США, штат Мэн, Хэйвен // Дерри 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь
11.01 — итоги месяца и флешмоба :3
01.01С Новым Годом, котики <3
21.12 — уточнения по Культу и итоги флешмоба
14.12 — итоги флешмоба и дополнения к матчасти
08.12 — итоги ноября, важные новости и изменения
Пост месяца от Kayden Lane: В такие дни тишина снаружи самым естественным образом сливается с полным оцепенением внутри. Серо-грязная слякоть под ногами укрывается слоем чистой белизны, скрывающей лужицы талой воды в протоптанных колеях тротуаров...
эпизод месяца: horror night
это же теперь как-то вспоминать нужно: как работать, как вставать в 6 утра, как ЖЫТЬ ЕМАЕ (с) Ви
администрация: Diana, Viola, Miles

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [24.12.19] cordova, ʻohana


[24.12.19] cordova, ʻohana

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ʻohana

https://i.imgur.com/5oHjpRR.gif

Tyler Morgan — Gabriel Morgan
24.12.2019 • дом в лесу


means family

[nick]Gabriel Morgan[/nick][status]*[/status][icon]https://i.imgur.com/Yh96hTr.png[/icon][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">гейб морган</a>, 40</lzname> <plashka>егерь</plashka>[/lzname][]и шерсть на загривке дыбом, а значит уже потянуло дымом[/]

Отредактировано Jem Oakheart (2021-05-11 01:27:16)

+3

2

В прошлом году Рождество было тихим. Тайлер с Гейбом наделали свечек из взявшегося откуда-то парафина, а в сочельник просто сели к камину с большими чашками какао. Тайлер тогда запретил Гейбу подходить к плите и сам сварил напиток. Он был горд этим примерно также, как малыши гордятся своим первым кривеньким рисункам. Но для Тайлера тогда это и был такой рисунок. Самый первый. После затяжной депрессии, которая топила в себе черной водой, он был счастлив найти в себе силы хотя бы на что-то. Провозился часа два поиском нужного рецепта, а потом и с самим какао, но получилось весьма неплохо. Они даже специально съездили в магазин, где Тайлеру пришлось совсем не легко, но рядом был Гейб и в предпраздничной суете дышалось немного полегче, когда тонкая ладонь утопала в большой руке лесничего. Они купили сливки, шоколад и даже пакет этих маленьких смешных зефирок, которыми Тайлер непременно хотел украсить какао. Вот и получились огромные круглые чашки с дымящимся напитком, который на весь дом разносил запах плавленного шоколада, а сверху на пенке плавно таяли маршмеллоу, будто снежная россыпь. То Рождество правда было очень тихим. Они мало говорили, но довольно долго просидели у камина. Уже и какао остыло, а Тайлер все гладил большого лохматого пса и решительно ни о чем не думал. В голове было пусто и создавалось отчетливое ощущение перегоревшей лампочки.

Прошел целый год. За это время, пожалуй, многое изменилось. Тайлер вернулся в школу, хотя пропустил очень многое и весь июнь потом пришлось ходить на дополнительные занятия и наверстывать упущенное. Летом работы хватало и в лесу, так что какие-то мелкие подработки у Тайлера, хоть и случались, но все же не носили какого-то систематичного характера. Он иногда помогал каким-то соседкам-старушкам из своего старого района, ездил в байкерский клуб навестить Мауса, временами помогал еще и там. Постепенно он начал понимать принцип устройства мотоциклов, стал более полезным помощником и даже зарабатывал какие-то крайне скромные карманные деньги. Тратить их было особо и некуда, но в этом то и состоял план Тайлера. Он откладывал все сбережения в коробку под кроватью - наверное, эта привычка осталась от прошлой жизни, коробка эта. Вроде больше и не было нужды что-то прятать, а все равно под кроватью в маленькой комнатке довольно быстро появилась картонная коробка, в которой ворохом стали появляться и какие-то вещи. По большей части это были всякие снимки и запасная пачка сигарет. Там же Тайлер хранил и деньги. Не на черный день, не на случай побега, о котором даже и не помышлял. Деньги для того, чтобы иметь возможность купить что-то, не спрашивая нужную сумму у Гейба. И купить не для себя. Время от времени он покупал какие-то лакомства Маусу или Флинту, а потом... Потом случились Пинки и Брейн. Тайлер до сих пор не верит своему счастью, но Гейб разрешил оставить котов и в доме стало на двух четвероногих больше. Абсолютно белые разноглазые коты стали частью семьи, друзьями Флинта и грелками в ногах у кудрявого мальчика. Пинки и Брейн быстро стали частью нового мира и новой жизни и на них Тайлер тоже периодически тратился. Конечно, основную часть расходов нес Гейб, что до сих пор доставляет Тайлеру определенные неудобства, но какие-то мелочи парень оплачивал сам и в этом гордился собой.

