но я безумно благодарен ему за то, что волк в порядке.

- Заберешь её на выходные? Клиника сейчас не работает, да и присматривать здесь за ней некому. По сути это ведь щенок еще, - Рич трет пальцами переносицу, жмурится, - и застряла в волчьем обличии. Скорее всего, провела какое-то время в шкуре и забыла, как вернуться обратно, - говорит так, будто это обычное дело, хотя я давненько не слышал подобных историй, - Ничего, это поправимо. Заберешь? Я напишу рекомендации.

Снова смотрю на волчицу, а потом на дока. Пока я никуда не еду, значит, проблемы быть не должно. Кроме того, могу ли я таким образом искупить свою вину?..

- Да, думаю, да, если она пойдет со мной, конечно.

- Идти она не может, - задумчиво смотрит на оборотня, - или не хочет. Так что придется нести на руках, но завтра-послезавтра должна оклематься. Осталось проверить, не откусит ли она тебе голову, - смеется он, предлагая подойти к волчонку поближе.

[nick]Edwin Capshaw[/nick][status]играю в волчанку[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/7/350751.png[/icon][sign] [/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=302#p33000">Эдвин Кэпшоу</a>, 35</lzname> <plashka>оборотень-волк</plashka>[/lzname][]я — волк, был свободен с диким ветром наравне, пока не притащил в дом волчонка.[/]

+1

4

Он был взрослым сильным самцом. Волчица видела, знала это, а я за последние месяцы настолько слилась с её сознанием, что за призмой её восприятия почти не замечала в незнакомце того, кем в первую очередь он являлся - человека. Я тоже видела волка, который почему-то подходил всё ближе, что-то говорил. Я не особо понимала его слова, но реагировала на тон. Спокойный, мягкий, успокаивающий. Я доверяла ему и, как бы больно мне ни было, только тихонько скулила, когда он пытался взять меня на руки, не пытаясь укусить своего обидчика.

Зачем ему я? Бросить меня здесь было бы разумнее. Я не была частью его стаи. Одинокая омега, худая из-за своих плохих способностей к охоте, испачканная в дорожной грязи и пыли. И тем не менее он не бросил меня на обочине, а доволок нелёгкую ношу до машины, укладывая на заднее сиденье. В нос ударил запах салонной кожи и сигарет, и я прикрыла глаза, глубоко, насколько позволяли ушибленные рёбра, делая вдох. Я так давно не слышала запах человека, что почти забыла его. Такой родной и одновременно чужой. Пробуждающий воспоминания, которые, как мне казалось, давно покинули меня.

Кажется, я отрубалась. Я помню дорогу урывками - подскоками на кочках, обеспокоенными взглядами мужчины в зеркало заднего вида, его голоса, когда он разговаривал с кем-то по телефону. Кажется, обо мне, но в тот момент я снова прикрыла глаза, а когда в очередной раз очнулась, за окном уже мелькали огни какого-то города. Сколько же я пробыла в отключке? Вряд ли сильно долго - ночь всё ещё не отступила, и мои инстинкты подсказывали, что рассвет ещё не скоро.

Я приподняла голову, когда машина остановилась, и мужчина вышел, в очередной раз бросив на меня взгляд. Я не знала, что будет дальше, а волчица лихорадочно искала способа сбежать. Она боялась людей, не доверяла им и местам, где они живут, но сейчас не могла даже нормально пошевелиться. Я же чувствовала, как во мне просыпается то, что не оставляло меня даже в мохнатой шкурке. Любопытство.

Я почему-то верила, что он не причинит мне вред. Не дёргалась, когда мужчина вернулся, когда снова взял меня на руки, перенося на этот раз в стерильно чистое помещение с большим металлическим столом посреди комнаты. Мне здесь не нравилось. Эта стерильность, дружелюбное на первый взгляд лицо склонившегося надо мной врача. Ещё больше мне не нравилось, что Эд, как его назвал врач, вышел из комнаты. С ним мне было спокойнее, и я снова начала озираться по сторонам, пытаясь составить несложный план побега из этого места.

Точнее, "пополза" в моём случае.

К счастью, док не сделал мне ничего плохого. А укол обезболивающего помог вздохнуть спокойно и облегчённо. Я всё ещё не горела желанием находиться здесь, но хотя бы почти поверила, что он просто собирался мне помочь.

Но что будет дальше?

- Не хочешь обернуться? Так бы я смог помочь тебе лучше, - док пододвинулся ко мне, натыкаясь на осознанный, и вместе с тем ничего не понимающий взгляд.

Обернуться? Разве это было возможно? Моё сознание настолько тесно слилось с волчьим, что я даже не представляла, что нужно сделать, чтобы вновь разделить нас. Да и возможно ли это? Снова стать человеком... Не думала, что когда-либо это вообще произойдёт.

- Застряла? Но понимаешь меня? - я мотнула хвостом в ответ. - Мы тебе поможем. А пока отдыхай, тебе нужен покой.

Новый путь на руках был недолгим - до соседнего дивана, на котором было куда удобнее, чем на холодном хромированном столе. Первое время я ещё наблюдала за доком, планируя найти выход, как только он покинет комнату. Но сон сморил меня быстрее, а когда я вновь открыла глаза, помещение уже заливал солнечный свет.

- Проснулась? - знакомый голос заставил меня вскинуть голову и повернуться к доку, сидящему за столом рядом. Я приветственно вильнула хвостом и зевнула, с любопытством осматриваясь. Прошлой ночью я была слишком уставшей, чтобы сделать это как следует. Впрочем, слабость я чувствовала и сейчас, продолжая разглядывать хромированные шкафчики со своего места, не делая попыток встать. Тело снова начинало болеть, и пока мне ничто не угрожало, я не торопилась шевелиться.

Хотя я едва не подскочила на ноги, когда в дверях появился мой второй знакомый. Странно немного - именно он сбил меня, но я почему-то доверяла этому волку и потянулась к нему, принюхиваясь и окончательно убеждаясь, что не обозналась. Хвост приветственно вильнул, когда мужчина приблизился ко мне и осторожно протянул руки, которые я тут же обнюхала на предмет еды и разочарованно чихнула. Снова этот запах сигарет, пропитавшихся, казалось, в саму кожу.

- И покорми её. А то она, кажется, давно ничего не ела толком.

Вот тут я точно ничего не имела против. Даже не пискнула, когда меня снова взяли на руки, снова куда-то понесли. Салон знакомой машины ощущался почти родным, и я удобно устроилась на заднем сиденье, наблюдая за тем, как Эд ведёт машину. На этот раз я могла и его рассмотреть как следует, и где-то на задворках сознания, где всё ещё оставалась я настоящая, мелькнула мысль о том, что Эд был очень неплох собой.

Следующей моей остановкой был дом. Место, где каждая вещь, даже стены и пол пропитались его запахом. Я снова оказалась лежащей на диване, пока Эд пытался понять, что ему делать с внезапно свалившимся на голову волчонком. Я поворачивала голову, следя за ним, реагируя на его голос и время от времени махая хвостом в ответ. Я понимала его интонацию, откликалась на изменения тона и мимики, но до самого смысла слов мужчины продиралась с трудом, словно поднималась с глубины к поверхности, и тонны воды пытались раздавить меня, вернуть обратно. Или словно я продиралась сквозь липкий сон, ещё не до конца различив границу между ним и явью, в которой меня настойчиво будила мелодия будильника или голос матери.

Когда в руках Эда появился кусок мяса, я даже смогла встать на ноги и, пошатываясь, медленно подойти к нему. Док был прав - я действительно давно не ела, и теперь от вида еды у меня пасть наполнилась слюной, а в глазах отразился неподдельный голодный блеск. Эд только вовремя успел отдёрнуть руку в момент, когда я я урчанием впилась зубами в отбивную. В этот момент на первый план снова вышла волчица, которая хватала мясо большими кусками, давилась и снова кусала, словно опасалась, что кто-то может отобрать у неё еду. Я утробно зарычала, когда мне показалось, что мужчина подошёл слишком близко, и он предусмотрительно сделал шаг, больше не рискуя приближаться. Во всяком случае, пока я не доела и не вылизала пол, на который попало несколько капелек крови.

Только тогда я наконец подняла перепачканную морду и довольно облизнулась. Я не знала, что будет дальше, но настоящее мне пока очень даже нравилось.

[nick]Beatrice Spencer[/nick][status]волчонок[/status][icon]https://i.ibb.co/yVRTGYx/by-Psyche.gif[/icon][lzname]Беатрис Спенсер, 17 лет[/lzname][]я оборотень, бета орлеанской стаи. безработная, которая пытается снова собрать свою жизнь по кусочкам и не позволить заскучать своему спасителю.[/]

Отредактировано Daniel Spellman (2021-06-13 20:35:56)

+1

5

Я спокойно смотрел на волчицу, пока внутри меня смешивались эмоции: жалость, отрицание, любопытство. Это напрягало, ведь я привык знать, чего хочу, что мне нравится или не нравится, понимал себя с полуслова. А сейчас… Не знал, как реагировать, как взаимодействовать с оборотнем, что делать с этим потом.

Новая знакомая приветливо машет хвостом, и я хмыкаю, протягивая к ней руку. Конечно, это не собака, но у тех, кто провел достаточно времени в волчьей шкуре, вполне могут сбиться повадки человека. Лучше перестраховаться, чтобы не испугать её и не сделать хуже себе. К удивлению, волчонок не пытается откусить мне пол руки и в целом выглядит довольно безобидно.

Дурочка, ты хотя бы понимаешь, что это я тебя сбил?

Продолжаю смотреть на неё, но уже слегка растерянно. Будто нужно подождать еще пару секунд, пока она не превратится в человека. Но ничего не происходит, и я оборачиваюсь на Ричарда с немым вопросом на губах. Только вряд ли он сможет помочь.

В этот раз к машине несу её в одиночку, не опасаясь, что случайно доломаю пару ребер или лапу. С ушибом можно жить, да и волчица совсем не сопротивляется, лежит послушно. Хорошая девочка.

- Кажется, ты уже смирилась с произошедшим, да? – риторический вопрос виснет в воздухе, а я задерживаю взгляд на её голубых глазах.

Омега, не из стаи. И как я сразу не понял? С шумом выдыхаю, предчувствуя целый ворох проблем, связанный с оборотнем. Связанный с тем, что я наделал прошлой ночью.

https://forumupload.ru/uploads/0019/47/79/706/721521.jpg

До дома мы доехали довольно быстро. Я перенес волчицу в гостиную и выделил в её распоряжение старый кожаный диван, который давно пора было выкинуть, но я так и не решился. К новым вещам ведь еще и привыкать придется… Кому нужны эти перемены? Уж точно не мне.

Вспоминается напутствие дока, и я иду в зону кухни, ничем не отгороженную от гостиной. У меня вообще дома все максимально просто: минимум мебели, много дерева, бетона и скупая цветовая гамма в бело-серых и коричнево-черных тонах. На стенах висит парочка картин, которые дарили по поводу и без. Обычная холостяцкая берлога с одним единственным уточнением: я не разбрасываю носки под диваном и веду себя вполне примерно.

На пути к цели включаю музыку, комната наполняется голосом Люка Причарда. Довольно щелкаю пальцами, пытаясь сообразить, чем накормить новую знакомую. Ныряю в холодильник с головой, задавая риторический вопрос:

- И что ты будешь есть? Мясо? - поглядываю на неё одним глазом, улавливая легкое движение хвоста. То ли волчица меня понимает, то ли вертит им из вежливости. Впрочем, особого выбора у неё нет - запасливостью хомяка я никогда не страдал, предпочитая готовке заказ блюд из ближайшей забегаловки. Достаю из холодильника пару отбивных и быстро распаковываю их, продолжая посматривать в сторону оборотня. Образцовое поведение или затишье перед бурей? - Не притворяешься? - шутливо спрашиваю я и приподнимаю над столом стейк, слегка покачивая его в руке. Ответная реакция не заставляет себя ждать - оборотень спускается с дивана и плетется ко мне на полусогнутых, - Ладно, ладно, я понял, - успеваю сделать пару шагов в её направлении, чтобы отдать мясо, но тут же отступаю назад, предусмотрительно убирая руки, - прямо сейчас и не скажешь, что она нездорова. Зарычала как дикая, вырвала из рук кусок мяса и тут же жадно проглотила его. Кажется, не притворяется. И проблем мне не избежать.

Выдыхаю, ворчу мысленно, слежу за тем, как она вылизывает бетонный пол. Смотрит на меня, явно ждет добавки, и я беру со стола второй кусок, кидаю ей с расстояния около полуметра, не желая попасться на одну и ту же удочку дважды. Волчица ловит стейк и так же жадно съедает его, пока я задумчиво слежу за процессом.

- Пожалуй, на сегодня хватит, - говорю я ей, хотя чувствую, что волчонок не очень-то и понимает, о чем я, - больше ничего нет, - отрицательно качаю головой и развожу руки в стороны, открывая ладони.

Какое-то время мы просто смотрим друг на друга, а потом она садится, упираясь передними лапами в пол. Слабое тело норовит соскользнуть и я осторожно подхожу к оборотню, присаживаясь перед ней на корточки. Нужно перенести волка обратно на диван, только предварительно убедиться, что в процессе мне не откусят пальцы.

Когда меня обнюхали вдоль и поперек, не обнаружив лишнего кусочка мяса, я все же смог поднять волчонка на руки и уложить в мягкие подушки, присаживаясь рядом. Но даже глазом не успел моргнуть, как её морда оказалась на моих коленях.

- И что это? - спрашиваю я строго, а сам отчего-то улыбаюсь, машинально поглаживая по шерстяному загривку. И зачем я это делаю?

Kaiser Chiefs - Ruby

В комнате начинает играть новый трек, создавая несколько игривое настроение. А я выуживаю свободной рукой из кармана телефон, проверяя пропущенные, после чего задумчиво смотрю на волчонка.

- Надо бы тебя как-то назвать, - смотрю в голубые глаза, пытаясь на ходу придумать какое-нибудь имя, но в голову как на зло ничего не приходит, лишь веселый припев песни нашептывает "руби-руби-руби-руби", заставляя хвост волка пританцовывать в такт музыке, - Может так тебя и назвать? - спрашиваю я после очередного припева, - Руби? - она приподнимает голову и смотрит на меня, - Пожалуй, так и поступим.

Наверное, это было некое подобие согласия с её стороны. А может и нет. Вряд ли она понимает всё, о чем я сейчас говорю. Но с именем будет гораздо проще. Я снова смотрю в экран смартфона и открываю гугл. Мне нужно каким-то образом найти информацию о ней, а я даже не знаю, что произошло. Если она обратилась в подростковом возрасте, то из-за чего и почему до сих пор одна?

В голову не идет ни единой ценной мысли, как можно узнать подробности произошедшего, пока я не дохожу до одной очевидной вещи... Может стоит рассказать кому-то? Может в стае есть информация о других волках в штате?

Мне не требуется много времени, чтобы решиться на этот звонок, я быстро нахожу в телефонной книжке номер Роуг. Будем надеяться, что она не пошлет меня куда подальше. Когда на другом конце раздается знакомый голос, я уже знаю, что говорить:

- Розамунд, привет, это Эд. Нужна твоя помощь, не занята?