- Да погоди ты, ну... - едва не перелетев через пса, Тайлер старательно переступает крутящихся вокруг белых братьев, дергает куртку с крючка в прихожей и кричит вглубь дома, - Я пойду белок покормлю и вернусь варить какао! - еще вчера они купили нужный набор и Тайлеру показалось, что традиции должны быть в каждой семье. Ведь они - семья? Варить какао на Рождество - такая же традиция, как и делать свечки. Но с этой задачей они справились еще вчера и теперь на каминной полке красуются кривенькие фигурки двух котов и большой собаки. Зажигать их Тайлер, конечно, и не думает - будет жалко смотреть, как парафиновые копии членов семьи тают на глазах. Но как фигурки для интерьера они выглядят довольно неплохо. Особенно в этом доме, где очень мало таких мелочей. А лес уже встречает снежным ковром и снежинки с готовностью забиваются прямо за шиворот, пока Тайлер на ходу застегивает куртку до самого воротника. Флинт, разумеется, следует рядом, будто и не было никакой реальной возможности, что его с собой не возьмут. Тайлер только усмехается, треплет пса за ушами, даже не наклоняясь потому, что и пес очень большой, и сам Тайлер довольно миниатюрный,
- Ладно, пойдем покормим белок и сразу домой, ага? Ты же не будешь против? Или... - резко наклонившись и собрав горсть снега, Тайлер швыряет его россыпью в пса и тот заливисто гавкает, намереваясь играть. Лес наполнятся жизнью, звуками и рождественской сказкой. Белки приходят как-то сами собой, скачут по псу и по Тайлеру, воруют орешки с ладони и лезут хитрыми мордами прямо в карманы. Тайлер смеется, катается по сугробам, то и дело отплевывается, достает изо рта длинные волосы Флинта и снова смеется. Кажется, за прошедший год все стало намного проще и легче. Только Флинт вдруг встает по стойке смирно и, навострив уши, скулит тихонько у Талера над головой,
- Что такое, дружище? - Тайлер привстает на локтях и смотрит в ту же торону, куда направлен взгляд пса, - Что там? Или кто? - но пес ведь не может сказать словами, он только скулит, а следом носом тычет в плечо мальчика, - Пойдем туда? Нам надо, да? - коротко гавкнув, Флинт делает два шага и оборачивается на человека, - Я понял, секунду... - встав со снега, Тайлер отряхивается уже на ходу, следуя за псом почти что бегом. Обычно Флинт такие штуки не выдает, но летом бывало пару раз, что он находил застрявших котов или оленят, а они потом с Гейбом вытаскивали их. У Тайлера вообще лето выдалось насыщенным. Кажется, в их лесном доме постоянно были какие-то "пациенты" и Тайлер всегда был занят перевязками, кормлением и обработками ран. Конечно, после "лечения" зверьков выпускали обратно в лес, но дом не пустовал практически никогда. Вот и сейчас Флинт увлеченно бежит куда-то вглубь леса, а Тайлер утопает в сугробах, пытаясь следовать за собакой.