Розамунд

Забавная истина: даже если ты оборотень, глаза всё равно болят, если долго смотреть в старенький монитор старенького рабочего компьютера, который зависает с завидным постоянством. Роуг протяжно выдыхает, пытаясь успокоиться, когда системник снова надсадно гудит, задумываясь, стоит ли ему сохранить заполненную форму, или лучше выключиться нахер и самоубиться и тяжёлый кулак девушки.
В офисе почти никого не осталось, Рейнольдс и сама бы с удовольствием ушла, но решила закончить с оставшейся работой, потому что не уверена, что в ближайшее время вообще сможет заняться чем-то полезным. То ли волчье чутьё, то ли интуиция подсказывают, что на казни, что назначена на пятнадцатое, ничего хорошего не произойдёт, а город и так гудит как пчелиный улей.
От не радужных мыслей отвлекает вибрация телефона – у Роуг вообще какая-то странная привычка держать телефон именно на виброрежиме, не позволяя окружающим услышать «Come with me now, i'm gonna take you down» и далее по тексту, будто опасается, что в итоге на звонок не ответит, потому что продолжит слушать песню. На той стороне «провода» слышится голос Эдвина, из-за чего Рейнольдс выгибает бровь в удивлении. Не то чтобы ей не звонили с просьбами о помощи – напротив, случалось это довольно часто, то ли лицо слишком доброе, то ли работа в полиции обязывает, но Кэпшоу на её памяти так делал впервые. От удивления Розамунд отвечает даже без привычного ворчания в голосе, слишком уж заинтригованная в сути вопроса.
— Раз уж нужна помощь, то нет, не занята, — Роуг всё же пинает носком ботинка системный блок и слушает Эдвина. Похоже, не одна Роуг так развлекается, прыгая под машины. Может, это эдакий обряд посвящения для молодых волков? С другой стороны, она-то всегда могла перекинуться обратно, довольно чётко разделяя обе свои сучщности. Да и обратилась строго по времени, как все порядочные оборотни, в восемнадцать – это Шейн в своё время решил сделать ход конём и перекинулся чуть раньше положенного, но тоже ненадолго, да и в итоге не застревал в теле волка. В общем, довольно щепетильная ситуация. Можно было бы, конечно, обратиться к Тору, но альфа в последнее время был и без того нервным, так что обойдутся и без него. – Думаешь, могла пострадать в каком-то происшествии и застрять в волчьей ипостаси? – Вполне логичное предположение, имеет право на жизнь. – Смотри, я могу откопать информацию о происшествиях в Новом Орлеане и соседних штатах, но боюсь, что без информации о том, были ли они связаны с оборотнями. Думаю, если такая информация и есть у кого-то, то только у инквизиторов. Не хочу к ним сразу обращаться, пока сами попробуем разобраться. Проверю архив и приеду, когда найду что-то.
Компьютер, видимо, всё же заволновался о своей судьбе и перестал так нещадно тупить, что позволило всё же откопать все дела о авариях, пожарах и прочих семейных развлечениях. На всякий случай, Роуг зацепила всю пятилетку – мало ли что, но лидерами стали несколько происшествий за последние год-два, которые Рейнольдс заботливо распечатала и сунула к себе в рюкзак, на ходу строча смс-ку с информацией о успехах и вопросом, следует ли что-то захватить для их сестры по ежемесячной проблеме.
Видимо, не такая уж она и суровая волчица, раз каждый раз кидается на выручку даже кому-то незнакомому.
До дома Кэпшоу Роуг добирается довольно быстро, цепляет с пассажирского места свой рюкзак со всяким барахлом и папкой с делами, задумывается на пару мгновений и лезет в бардачок за волшебным мешочком от эмиссара: «Ваш оборотень ещё не наркоман? Тогда мы идём к вам с нашими травками!». Шутки шутками, а сама Рейнольдс не смотря на отсутствие проблем со сменой ипостаси туда-обратно, имела определённые проблемы с контролем – спасибо суке-судьбе, так что когда Тиа предложила состряпать мешочек для успокоения, в котором были лишь обычные травы, которые легко можно было собрать в лесу, от помощи брюнетка решила не отказываться. Кто знает, может и в этот раз пригодится. Тиа – умная женщина и ведьма, так что пользоваться её магическими фишками никогда не будет лишним.
Рейнольдс стучит в дверь и ждёт на пороге, пока её не пригласят. Могла бы, конечно, и сама в наглую влезть в дом – ей не привыкать, но, во-первых, с Эдвином они не были на том уровне доверия, чтобы так поступать, а во-вторых, у него сейчас находилась раненная волчица. Ни Роуг, ни её зверь не сомневались, что в случае чего прекрасно справятся с опасностью, но навредить и так травмированному оборотню совсем не хотелось. Так что и действовать приходилось осмотрительно и спокойно. При посещении зоопарка не делайте резких движений и фотографируйте без вспышки.
— Привет ещё раз, — Рейнольдс в первую очередь протягивает распечатанные дела, будто щитом отгораживается, хотя никакого беспокойства не испытывает. Её в первую очередь просили именно об этом – вот она и привезла. – Смотри, есть несколько аварий, после которых нашли не всех членов семьи, так что вариантов несколько. Но вот эти: Виксбург, Лейк Чарльз, Литл Рок и Батон-Руж – кажутся самыми подходящими. Возил к доктору? Если есть какие-то зажившие переломы, то по их состоянию можно прикинуть, когда были получены и хотя бы как-то сузить временные рамки. Или прикинуть её возраст, хотя сомневаюсь, что пересчёт с волчьего на человеческий тут поможет. А ещё вот, подарок от нашего стола — к вашему, — Роуг протягивает мешочек успокоения, легко поведя плечом. — Иногда нервничаю, здорово помогает. Тиа когда-то сделала. Может, поможет пациентке.

[nick]Edwin Capshaw[/nick][status]играю в волчанку[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/7/350751.png[/icon][sign] [/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=302#p33000">Эдвин Кэпшоу</a>, 35</lzname> <plashka>оборотень-волк</plashka>[/lzname][]я — волк, был свободен с диким ветром наравне, пока не притащил в дом волчонка.[/]

+1

6

Роуг ответила довольно быстро, и я с облегчением выдохнул. До этого момента ни разу не заявлялся к ней с подобными просьбами, а сейчас понял, что никто лучше детектива полиции не справится с моими запросами. К тому же, Розамунд была гораздо сообразительнее, и я без зазрения совести рассказал ей обо всём, что произошло той ночью.

Думаешь, могла пострадать в каком-то происшествии и застрять в волчьей ипостаси?

Либо что-то куда более криминальное, но я почему-то сомневаюсь. Она явно обратилась раньше положенного срока, но не похоже, чтобы относилась к людям с ненавистью, - опускаю взгляд на волчицу, которая любопытно смотрит мне в рот. То ли пытается разобрать речь, то ли что-то понимает.

Рейнольдс дело говорила, но впутывать инквизиторов не хотелось. При их упоминании я даже заметно скривился. Для начала, хватит с нас и полиции.

- Договорились, тогда жду тебя, - голос звучит куда бодрее, чем в начале разговора, да и сам я чувствую себя куда лучше, - И спасибо.

После звонка я решил проветриться, а заодно вывести Руби на улицу. Я никогда не застревал надолго в облике волка, как и не был хозяином молодой хаски, но точно уверен был в одном: унитазом она воспользоваться не сможет при всем желании.

- Идти можешь? – спрашиваю её, поднимаясь с дивана, и осторожно спускаю волчицу на пол. Учитывая, как она бежала к куску мяса, не исключаю, что сил на небольшую прогулку у нее хватит. В крайнем случае – снова поиграем в дочки-батеньки.

Волчица ныкается где-то за углом дома, пока я курю на крыльце, неловко перебирая пальцами волосы - нервное. Если первые минут пять я следил за ней в оба глаза, то потом решил, что вряд ли она перепрыгнет высокий забор или сделает подкоп. Тем более что передвигался волчонок все еще абы как. Смс Розамунд застала меня врасплох в середине нашей «прогулки», введя в легкое смущение.

Да, к такому жизнь меня явно не готовила. Будучи холостяком, я никогда особо не сталкивался с этими… вещами. А в одном доме с девушкой жил аккурат лет десять назад, когда Алексис еще была в Орлеане. Отцом девочки точно не планировал становиться в ближайшее время… Поэтому на всякий случай ответил:

«Вези всё, что посчитаешь нужным, я нихрена в этом не понимаю. Пока она просто хаски, поэтому я выпустил её погулять».

Дома я первым делом и сам убежал в уборную, оставив оборотня наедине с самой собой. Ну, вряд ли с ней случится что-то ужасное, да и я не отец года, чтобы следить за ней каждую минуту. В ванной какое-то время просто разглядывал свое уставшее лицо в зеркало, а потом умылся, намочив волосы так, что пряди свисали мокрыми сосульками. Чувство лишней ответственности, упавшей на мои плечи, не покидало. Пожалуй, я даже был рад остаться наедине с самим собой хотя бы на десять минут.

Тихонько выйдя из уборной, я застал Руби за увлекательным занятием. Она с удивлением разглядывала свое отражение в зеркале, а после и вовсе начала возмущенно лаять. Вероятно, волчица не видела, что я подглядываю за происходящим, а когда заржал в голос, то смущенно прижала уши к макушке, поглядывая на меня слегка виновато. Надеюсь, я своим выражением лица дал ей понять, что всё хорошо.

Еще какое-то время я провел за поеданием сандвича из остатков в холодильнике и за поиском информации в интернете. Полагаться только на Роуг было бы неправильно. С другой стороны, я не очень знал, что искать, поэтому просто брел по новостным сайтам как слепой котенок.

Через пару часов поисков от ноута меня отвлекает стук в дверь. Он же привлекает внимание волчицы. Иду открывать.

Привет ещё раз, - я мягко улыбаюсь, здороваясь с ней, и забираю протянутые бумаги, мельком вчитываясь в текст на них. Киваю на перечисленные города, еще раз подмечая вслух о том, что сбил оборотня как раз под Виксбергом. - Возил к доктору?

- Да, я сразу отвез её к Ричарду, пришлось вызванивать его ночью, но он не сильно расстроился, - кажется, - судя по осмотру переломов у нее нет. Ни старых, ни новых. По возрасту ориентируемся на подростка, но точно сказать невозможно, ты права.

- А ещё вот, подарок от нашего стола — к вашему. Иногда нервничаю, здорово помогает. Тиа когда-то сделала. Может, поможет пациентке.

- Это очень кстати, я пока не понял, как она себя чувствует, - улыбаюсь Роуг и забираю мешочек, смотрю на волчицу, покачивая им в руке, чтобы привлечь её внимание. – Пройдешь? – оборачиваюсь на Рейнольдс и делаю несколько шагов в направлении оборотня. Присаживаюсь перед ней на корточки, протягивая руку с антистрессом, – Она вроде не очень агрессивная, если, конечно, ты не пытаешься забрать у нее стейк, - смеюсь, отдавая мешочек волчонку, и поднимаюсь с пола, направляясь к зоне кухни, - Вероятно, были попытки в прошлом. Чай-кофе? С едой у меня, к сожалению, напряг. Но могу предложить сандвич.

Не дожидаясь ответа, включаю кофемашину и электрический чайник. После чего раскладываю документы на обеденном столе и начинаю рассматривать бумаги по Виксбергу в первую очередь.

- Машина найдена в реке, внутри тела мужчины и женщины. По документам у них была дочь. Жуткая история, - я негромко кашляю и откладываю листы в сторону. С этого происшествия прошел целый год. Хочется верить, что волчонок обратился гораздо позже. – Литл Рок, пожар в лесу, родители и еще один ребенок выжили, старшая девочка пропала, - читаю и прикидываю, могла ли волчица добраться оттуда до Виксберга? Запросто. – Лейк-Чарльз, обрушение моста, несколько погибших, среди них отец-одиночка. Дочь не нашли. Да, помню, как это произошло, - поднимаю короткий взгляд на Роуг и продолжаю читать, - Батон Руж, еще одна автомобильная авария, родители умерли, ребенка не нашли. Как раз только что читал об этом.

Я перекладываю дела на столе в порядке срока давности и иду к кофемашине. 

- Даже не знаю. Сколько вообще можно пробыть в волчьем состоянии без последствий для разума?

[nick]Edwin Capshaw[/nick][status]играю в волчанку[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/7/350751.png[/icon][sign] [/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=302#p33000">Эдвин Кэпшоу</a>, 35</lzname> <plashka>оборотень-волк</plashka>[/lzname][]я — волк, был свободен с диким ветром наравне, пока не притащил в дом волчонка.[/]

+1

7

Что же дальше?

Дальше меня покормили, и пара съеденных сырых стейка теперь ощущались в животе приятной тяжестью. Давно я так не наедалась, но, стоило мужчине опуститься передо мной на корточки, как я тут же потянулась к нему и принюхалась. Его руки всё ещё пахли мясом, и я лизнула их, не пытаясь причинить ему вред. К счастью, я всё ещё могла хоть немного соображать и не принимала человека за потенциальный ужин.

Он был другом. Тем, кто не бросил меня на обочине и помог, хотя не обязан был. Я доверяла человеку, который не остался равнодушен ко мне и был первым из моего окружения, кто знал о моей сущности. Волчица же шла за более сильным и мудрым вожаком. Весь этот год мы обе изнывали без стаи, ясно понимая, что в одиночку не выживем. Чудо, что я продержалась хотя бы этот год, с моим-то "везением" в охоте.

Убедившись, что я не настроена враждебно, мужчина перенёс меня обратно на диван. Удивительно, но, зная, что именно он сбил меня, я почему-то чувствовала себя с ним в безопасности.

Не то, чтобы это мешало мне придумать планы для побега, как только я встану на ноги. Часть меня хотела остаться, безмолвно просила о помощи. Другая же, ставшая невероятно сильной за эти месяцы, думала только о том, чтобы сбежать и вернуться в лес. И именно с той второй половиной своей сущности я и вела борьбу весь последний год.

"Руби, Руби, Руби, Руби".

Кажется, я слышала эту песню раньше. И, кажется, она мне нравилась. Хвост, словно заживший своей жизнью, отбивал такт мелодии, пока сама я млела от мягких прикосновений мужчины, гладящего меня по загривку. Я и не помнила, когда получала ласку в последний раз. Да и было ли это в моей новой жизни? У маленькой волчицы было не так много знакомых, и ещё меньше - дружелюбно настроенных к ней. Чаще всего меня или боялись, или пытались убить, увидев во мне угрозу или конкуренцию.

Действительно, просто нереально повезло, что я осталась жива.

"Руби, Руби".

На самом деле, мне без разницы. Я не забыла своё настоящее имя, просто оно упало и затерялось где-то на подкорке моего сознания, не желая всплывать на поверхность. Я не сразу поняла, что Эд выбрал мне новое имя, и научилась откликаться на него далеко не с первого раза. Но когда привыкла... Руби? Почему бы нет? Я поворачивала голову на его зов, и приветливо махала хвостом словно преданный пёс. Маленький питомец с голубыми глазами, выдающими в нём бету.

И я всё лучше начинала понимать его речь. Прислушивалась к его словам, по-собачьи склонив голову набок, когда он обращался ко мне или разговаривал с кем-то по телефону. Следила за интонацией и постепенно лучше узнавала его. Эд был добрым, хотя, кажется, он сам не понимал, на кой чёрт ему сдалась мелкая волчица. Другой бы сдал меня тому же доку или вернул в лес, едва я встала на ноги, но Эд оставил у себя.

Ещё и следил, чтобы у меня не было шансов сбежать. Совместными усилиями - его и моими, точнее, той моей частью, что хотела остаться, мы убеждали волчицу отложить побег. Зачем сбегать сейчас, когда вечером он обещал приготовить вкусный ужин? Лучше наесться впрок, прежде чем добровольно обречь себя на новую голодовку в лесу.

И следующая попытка побега тоже откладывается - Эд обещал, что на ужин к нам заглянет в гости кто-то из его друзей. Может, док? Больницу я не любила, но этот человек, кажется, был добр ко мне, и я бы с радостью увиделась с ним вновь. Или кто-то новый? Тогда я познакомлюсь с кем-то из друзей Эда и узнаю его получше.

Предложение выйти на улицу было довольно своевременным. Уже без резвости, внезапно появившейся, когда меня кормили, я под бдительным присмотром мужчины направилась к двери. Да, пожалуй, побег в моём состоянии был не самой блестящей идеей. И я даже порадовалась, когда, заглянув за угол, обнаружила, что внутренний двор обнесён высоким забором. Волчица по-прежнему рвалась на волю, в то время, как сама я поскорее сделала свои дела и, прихрамывая, вернулась к Эдвину.

Эта небольшая прогулка вымотала меня, но вновь лежать на диване мне не хотелось. Вместо этого, пользуясь тем, что мужчина скрылся в уборной, я принялась изучать комнату. Обнюхав углы и мебель, я подошла к большому шкафу, задумчиво посмотрела на угол, прикидывая, можно ли оставить свою метку, или на чужой территории лучше не нарываться... Признаюсь, я испугалась, когда внезапно обнаружила напротив себя незнакомую серую морду. Я отшатнулась от неожиданности и зарычала, и волчонок напротив меня ощерился, смотря со злостью и недоверием. Его шерсть вздыбилась подобно моей, делая его больше и ещё страшнее. Мы рычали и приближались друг к другу, зеркально повторяя чужие движения. Когда нервы уже были напряжены до предела, я не выдержала первой и бросилась на своего противника, смачно прилетев в плоскую поверхность и по ней съехав на пол.

Волчонок в отражении распластался точно так же. И только в этот момент я наконец поняла, что пыталась подраться сама с собой.

И, что самое ужасное, Эд видел эту "битву века" и теперь заливисто смеялся, пока я поднималась на ноги и со стыдом и досадой смотрела на саму себя в зеркале. Хороша, нечего сказать. Что-то ведь из прошлой жизни я помнила, и тут так глупо и обидно попасться...

Я вернулась на диван, восстанавливаясь после своей прогулки и схватки с зеркалом. Эд что-то печатал на компьютере, щёлкал тачпадом, и хмурился. Я же то впадала в полудрёму, то открывала глаза и со своего места наблюдала за мужчиной. Уже наступил вечер, когда в дверь постучались, вырвав меня из очередного сна. Мы переглянулись, и Эд направился встречать гостя, пока я, спустившись, держалась позади, настороженно смотря на дверь с противоположного конца комнаты.

Вошедшая девушка была мне незнакома. Она не приближалась, и я тоже вела себя настороженно, признав в незнакомке ещё одного своего сородича, но не спеша доверять ей так, как Эду. Я почти ничего не понимала в их разговоре и причине этой встречи, вновь больше хватаясь за интонацию, чем за слова. Интересно, что их так взволновало? Может быть, я?

Положенный передо мной мешочек был неожиданным. Я заинтересованно принюхалась, чихнула и вопросительно посмотрела на мужчину.  Запах был приятным, но что делать с подарком, я понятия не имела. Осторожно тронула мешочек лапой, снова ткнулась в него носом, а затем просто улеглась, так, что он оказался между моих лап. Может, Эд и объяснял мне, что нужно делать, но я снова ничего не поняла. Так и лежала, наблюдая за парочкой, пока мне не наскучило, и я, взяв мешочек в зубы, подошла к мужчине и сначала уронила ношу ему на колени, а потом там же пристроила свою голову, требуя внимания и новой порции ласки.