- Ой, я тоже слышу... Что там? - тихий животный плач слышен едва-едва, а за мохнатой задницей Флинта ни черта не видно, так что Тайлер почти перелетает через пса от удивления, когда настигает того и видит позади Флинта капкан и лиса. Или лисенка. Не разберешь, он вроде довольно среднего размера, может просто молодой. Но его задняя лапа прочно застряла в капкане и скулит он от боли, хотя на незнакомцев и реагирует настороженно, пытаясь даже оскалиться и отодвинуться,
- Флинт, отойди. Ты пугаешь его. - пес послушно делает пару шагов в сторону, но смотрит все также внимательно, готовый то ли спасать лиса, то ли защищать своего мальчика. Тайлер упирается коленями в снег, шепчет,
- Тише, я помогу, ладно? А этот огромный медведь тебя не тронет, обещаю.. Он только выглядит так устрашающе, но вообще он добрый. Такой знаешь... - за словами теряются действия и лис почти их не замечает, внимательно глядя на мальчика и смешно двигая ушами, - Он вообще дома с двумя котами живет и они нормально ладят. Так что ты не смотри, что он такой огромный, просто... а... - огорчение сквозит в голосе. Капкан не поддается, а брать дикого лиса на руки - идея ну не очень разумная. Звать сюда Гейба - долго. А если кто-то за это время сожрет попавшего в беду лиса? Ведь для прочих обитателей леса этот лис сейчас - пища. Это, конечно, естественный отбор и все такое, но Тайлер с таким подходом совсем не согласен.
- Ладно... Давай тогда попробуем так. - стянув куртку с худых плеч, Тайлер чувствует, как холод облизывает тело и ледяным ветром забирается под края кофты и длинных рукавов. Но вариантов и правда не много, а так можно хотя бы этого бедолагу обернуть в куртку и донести до дома вместе с капканом, чтобы там Гейб помог его снять. К удивлению Тайлера, лис реагирует спокойно, даже не пытаясь укусить - он только принюхивается, пытаясь носом достать до ладони мальчика, а Тайлер улыбается,
- Да, ничего страшного, не бойся. Мы просто пойдем к нам домой, там есть еще Гейб. Он тоже большой, но тоже хороший. Он поможет, обещаю... Давай ка... - подхватив лиса вместе с курткой и бедовым капканом, Тайлер встает на ноги и выбирается из сугроба, - Вот так... Флинт, мы идем домой. Беги вперед, позови Гейба. - пес коротко гавкает и срывается с места, но совсем одних он эту парочку не оставляет. Всегда в поле зрения, просто на несколько метров впереди, чтобы сначала вывести Тайлера из чащи. Когда вдалеке виднеется дым из трубы, Флинт, обернувшись еще раз, гавкает и бежит к дому. А Тайлер кутает лиса, прижимает к груди, улыбается и скрипит ботинками по белому снегу.
- Все будет хорошо... И тебя починим.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/55/419924.png[/icon][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">тайлер эванс</a>, 17 <plashka>школьник</plashka>[/lzname]

Отредактировано Tyler Morgan (2021-05-11 01:59:38)

+1

3

Кот карабкается по спине, явно собираясь занять левое плечо, как какой-нибудь попугай, и Гейб машинально снимает его, усаживая на пол рядом. Кот лезет снова. Гейб снимает. Другой кот пытается забраться мордой в коробку с гирляндой, но каждый раз опрокидывает ее и шугается, белой молнией скрываясь под креслом в комнате и оставляя после себя разве что облачко шерсти. Она медленно кружится в воздухе, заставляет отфыркиваться, тереть нос тыльной стороной ладони, чтобы сбросить с него волоски и продолжить разбираться в хитросплетении капризных проводов. Кот взгромождается повыше, мнет лапами гейбово плечо, пытаясь устроиться поудобнее, поворачивается спиной, пару раз проходится хвостом туда-сюда - попадает Гейбу прямо в рот. Да твою ж мать.

- Имей совесть, а? - звучит укоризненно, но проблема в том, что Гейб никак не может научиться отличать разноглазых братьев, они словно вышли из копировального аппарата, и до сих пор слишком шебутные, чтобы можно было тщательно осмотреть каждого по очереди. А когда не можешь обратиться к животному по имени, странно требовать от него уважения к личному пространству. - Ну-ка бл… не жуй гирлянду, кому сказал. Я только чайник после тебя перепаял, - или не после него? Попробуй теперь разбери, кто в этом бесконечно снующем туда-сюда зверинце наносит дому больший урон; кажется, что и Флинт, пользуясь всеобщим весельем, норовит что-нибудь учудить, но быстро успокаивается от одного взгляда, жеста, правильного слова. Коты успокаиваться не собираются, путаются в разложенной на кухонном столе рождественской гирлянде, сползают по спине или груди Гейба, цепляясь когтями за домашнюю кофту, суют свой нос в чашку, в которой когда-то был чай.

В этом хаосе - жизнь, которой у Гейба не было никогда прежде. В этом хаосе все по-настоящему, без искусственных заменителей, подсластителей и ароматизаторов; когда большую часть времени проводишь в лесу, слишком привыкаешь ко всему натуральному. Запаху дерева, мха, собачьего меха, дыма, нехитрой еды, травяного чая - и простой, искренней любви. Тому, как звучат звериные голоса, как хрустит снег под лапами или копытами, как серебряными колокольцами сыпется смех Тайлера. Искрится ледяными кристаллами в белобрысых волосах - Гейб хмурится и ворчит про шапку, как самый настоящий родитель, хотя объективно понимает, что в безветренные дни за несколько минут на свежем воздухе с парнишкой ничего не случится. Он гораздо крепче, чем кажется. Помогает ли это переживать меньше?...

За год изменилось многое. Гейбу бы подумать, что тот самый звонок из больницы разделил его жизнь на “до” и “после”, вот только он не чувствует ничего подобного. Кажется, что Тайлер был рядом всегда, потому что это правильно, и не Гейб взял его под опеку, в семью, а затем усыновил (от мысли об этом сердце до сих пор ускоряет бег, а все в голове начинает путаться) - мальчик просто вернулся домой. В маленькое, но уютное жилище в лесу, чтобы жевать по утрам овсянку и болтать о всякой ерунде, дурачиться с Флинтом, бродить с Гейбом сквозь густую чащу… И сжимать его огромную шершавую ладонь своей узкой и мягкой. Так доверчиво. Так нежно, что порой забываешь о возрасте, о прошлом, о годах врозь. Белокурый мальчик вписывается жизнь лесничего как идеальная деталь пазла и лишает даже намека на серое одиночество, за годы ставшее фоновым. Флинт, конечно, восполнял недостаток общения (ласки, заботы, собственной нужности - подставить нужное), но… До тех пор, пока Тайлер не оказался в его доме, Гейб и не понимал, насколько, в самом деле, человеку нужен человек. Если их обоих, конечно, можно назвать людьми: глядя, как Тай легко находит общий язык буквально с любым животным, которое только встречает, Гейб усмехается и думает, что это не человеческий детеныш - олененок. Тонконогий, большеглазый, пугливый.

Его сын.