Розамунд

Любопытство – черта всех кошек и женщин, и как бы Роуг не скалилась со своим: «Я в первую очередь волк, а потом уже женщина» и далее по тексту, любопытство всё же оставалось эдаким пороком, который нет-нет, да влиял на решения оборотня. Вот и сейчас она всё же заходит в дом после приглашения от Эдвина, хотя своё задание уже выполнила – вон, мнётся под пальцами мужчины, пока он одновременно и с волчицей договаривается, мешочек протягивая, и самой Розамунд предлагает угощения. Рейнольдс пожимает плечами, соглашаясь на кофе, который не особо любит, но чуточку энергии ей не помешает, если они планируют провести небольшое расследование.
— О, поверь, агрессии я точно не боюсь. Просто не хочу навредить ей ещё больше. В конце концов, в теле этом застряла, под машину попала – куда ей ещё стычку с взрослым зверем, который может в пылу разборок забыть, что перед ним тот, кому он вообще пришёл на помощь.
Волчица косится на неё, но никаких признаков агрессии не проявляет, как и говорил Эдвин – может, уже достаточно сыта, а может, видит в Кэпшоу эдакого вожака, самец же, а потому и доверяет кому-то более сильному и опытному, чем она. И может у этого вожака привычка такая – всё в дом тащить, вот и привёл ещё одно действующее лицо. Мешочек с травами заставляет оборотня чихнуть, из-за чего сама Роуг едва слышно фыркает смешливо. Она и сама в первый раз, когда Тиа протянула ей эти травы, чихала и потом долго возмущалась, почему эмиссар пихает ей какую-то дурь.
— Да, вариантов куча. Знать бы ещё, кто из них был оборотнем, чтобы ген мог сработать и заставить девочку перекинуться из-за стресса, — Роуг с благодарным кивком принимает чашку кофе и отставляет её в сторону, дожидаясь, пока напиток чуть остынет. Сама зарывается носом в бумаги, будто надеясь на то, что могла что-то упустить и вот сейчас словит прозрение. Увы, не всё так просто. – Если она участвовала в таких событиях и перекинулась из-за опасности и ранений, то тут сложно вообще сказать, какие были последствия для разума. Тут с посттравматическим весело бывает, а когда остаёшься один и бегаешь по лесу на четырёх лапах пару лет и вовсе расстройств хватит.
Розамунд старается не смотреть на причину их переживаний жалостливым взглядом. Ей не жалость нужна, а помощь, а с развитым братским комплексом и прошлым в лице погибших в теракте родителей, Роуг не может просто остаться в стороне. Может, стоит добавить к своим проблемам ещё и синдром спасателя?
Заскучавшая волчица в это время подходит к Кэпшоу, выпрашивая у мужчины внимание. И поведение её больше напоминает зверя, чем человека, который просто не может вернуть себе двуногую ипостась.
— Не думаю, что она вообще помнит, как быть человеком. Даже когда мы перекидываемся в волка, всё равно не ведём себя как зверь, сохраняя разум и человеческое поведением с некоторыми животными повадками. А вот она скорее напоминает волка. Не будь у нас нюха и волчьей связи, и не поняли бы, что перед нами собрат.
Роуг наконец отпивает кофе из чашки, не обращая внимания на волчицу у ног Эдвина, ковыряется лениво в бумагах, мысленно жалея о том, что у неё нет инквизиторских ресурсов. Конечно, среди её знакомых есть парочка нормальных инквизиторов, к которым можно обратиться за помощью, но недоверие к тем, кто может тебя убить за какой-то проступок слишком сильное, так что к ним обращаться нужно только в последнюю очередь. Вон, девочка, похоже, доверяет Эдвину, наладила с ним связь, а с инквизиции станется их разделить, чтобы самостоятельно «оказать всю необходимую помощь». Как бы ещё не списали на волчонка какую-нибудь произошедшую хрень, висяк, который никак не удавалось раскрыть. Разум-то человеческий в стороне, мало ли что она на волне инстинктов сотворила.
Нет, точно, разбираться нужно самим.
— Можно попробовать при ней зачитать все имена из дел, которые я принесла. Может, среагирует на кого-то. В общем, найти какую-то зацепку, которая сработает как триггер для человеческого разума, или хотя бы вызовет какие-то реакции у зверя. Но это всё равно что иголкой в парализованные ноги тыкать, мне кажется… Впрочем, хоть какие-то воспоминания у неё должны были остаться, просто спрятаны где-то глубоко. В крайнем случае, если не сработают все идеи, полученные в ходе мозгового штурма, всегда можно обратиться к магам.

[nick]Beatrice Spencer[/nick][status]волчонок[/status][icon]https://i.ibb.co/yVRTGYx/by-Psyche.gif[/icon][lzname]Беатрис Спенсер, 17 лет[/lzname][]я оборотень, бета орлеанской стаи. безработная, которая пытается снова собрать свою жизнь по кусочкам и не позволить заскучать своему спасителю.[/]

Отредактировано Daniel Spellman (2021-06-13 20:35:32)

+1

8

От слов Розамунд мне становится не по себе. Сразу вспоминаю вчерашнее событие, криво улыбаюсь и отвожу взгляд, не желая показывать слабость. Чувствую себя в этот момент последним мудаком, но потом смотрю на Руби и немного отпускает. Поздно думать о том, чего изменить уже не смогу.

По крайней мере, она здорова. Ну, почти.

- Думаю, ей нравится твой мешочек, - комментирую, отвлекаясь от бумажек. Кто знает, может это именно то, что сейчас нужно маленькой волчице? – Лишь бы по стенам от дурмана бегать не начала. – От такого представления в собственном воображении даже слегка посмеиваюсь, отодвигая грустные мысли на задний план. - Надеюсь, когда она превратится, рядом будет кто-то еще.

Определенно, что-то беспокоит меня, но мысли разбегаются в разные стороны, не желая выстраиваться в стройную цепочку. Возможно, я всё пойму, только чуть позже.

Через какое-то время Руби подходит, кидая подаренный мешочек на мои колени, а следом кладет морду, заглядывая голубыми глазами в самую душу. А я смотрю на неё и не вижу в волчонке человека или хотя бы оборотня – того, кто даже в зверином облике выглядит осознанно. Видимо, она и правда забыла, каково это: быть кем-то кроме собаки.

- Честно говоря, я не представляю, как она выживала в лесу, - кладу пятерню на загривок и ласково почесываю, - по ощущениям - почти безобидная. – Сейчас так вообще ручная, вот ведь. Пару часов назад чуть не откусила полруки, когда пытался её покормить, а теперь жмется к коленям. Так быстро привыкла? Даже и не знаю, что думать. И хорошо ли это? - Решил назвать её Руби, - зачем-то сообщаю Розамунд чуть позже, не отрывая глаз от бумажек.

Слова женщины отзываются во мне с долей грусти. Не хочется даже думать о том, что теперь волчонку придется до самой смерти жить в этом обличии. Тем более такой юной как она – вся жизнь впереди. Неосознанно начинаю всматриваться в текст с еще большим усердием и надеждой найти ту самую зацепку.

- Если бы все было так просто, я бы тебя не позвал, - поглядываю искоса на хаски и кидаю её мешочек в сторону, чтобы развлечь, после чего почти на автомате нащупываю кружку с кофе и делаю пару неспешных глотков, переваривая информацию. Волчица все еще увлечена новой игрушкой, и я уже не рад, что спровоцировал продолжение игры, пробуждая в ней еще больше звериного. Может стоит её заинтересовать чем-то более осознанным? – Да, можно попробовать, - негромко сглатываю и сгребаю листы в охапку, раскладывая перед собой так, чтобы было удобно читать. – Руби? Руби, - зову её, наблюдая за реакцией. Наверное, читать ей вслух будет куда более полезным занятием, чем кидать мешочек, будто она и есть задорная хаски.

Но ведь похожа же, да?

- Иди сюда, - нерешительно предлагаю, стараясь говорить так, чтобы не было похоже на приказ. И кладу руку на холку сразу же, как волчица оказывается рядом, - Послушай, - ищу в её глазах хотя бы что-то человеческое, - ну ты же умная девочка и на самом деле всё понимаешь, - вероятно, уговариваю больше себя, чем её, - я сейчас зачитаю тебе имена, а ты внимательно слушай. Хорошо?

Чувствую себя идиотом. Если бы сам не был волком, то решил бы, что поехал с катушек, пытаясь научить собаку быть человеком. Но не всё так просто… А еще чувствую скептический настрой Розамунд, но стараюсь не поддаваться ему. Лишь неловко кидаю на неё короткий взгляд. Чем черт не шутит.

- Джеймс и Стефани Ли, Питер, - поглядываю на Руби, решая, стоит ли проговаривать какие-то обстоятельства каждого дела. Пожалуй, да, - это был пожар в лесу. Фабиан и Софи, машина упала в реку. Кирк Хаммет, обрушение моста, - осекаюсь на фразе, не переходя к следующему делу, смотрю на волчицу: показалось или нет?