Самому Гейбу, конечно, далеко до всей этой изящной легкости. Он на ногах стоит крепко, от ветра не качается, прет сквозь сугробы без всякого снегохода, смотрит из-под насупленных бровей. Молчит чаще, чем говорит, а когда говорит, в половине случаев обходится короткими фразами. Разве же такому доверишь ребенка? Но суд почему-то доверил, что бы там ни болтали иногда за спиной кордовские жители; этим пиздаболам только дай повод языком почесать, а поводов на краю света до смешного мало. Быть одним из них Гейбу не хочется - за попытку обсуждать и смаковать все, произошедшее с Тайлером, он готов превращать лица в месиво за два-три удара без предупреждения. Но узкая ладошка сжимает его ладонь. Гейб выдыхает и смотрит - так, что затыкаются даже самые болтливые. Те, которые украдкой судачат, мол, бедный мальчик, уж лучше бы в приют, чем отшельником в лесу сидеть. Кто знает, что егерь будет делать с ним в чаще, скрытый от посторонних глаз?

Ладно. Ладно. Однажды Гейб все-таки не выдержал - сорвался, к счастью, не при Тайлере; хотелось спросить, куда раньше смотрели все эти сознательные горожане, когда прямо под их носом происходил полный пиздец? Хотелось сказать (и в словах бы наверняка сквозила обида), что мальчику с ним хорошо, у него своя комната, книги, ноутбук, новая мебель, одежда, еда, полный лес животных, мохнатая нянька и его, Гейба, безграничная любовь, так и не растраченная за все сорок лет жизни. Но вместо того, чтобы рассуждать и оправдываться, он просто сломал одному болтуну нос, а второму вывихнул руку, как следует приложив лицом об стену. Разговоры прекратились.

Разговоры прекратились, наверное, еще месяца три назад. Потом еще была куча бумажной волокиты - кажется, за этот год Гейб возился с документами больше, чем за все предыдущие - смена фамилии, усыновление, осознание нового статуса, который, на самом деле, не был новым. Просто официально подтвержденным; теперь по бумагам у Гейба есть сын Тайлер Морган, замечательный подросток с огромными глазами и лучистой улыбкой. Самый лучший на свете ребенок; самый лучший на свете ребенок переключает внимание котов на себя, возится где-то у входа, натягивая куртку и собирается кормить белок. Гейб готов поклясться на телефонном справочнике, ведь в доме нет библии, что белки за этот год серьезно прибавили в весе и совсем обленились, но Тайлеру нравится играть с ними. Плюс это безопаснее, чем учиться различать следы на мокрой после дождя земле и радостно заявлять, что где-то поблизости - волчица с волчатами.
- Давай, малыш! Я пока с гирляндой, - откликается Гейб, но не просит быть осторожнее, надеть шапку и вообще… Тай все равно не пойдет один, а вряд ли на свете существует более надежная охрана, чем общество Флинта. Уже через несколько секунд с улицы доносится радостный лай, смех, звуки возни; Гейб бросает взгляд за окно, видит только часть картинки и улыбается в усы, чувствуя, как кот снова пытается забраться к нему на плечо. Кажется, все-таки Пинки.

Гейб успевает распутать и привести в порядок гирлянду, вынужденно прицепить ее на стену, чтобы коты не оборвали, выйти из дома и наломать ароматных еловых веток. Рубить целое дерево не позволяет совесть - для этих целей есть искусственная ель, на которой висят почти прикрученными небьющиеся игрушки. Но для запаха не помешает добавить немного жизни; снег осыпается с иголок в лицо, Гейб жмурится, ворчит себе под нос и чувствует потрясающее спокойствие. Оно, как пламя в очаге, согревает изнутри и сидит смирно, похрустывая поленьями. Оно тоже живое, как и все (теперь) в этом доме, вокруг него, снаружи и изнутри.

Лай Флинта откуда-то сбоку заставляет немедленно обернуться. Гейб слишком хорошо знает своего мохнатого друга, чтобы не различать интонации, и сейчас в голосе огромного пса нет беззаботной игривости, только настойчивое привлечение внимания. К тому, что пока скрыто от глаз человека, но вот-вот..
- Что такое? - Флинт заливается лаем, Гейб оставляет ветки в снегу и спешит туда, в переплетение кустов, корней и деревьев, откуда перехрустом раздаются шаги, чтобы спустя несколько секунд наткнуться на Тайлера. Всего мгновение, чтобы нахмуриться. - Кто? - “кому требуется помощь, ради кого ты разделся, декабрь на дворе”. Сверток из тайлеровой куртки оказывается у Гейба в руках, сам он кивает на дом. - Дуй в тепло! - и широко шагает следом, уже по пути встречаясь взглядом с лисом. Совсем еще молодой, смотрит настороженно, но не пытается вырваться. Хорошо.

Дикое животное, капкан (Гейб бы оторвал руки тому, кто его поставил, и засунул туда, куда не достает солнечный свет…), Тайлер, который сводит светлые брови к переносице и, как прежде, сосредоточенно, почти по-деловому переживает. Картина успела стать привычной, еще немного - и действия можно будет выполнять даже с завязанными глазами.
- Тихо-тихо, - бормочет Гейб с участливостью, которую постороннему не получится даже представить, и освобождает лиса от куртки, передавая ее Тайлеру. - Все будет хорошо, тут работы-то на полминуты. Чшшш. Малыш, принеси инструменты с кухни? Спокойно, приятель. Ну, или на, погрызи, - пальцы все равно затянуты в прочные перчатки, мелкий зверь не прокусит, но лис почему-то не собирается защищаться. Вымотался, наверное. Сколько от просидел вот так? - Не хочешь? Ишь, какой ты культурный. Ага, спасибо, - благодарность достается уже Тайлеру, Гейб почти не глядя шерудит рукой в деревянном ящике, подбирая подходящую железяку, чтобы разомкнуть капкан. - Где он был?

Наверняка неподалеку будут еще ловушки, нужно будет пройтись и поискать, но уже после рождества. Пока что в маленьком лесном доме внеплановая операция по спасению - и какао в ближайшем будущем. Семейная традиция. Семейная.
[nick]Gabriel Morgan[/nick][status]*[/status][icon]https://i.imgur.com/Yh96hTr.png[/icon][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">гейб морган</a>, 40</lzname> <plashka>егерь</plashka>[/lzname][]и шерсть на загривке дыбом, а значит уже потянуло дымом[/]

Отредактировано Jem Oakheart (2021-05-24 19:43:55)

+1

4

Наверное, в первые такие операции по спасению Тайлер еще нервничал, волновался, чувствовал себя натянутой струной, которая звенела от малейшего дуновения ветра. Он суетился, перепроверял все по два раза и сомневался в каждом решении. Страх и неуверенность в совокупности с нежеланием сделать хуже, в итоге приводили к изматывающим процедурам, а потом к суткам в состоянии зомби. Сейчас он собран и практически спокоен. Ничего страшного не случилось, лис всего лишь застрял в капкане. С ним, капканом, они разберутся, конечно. И с теми, которые еще могли остаться в лесу. Тайлер не может понять, сколько бы ни пытался, что руководит людьми, которые расставляют эти ловушки. Он знает, что Гейб тоже плохо относится к подобному, да и кто бы отнесся иначе? Может быть, Патрик, но...