Неспешно повторяю с самого начала, но медленнее, теперь уже совсем не отводя от неё взгляда.

[nick]Edwin Capshaw[/nick][status]играю в волчанку[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/7/350751.png[/icon][sign] [/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=302#p33000">Эдвин Кэпшоу</a>, 35</lzname> <plashka>оборотень-волк</plashka>[/lzname][]я — волк, был свободен с диким ветром наравне, пока не притащил в дом волчонка.[/]

0

9

Я скашиваю глаза к своему носу, рядом с которым лежит ароматно пахнущий мешочек, потом перевожу взгляд на Эда и незнакомую женщину, в которой чувствую свою соплеменницу. Насколько нужно быть удачливой, чтобы на пустынной дороге ночью попасть под колёса единственному водителю? Или, чтобы он оказался оборотнем, привёз меня в свой дом, выходил и пригласил другую свою соплеменницу?

Она была вторым оборотнем, которого я встречала в своей жизни. Не считая меня самой, конечно. Лёжа на пороге комнаты, я наблюдала за сидящей за столом парочкой, пытаясь вникнуть в слова, которые они говорили.

Кажется, речь шла обо мне. Во всяком случае, своё имя я слышала ни раз, да и взгляды, которые они по очереди или одновременно бросали на меня, можно было догадаться, что обсуждают меня. Думают, кому ещё меня отдать, или что со мной делать? Честно говоря, я и сама не знала. Не представляла, что буду делать в новой жизни, если получится выбраться из этой передряги.

Вернусь обратно домой? Снова стану хорошей девочкой, обрету свою семью?

Нет, у меня не было семьи. С каждым днём я помнила их всё хуже и боялась, что однажды не смогу вспомнить совершенно ничего. Ни мягкого голоса матери, ни сильных и одновременно заботливых рук отца. От них постоянно пахло машинным маслом, и этот запах прочно осел в моей голове с ассоциацией о доме.

Также я помнила и реку. Падение с моста, их таящие в воде силуэты. Холод, пробирающий до костей, проникающий в лёгкие и не позволяющий сделать даже один вдох. Утекающее сознание и другое, которое перехватило управление телом, когда сама я бороться была уже не в силах. Оно-то и было волчицей, которая забрала мою волю на весь последний год, и у которой я с таким трудом теперь пыталась вернуть себя обратно.

Когда лежать стало совсем скучно, я подошла к Эду и положила мешочек с травами ему на колени. Мужчина тут же положил руку мне на загривок, и я зажмурила глаза от удовольствия, не шевелясь и, кажется, даже не дыша. Наверное, раньше я была очень ласковым или тактильным ребёнком, потому что сейчас даже за небольшую ласку и доброту от малознакомого человека уже могла продать душу. Хотя к той же Розамунд, как Эд называл её, я ластиться не подходила. Наверное, дело было не только во мне, но и в самом мужчине, к которому я неожиданно для нас обоих так прониклась.

Он бросает мешочек, и я моментально включаюсь в предложенную игру, хотя бегать по дому ещё не могу и по-прежнему немного прихрамываю. Но всё лучше, чем снова лежать, в то время, как неуёмная энергия во мне требовала выхода. После эпичной битвы с зеркалом я уже успела оправиться, и теперь волчица снова хотела поразвлечься. И уж лучше с мешочком, принося его Эду и снова охотясь, чем повторяя собственное фиаско с отражением.

На его зов отзываюсь не сразу, снова позабыв своё новое имя, но в конце концов отрываюсь от своей новой игрушки и подхожу, вновь доверчиво положив голову мужчине на колени. Он что-то говорит, и отдельные слова мне даже удаётся разобрать, но общий смысл всё ещё ускользает. Кажется, он хотел, чтобы я что-то выслушала. Мне не сложно, особенно, если после этого будет вкусный обещанный ужин.

Первые имена ничего не дают, и я продолжаю слушать, по-собачьи наклонив голову набок. Другие... если бы могла, я бы по привычке нахмурилась, замечая что-то, мелькнувшее в моих воспоминаниях. Снова образы родителей, рыжие кучерявые волосы матери, старая потрёпанная куртка отца. Мои уши навострились, и Эд заметил это, снова повторяя свой список, который так и не довёл до конца.

На этот раз имена оказали больший эффект. Образы были сильнее, ярче, и я заскулила, вспомнив вместе с ними и то оглушающее чувство потери, которое пронзило меня после аварии за несколько мгновений до обращения в волчонка. Я попятилась, прижимая уши к голове и продолжая скулить. Мне не хотелось переживать это заново, не хотелось испытывать снова ту боль, и всё же она настигала меня.

В попытках спрятаться от того, что существовало лишь в моей голове, я практически забилась под диван, продолжала по-волчьи плакать, горюя о своей прошлой жизни. Софи и Фабиан Спенсер были моими родителями, и они погибли на том мосту, в то время, как я сама вовсе потеряла связь со своей человечностью.

Выбралась я только через пару часов, пропустив даже ужин. Розамунд уже ушла, и я бы продолжала лежать под диваном, но моё ушибленное тело затекло, да и организм требовал удовлетворить его базовые нужды. Не ходить ведь по-маленькому прямо под диваном, я всё-таки воспитанная девочка.

Пусть и всё ещё ощущающая себя ужасно несчастной.

Эда я обнаружила на кухне и, подойдя к нему, аккуратно подцепила зубами штанину его брюк и потянула в сторону входной двери. Волчица бы предпочла выбраться наружу без кого-либо, чтобы иметь возможность рвануть в лес, но уже я не позволяла ей перехватить контроль и снова руководить моей жизнью. Я очень хотела вернуться и снова стать человеком, а без Эда это вряд ли было возможным.

[nick]Beatrice Spencer[/nick][status]волчонок[/status][icon]https://i.ibb.co/yVRTGYx/by-Psyche.gif[/icon][lzname]Беатрис Спенсер, 17 лет[/lzname][]я оборотень, бета орлеанской стаи. безработная, которая пытается снова собрать свою жизнь по кусочкам и не позволить заскучать своему спасителю.[/]

+1

10

Интуиция меня не подвела. Стоило ещё разок повторить имена, и уши волчицы снова встрепенулись. Я смотрел на неё, переживая какое-то непонятное чувство тревоги. Только гораздо позже понял, что боялся реакции. Нервничал, представляя, во что могут вылиться переживания девочки, которая не просто потеряла родителей. Она забыла их в теле волка и была вынуждена вспомнить вновь. Я не знал, какие образы приходили в её голову, но реакция... Я почувствовал, как сердце начинает стучать быстрее, нервно оглянулся на Розу.

- Как-то жестоко вышло, - бросаю я, смыкая губы в тонкую нить. Розамунд молчит, да и нужно ли говорить что-то в ответ?

Хаски скулит, пятится и прижимает уши, а мы стыдливо отводим взгляды. Словно гости спектакля, заставшие интимную сцену.

- Кажется, на сегодня можно заканчивать, - я откашливаюсь и встаю из-за стола. Повисает неловкая пауза.

- Да, ты прав, - Роза кивает мне и сгребает в охапку свои вещи.

- Я попробую поискать информацию о её семье сегодня... Наберу тебя, если что? - выгляжу достаточно серьезно, но стараюсь говорить мягко, чтобы девушка вдруг не почувствовала себя виноватой.

- Конечно, - дружески улыбается она и через несколько минут уже скрывается за дверьми.

Первым делом подхожу к столу и ещё раз просматриваю информацию. Я толком не успел ничего рассказать, но даже такой минимум информации заставил волчицу забиться в дальний угол под диваном, откуда сейчас только хвост торчит.

И как у нее вообще получилось туда залезть, - подумал я, разглядывая "убежище" и откидывая в сторону папку с информацией. Решил подойти поближе, сказать хоть что-то ободряющее. Даже если она меня не поймет. По крайней мере, мне самому от этого станет легче.

- Эй, - зову её шепотом, присаживаясь на корточки рядом с диваном. Волчица дёргает хвостом и жалобно скулит, но не более того. - Руби, - продолжаю я и тут же затыкаюсь, не зная, что сказать. К тому же... Это не её имя, ей не нужно откликаться. - всё хорошо. И обязательно будет, - голос мог бы звучать увереннее, но... Как есть. - Ты наверняка проголодалась, может быть вылезешь отсюда? - ладонь осторожно опускается на пушистый хвост, который от поглаживания тут же сворачивается в колечко. Улыбаюсь с грустью сам себе, медленно встаю. - Я понимаю, как тебе трудно.

И я ведь действительно понимаю. От мыслей о Майкле даже слезы на глаза  наворачиваются, но я быстро беру себя в руки и иду к холодильнику. Может так Руби захочет вылезти из-под дивана.

Чуда не случается. Ни стук шкафчиков, ни лязганье тарелок не выманивают волчицу. Даже запах мяса, который буквально сводил её с ума, остаётся незамеченным. И приходится смириться, оставить хаски в покое. Заняться другими делами. Например, поиском информации о родителях. Что я и делаю следующие пару часов.

Глаза от монитора начали болеть. Я тщетно тёр переносицу, моргал и пытался сделать зарядку, пока не сдался и фактически уснул за ноутбуком, подпирая голову рукой. Из полудрёмы меня вывела волчица. Чуть со стула не упал от неожиданности. Так и смотрел на неё растерянно, пока не сообразил, что, куда и зачем.

Умная девочка.

На улице уже стемнело. Я вывел Руби, предварительно проверив, что все выходы и входы со двора надежно заперты, а сам привычно сел на ступеньки возле двери, закурил.

Красный уголёк горел в ночи точно маленькая звезда, которую небо выплюнуло на землю по одной из своей прихоти. Посчитав лишней? Выбрав для неё другой путь?

Когда Руби вернулась, я уже докурил и просто разглядывал бескрайнюю вселенную, а точнее - её маленький кусочек.

- И ты такая же, - говорю ей тихонько, утопая в собственных мыслях, подзываю поближе и глажу по загривку, когда волчица решается подойти.

За время серфинга в интернете я не только нашел информацию о трагедии, родителях, но и пересмотрел фактически все странички Трис в социальных сетях. Беатрис Спенсер, которой всего семнадцать, а приходится переживать такие сложные вещи.

- Ты помнишь, как тебя зовут? - я не смотрю на нее, говорю как будто в сторону, вспоминаю черты лица девочки, которая с широкой улыбкой пялилась на меня с экрана ноутбука. Круглощекая, веселая, счастливая. - Беатрис, - мне не нужно дожидаться знака, я могу вообще не получить никакого ответа. [nick]Edwin Capshaw[/nick][status]играю в волчанку[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/7/350751.png[/icon][sign] [/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=302#p33000">Эдвин Кэпшоу</a>, 35</lzname> <plashka>оборотень-волк</plashka>[/lzname][]я — волк, был свободен с диким ветром наравне, пока не притащил в дом волчонка.[/]

+1

11

Я не знала, сколько времени провела, забившись под диван. В какой-то момент, вымотанная внезапно свалившимися на меня эмоциями и воспоминаниями, я просто уснула. А когда проснулась, уже стемнело, и Розамунд успела уйти. Волчье зрение позволяло мне в темноте ориентироваться в полумраке комнаты, так что Эда, уснувшего прямо за столом, я нашла без труда.

Он спал, подперев руками свою голову и опасно наклоняясь вправо, а затем вздрагивая и снова, не просыпаясь, возвращаясь в исходное положение. Я потянула его за штанину, привлекая внимание к себе, и мужчина встрепенулся, сонно и непонимающе смотря на что-то требующую от него волчицу.

Эти воспоминания, пробудившиеся после имён моих родителей, словно сделали меня сильнее. Не физически, но теперь в моём волчьем теле меня самой было больше, чем раньше. Волчице, привыкшей всегда быть главной, это не нравилось, но я не собиралась ей больше подчиняться. Или мы ищем компромисс и становимся одним целым, или я делаю всё, чтобы стать единственной в своей шкурке.

Потому на калитку, ведущую к тёмному лесу, шелестящему листвой и призывающему меня размять лапы в пробежке по залитой лунным светом опушке, я даже не взглянула. Сделала свои дела, педантично загребла "улики" землёй из клумбы, полюбовалась на торчащий посреди кучки попавший туда цветочек, и вернулась к сидящему на крыльце мужчине. От него пахло сильно пахло табаком, и несмотря на резкость этого запаха, мне это нравилось.

Я села рядом с ним, поднимая голову к звёздному небу, на которое он до этого смотрел. Видеть звёзды и луну с кем-то ещё казалось таким личным и почти интимным. В прошлой жизни я редко обращала внимание на что-то подобное, слишком занятая своими мирскими делами. Но после катастрофы, лёжа в своём убежище, я часто наблюдала за луной, проглядывающей сквозь листву деревьев, а иногда, поддавшись порыву, и пела ей песни, тоскуя и одновременно радуясь о том, что жива. Пусть и была совсем одна.

На самом деле, я даже не пыталась влиться в чужую стаю. Простые волки меня пугали, да и они сами чувствовали во мне чужака, и обходили стороной, придерживаясь тех меток, которые я оставляла вокруг своей территории. Мелкие звери меня опасались, и не без оснований. А более крупные, вроде того самого медведя, сами пытались прибить.

Смотреть на звёзды вместе с Эдом было самым лучшим воспоминанием из моей новой лохматой жизни.

Беатрис?

Я встрепенулась и посмотрела на него, навострив уши, а затем неожиданно для самой себя по-собачьи гавкнула. Да, это я! Я Беатрис! И как я только могла забыть собственное имя?

Беатрис. Трис. Просто удивительно!

Перед глазами предстал образ девчонки, которую я всю жизнь видела в своём отражении. Большие, даже немного чересчур большие глаза, острый подбородок, делающий её лицо похожей на сердечко. Длинные каштановые волосы, которые она часто скручивала в шишку на затылке, чтобы не мешались, когда она рисовала.

Я любила рисовать? А что ещё?

Я с ожиданием смотрела на Эдвина, но у него не было ответов на все мои вопросы. Особенно на те, которые я не могла задать вслух. Мне стоило вернуться в своё человеческое тело, чтобы я могла лучше вспомнить о себе и своей прошлой жизни. Он ведь поможет мне в этом?

Я очень, очень хотела вернуться.

Мы прошли обратно в дом, где Эд включил свет, заставивший меня на время зажмуриться, пока глаза привыкали к освещению. Он напомнил мне о пропущенном ужине, и на этот раз я не стала отказываться, как и утром в считанные минуты опустошив содержимое своей миски и будучи не против добавки.

Было уже достаточно поздно, судя по моим ощущениям, когда Эд засобирался спать. Он, конечно, урвал немного сна вечером, но я всё равно видела, как мужчина устал. Лёжа на своём диване в гостиной, я слышала его шаги, шум воды в ванной. Я пыталась уснуть, но меня всё ещё не оставляло то ощущение, которое я поймала, сидя на крыльце дома. Эд нужен был мне, и, может, он будет не слишком против, если хотя бы одну ночь я проведу на его территории?

В смысле, на совсем его. Дом уже не считался, ведь он добровольно пустил меня сюда.

Прихрамывая, я кое-как поднялась в его спальню, а затем, набравшись наглости, ещё и забралась на кровать, пропахшую мужчиной, скромным калачиком устроившись в изножье. Я ведь тут не помешаю? Может, он не станет меня выгонять?

Просто... Я слишком боялась снова остаться одна.

[nick]Beatrice Spencer[/nick][status]волчонок[/status][icon]https://i.ibb.co/yVRTGYx/by-Psyche.gif[/icon][lzname]Беатрис Спенсер, 17 лет[/lzname][]я оборотень, бета орлеанской стаи. безработная, которая пытается снова собрать свою жизнь по кусочкам и не позволить заскучать своему спасителю.[/]

+1

12

Она смотрит на меня так осознанно, что я даже начинаю сомневаться в собственном восприятии происходящего. Эд, может ты всё выдумываешь? Но лай быстро приводит в чувство, обнадеживает, что я пока не слетел с катушек, заставляет ненадолго задуматься.

Помнит. Она всё помнит.
Хороший знак.

Я улыбаюсь волчонку, поднимаясь на ноги, и бреду к двери, попутно размышляя, стоит ли ей рассказать что-нибудь еще. Пока у меня не было так много информации, как хотелось бы. Почти все факты, что я почерпнул из интернета, касались либо аварии, либо служили развлекательным контентом – фотографии в фейсбуке и инстаграме, короткие видео-ролики, твиттер. Перед глазами короткометражкой пробежала череда фотографий, на которых юная Трис в окружении друзей. Улыбается беззаботно, рисует, празднует свой день рождения, задумчиво смотрит куда-то в сторону, представляя себя взрослой. Кадры в моей голове переплетаются между собой, заостряя внимание то на одном, то на другом. Совсем юная, веселая и энергичная. Это четко прослеживалось даже в её волчьем облике. И, несомненно, умиляло.

Жаль, что так вышло. Жаль, что она потеряла родителей, друзей, время. Но самое главное – она не потеряла себя. Я верил в это, глядя, как хаски реагирует на слова и новые факты.

Дома Руби все же соизволила перекусить, пока я бродил по комнатам, полностью погруженный в водоворот мыслей. Хватит ей на сегодня стресса, с остальным можно разобраться на свежую голову.

Перед сном собрал всю информацию о семье Спенсер, которую только мог найти, и скинул на флешку. Пожалуй, мне снова понадобится помощь. И не только Роуз.