Патрик исчез. Довольно давно уже от него нет никаких вестей и Тайлер все реже оборачивается на улице, словно бы постепенно расслабляясь. Он думал, был почти что уверен, что Патрик ворвется в его жизнь снова, будет отстаивать свои родительские права, не из большой любви, а по каким-то иным соображениям, конечно [из нежелания отдавать свою игрушку или из банального упрямства, а может просто по привычке]. Тайлер морально готовился к тому, что в его жизни развернется война, но ничего не случилось. Патрик Эванс просто исчез. Сначала исчез дом, конечно. Сейчас Тайлер старается не думать и не вспоминать, ведь без его участия дом простоял бы еще долгие годы, кренился бы к земле, как слабое деревце, скулил на ветру, скрипел старыми досками и наводил страх на ребятишек со всей округи. Может быть, он пустовал бы до момента, пока власти не решили бы его снести. Может, в нем и дальше бы жил Патрик Эванс, стал бы затворником, много пил и сварливо ругал ребятню, которая летним погожим деньком случайно бы забросила мяч на его крыльцо. Но ничего этого не случилось и уже никогда не случится. Дома больше нет. На привычном месте - пустырь. Дыру в земле засыпали, сравняли бульдозерами, оставив лишь плешь между домов. Наверное, в скором времени участок кому-нибудь продадут и там появится новый дом, но сейчас там лишь пустота. Нет ни дома, ни его обитателей. И если Тайлера еще можно найти в городе, то Патрика найти не может даже полиция. Кто-то сердобольный заявил об исчезновении соседа, кто-то завел дело, но дальше, видимо, не пошло. Какой смысл искать пропойцу, избивавшего и насиловавшего собственного ребенка? Наверное, он мог бы быть охотником и расставлять вот такие капканы в лесу, но Патрик никогда не любил природу. Не любил настолько, что бродить меж деревьев для него было дикостью. Да и мало ли таких или похожих, кто мог бы думать о какой-то наживе, игнорируя жизни беззащитных ни в чем не повинных животных.

Тайлер приносит ящик с инструментами, трет костяшки одной ладони о другую, пытаясь согреть руки. А лис лежит в куртке, как ребенок в одеяльце. Он внимательно смотрит по сторонам, натыкается взглядом на Тайлера, замирает и кудрявый парень улыбается,
- Я же говорил, все будет хорошо, не волнуйся, ладно? - замерев за плечом Гейба, добавляет чуть тише и строже, отвечая на заданный вопрос - На север минут пятнадцать, там, где осенью дерево повалило. - чуть дернув плечом, Тайлер садится к столу справа от Гейба и наблюдает за манипуляциями. В руках сами собой оказываются бинты, все такое знакомое, понятное и простое, что даже думать не требуется. Капкан соскальзывает и руки Гейба, затянутые в перчатки, удерживают лиса, пока Тайлер бинтует лапу. Ничего серьезного не случилось, простые царапины, но лучше перестраховаться и обработать поврежденную кожу.
- Ему сейчас нельзя в лес. Он слабый. Станет добычей. - мимоходом говорит Гейбу, не отвлекаясь от процедуры, но понимает, что никто лиса выгонять и не станет. Вот только и в доме его оставлять нельзя. Он не может сейчас контактировать с котами и Флинтом, пусть те и привиты от бешенства, ведь лис может быть носителем кучи инфекционных заболеваний. - Надо ему карантин сделать. Мало ли... Может, в сарае пока? Чтоб хоть поправился полностью. - мысли сами собой несутся дальше, Тайлер прикидывает, что после Рождества можно лиса вакцинировать, если все будет хорошо и дальше... А что дальше? Это лесное животное, его надо выпустить. А вакцинируют домашних. Какой смысл в этом, если лис вернется к себе домой. Если, конечно, сможет. Отпустить его, когда он ослаблен - равносильно убийству. Его сожрут потому, что таковы законы природы. Пока... Пока стоит просто его обезопасить. И обезопасить остальных от него. Как бы Тайлер ни любил всех животных, он понимает, что дикий лис может представлять опасность. Поэтому его держит Гейб, чьи руки надежно скрыты плотными перчатками.
- Кажется, у нас плюс один гость на Рождество. - Тайлер улыбается, прислоняется к лесничему куда-то чуть ниже плеча и смотрит на результат своих трудов - лисья лапа перевязана, сверху красуется синий самофиксирующийся бинт и животное заинтересованно дергает лапой, словно бы проверяя - двигается? Двигается. И Флинт в дверях тоже словно бы проверяет, коротко скулит и подходит ближе, чтобы ткнуть мордой Тайлера в колено - как там все, нормально?
- Все в порядке, приятель. - Тай улыбается, опускает руку вниз, теряется пальцами в собачьей шерсти и смотрит на лиса, на Флинта, на Гейба, на заинтересованные морды котов, которые чуть-чуть видно из дверного проема кухни. Кажется, весь дом в очередной раз немного оживился из-за новой операции. И хорошо, что все было так просто и без осложнений. Лис увлеченно крутит головой по сторонам, дергает лапой, на которой мешается бинт и фыркает от запахов в доме. Тайлер скользит макушкой по плечу Гейба, задирая голову вверх,
- Ну что, отнесешь его в сарай? Я пока соображу ему миску с водой и едой. И может какую-то старую игрушку Флинта... Ты ж все равно в них почти не играешь, а? - он переводит взгляд на пса и тот словно бы улыбается, виляя хвостом. Тайлер понятия не имеет играют ли лисы собачьими игрушками, но надо же чем-то занять этого бедолагу. - И надо найти шлейку Пинки, на которой я его возил в клинику. Выгуливать это чудо пока придется на привязи, а то рванет еще... Хуже же сделает.
Отклеившись от Гейба, Тай встает, подходит к кухонным шкафам и гремит мисками в нижнем, ищет подходящие для лиса, попутно вспоминает куда положил шлейку, а заодно,
- Кстати, давай ему отдадим старый лежак котов? Ну, тот на котором они приехали. Все равно ж уже в новом доме спят, а он пылится только. Он, кажется, как раз в сарае и лежит. - и, отвернувшись обратно к мискам, бубнит под нос, - Будто они вообще спят в своем доме. Им же удобнее спать на моей голове или вить гнездо на Флинте. Конечно, зачем красивый и удобный дом, когда есть теплые и живые домочадцы...