Несмотря на то, что больше всего переживаний сегодня отхватила Трис, как только моя голова опустилась на подушку, я почувствовал: устал как собака. И через пять минут уснул бы мертвым сном, если бы не услышал шум в коридоре. Дверь в спальню была открыта, и я приподнялся на локтях, подглядывая за крадущейся Руби. Через какое-то время волчица запрыгнула на кровать, свернувшись в ногах калачиком. Как у нее только сил хватило?

Я и не думал прогонять хаски, лишь потрепал её по загривку и вскоре провалился в глубокий сон.

Утро выдалось сумбурным. Я долго не мог проснуться, а в итоге встал от настойчивого звонка Розамунд. Она волновалась за Спенсер и решила поинтересоваться, как у неё дела. Мы недолго поговорили, пока я пил обжигающий американо, а Руби гуляла на заднем дворе. Рассказал ей о реакции волчицы на собственное имя и о том, как много информации мне удалось найти. Даже получил пару дельных советов о своих дальнейших действиях. А еще предложил Розе показать волчонка альфе стаи, быть может они вместе найдут какой-то способ, чтобы вернуть девчонку в истинный облик? Женщина поддержала затею и пообещала отзвониться мне как только договорится с альфой.

Потом был завтрак. У меня, как обычно, из сигареты и пары жареных яиц, у Трис - из куска сочного мяса, запасы которого уже подходили к концу. И несколько рабочих звонков, из-за которых я периодически скрывался в своей комнате, прочно закрыв дверь. Вроде бы и был занят чем-то, но как будто совсем не тем, чем было нужно...

- Эй, Трис, - зову я хаски, в очередной раз спускаясь со второго этажа. Та увлеченно жует вчерашний подарок из трав, но как только слышит мой голос (или имя?), сразу же оставляет мешочек без внимания. - Хочешь на улицу? Или поиграть? - у меня нет мячика или чего-то подобного, да и она не то чтобы собака... И всё же. - Пойдем, - предлагаю я ей, кивая на дверь, ведущую к заднему двору.

Когда мы оказываемся на улице, я занимаю привычное место на ступеньках и достаю телефон, предполагая, что Руби побежит по своим делам. Но волчица не торопится и зависает в паре футов от меня.

- Ну, ты чего? - почти на автомате я тяну к ней руку и чешу за ухом, заставляя наклонять пушистую морду в сторону. Усмехаюсь и снова бросаю взгляд на телефон, - Хочешь, покажу твои фотографии? - и, не дожидаясь ответа (интересно, как я себе представляю ответ?), открываю инстаграм.

Первым показываю фото, где она с подругами кривляется:
- Мои любимые. Даже когда станем взрослыми, в душе мы все равно останемся детьми! - зачитываю ей в слух и смеюсь, - Ну, это точно про тебя, не находишь?

А потом показываю фото из парка аттракционов:
- Мир не делится на чёрное и белое. Лично я предпочитаю смотреть на него через розовые очки. Когда, если не сейчас, я могу себе это позволить? - хмыкаю задумчиво и делаю свой вывод, обращаясь в пустоту, - Видимо, ты и правда была довольно позитивным подростком.

Не лишаю себя удовольствия представить мохнатую хаски в розовых очках-сердечках, и снова смеюсь.

[nick]Edwin Capshaw[/nick][status]играю в волчанку[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/7/350751.png[/icon][sign] [/sign][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=302#p33000">Эдвин Кэпшоу</a>, 35</lzname> <plashka>оборотень-волк</plashka>[/lzname][]я — волк, был свободен с диким ветром наравне, пока не притащил в дом волчонка.[/]

0

13

Он не прогнал меня. Заворочался, передвигая ноги так, чтобы у меня было больше места, вместо того, чтобы напомнить, что на кровать волчицу вообще-то никто не звал. Наверное, в этот момент мы оба слишком устали за насыщенный событиями день, и оба в какой-то мере нуждались друг в друге. Уж я в нём - точно.

Я постепенно привыкала. К теплу, в котором засыпала и просыпалась, к сочным нежным кускам мяса, которыми Эдвин кормил меня несколько раз в день. Прошло всего около пары дней, но я уже чувствовала себя у него как дома, свободно гуляя по комнатам, пока мужчина что-то писал на компьютере, щёлкал мышкой или, выходя из комнаты, говорил по телефону. Я всё ещё с трудом понимала его речь, особенно, если она была длинной и изобиловала какими-то рабочими словечками. Интереснее было, только когда в очередном разговоре я услышала своё имя и тут же навострила уши, пытаясь понять, о чём речь.

Он обсуждал меня с доком? Или с Розамунд, которая навещала нас вчера и дала мне этот ароматный мешочек с травами? Она мне понравилась, хотя того же доверия, что к Эду, я к ней не испытывала. Да и ни к кому другому тоже, если честно. Наверное, это было странно. Я прекрасно осознавала, что именно он сбил меня тогда на дороге, но так же понимала, что это было случайно, и что в какой-то мере я сама виновата, не заметив приближающихся автомобильных фар.

И как с таким везением я вообще продержалась весь этот год?

Спустя некоторое время мужчина, оторвавшись от своей работы, позвал меня. Он улыбался и предлагал поиграть, и мой хвост нетерпеливо дёрнулся из стороны в сторону словно у восторженной хаски. За полдня, проведённые в относительном одиночестве, я уже соскучилась по общению с ним. И как я раньше могла днями, а то и неделями скитаться по лесу совершенно одна?

Впрочем, из бобров и зайцев компания была не очень.

Мы оказываемся на заднем дворе, и я останавливаюсь, выжидающе смотря на Эдвина. И где обещанная игра? Под кустик пока не хотелось, а вот любопытство было довольно сильным, и я склонила голову набок, с интересом смотря на мужчину и ожидая, что он сделает. Кинет мяч, словно я - действительно собака? Или предложит что-то более человеческое? Или сам обратится, и мы сможем побегать по двору? Не то, чтобы я совсем уже оправилась после аварии, но раны заживали на мне довольно быстро, и в целом я чувствовала себя вполне неплохо. Уж пару кругов вдоль забора точно смогла бы осилить.

Но вместо обращения или игры Эд снова достал телефон и покрутил им перед моей мордой. Фотографии? Хочу! Я звонко тявкнула и плюхнулась на свою пушистую задницу, смотря на экран. Волчье зрение не могло передать всех красок снимка в инстаграмме, но, подстёгнутая фразой и картинкой, память услужливо подсунула мне яркий всполох воспоминания. Девичий смех, громкую музыку, чьей-то (кажется, мой собственный) крик: "Это же моя любимая песня, пойдём танцевать!"

Ни в человеческом, ни в животном облике я не была способна подолгу сидеть на одном месте.

Эд показывает фотографии, зачитывает наивные подписи к ним, а перед моими глазами проносится калейдоскоп фрагментов прошлого, в отличие от моей новой жизни, окрашенного в яркие цвета. Смешного, грустного, наполненного компанией друзей, родными и внезапными приступами одиночества. Прошлого обычной девчонки-подростка, которая думала о взрослой жизни как о чём-то невероятно далёком и несбыточном. В отличие от сверстников ей не хотелось быстро повзрослеть, попытаться быть нарочито крутой и самоутвердиться за чей-то счёт. Она наслаждалась каждым днём и эмоциями, что он дарил, плохими или хорошими бы они ни были.

Подойдя, я положила голову на колени к Эдвину и мягко лизнула его ладонь. С каждым нашим разговором я всё больше вспоминала о себе. Я хотела вернуться, но совершенно не представляла, как это сделать. Но он ведь подскажет? Почему-то я была уверена, что Эд знает ответы на все мои вопросы.

Розамунд вернулась вечером, когда мы собирались ужинать. Обнюхав её руки и не обнаружив в них ничего интересного, я вернулась к Эду и устроилась рядом с кухонным столом, где валялась недогрызенная мною говяжья кость. Мои уши шевелились, когда в разговоре мужчины и женщины я слышала своё имя, но общий смысл их беседы от меня ускользал. Что-то про альфу? Кто это? Или что? Хотя, скорее всё-таки кто, потому что они говорили, что он поможет мне.

Наевшись, я осталась лежать, положив морду между передних лап и переводя взгляд с одного собеседника на второго. Я честно пыталась понять их, но слов было так много, а мои мозги ещё не достаточно восстановились, чтобы обрабатывать такой массив информации. Впрочем, кое-что мне всё-таки удалось понять. Они действительно собирались мне помочь.

[nick]Beatrice Spencer[/nick][status]волчонок[/status][icon]https://i.ibb.co/yVRTGYx/by-Psyche.gif[/icon][lzname]Беатрис Спенсер, 17 лет[/lzname][]я оборотень, бета орлеанской стаи. безработная, которая пытается снова собрать свою жизнь по кусочкам и не позволить заскучать своему спасителю.[/]

+1


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » от судьбы не уйдешь — pt.1