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/55/419924.png[/icon][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=257#p9413">тайлер морган</a>, 17 <plashka>школьник</plashka>[/lzname]

+1

5

Руки двигаются привычно и быстро, подчиняясь установленному много лет назад алгоритму. Мышечная память, ее невозможно лишиться, даже если растеряешь все детали прошлого, какие только удалось сохранить к сорока; у Гейба этих деталей не так уж много, как могло бы быть. Гораздо больше, чем хотелось бы. Но все они отложены в долгий ящик, завернуты в пыльную мешковину, прикрыты старыми коробками, по картону которых дождь оставил гнутые разводы - вроде как и нет ничего больше. Не на что смотреть, проходите мимо… Это только для вида. Гейб знает, что прошлое не уничтожишь, пока оно струится мерзкими шепотками в уши, пока тревожит внезапными горячечными кошмарами, пока остается скрытым… Тут либо - что? Прорабатывать со специалистами? Определенно не его вариант. Значит, наполнять смыслом настоящее, делая его важнее и значимее; в настоящем у Гейба сын (совсем сын, по всем документам сын, ну надо же - почти без ехидства удивляется подсознание), похожий на него до невозможности.

С одной стороны, разве могло быть иначе? Иначе бы эти двое и не поладили никогда, слишком отстраненные от всего мира, слишком сосредоточенные на другом. Но - Гейб бросает на Тайлера быстрый взгляд из-под длинных ресниц, похожих на сухие ветви - мальчишка ведь настолько другой. И настолько свой. Наверное, можно понять всех этих глазеющих жителей Кордовы - различия кардинальны, сходство завораживает. Гейб не собирается их понимать, он вообще не собирается думать о ком-то еще; мир, чуть приоткрывшись, чтобы впустить Тайлера, захлопывает огромные двери, и все остальное снова делается (почти демонстративно) безразлично.

Короткий взгляд на Тайлера. Улыбка, спрятавшаяся в усах. Необходимость выхаживать лесных зверей давно превратилась в нечто вроде хобби, но с тех пор, как в доме стало (о, господи) на одного Моргана больше, количество этих животных возросло раза в три. Тай тревожится, Тай жалеет, Тай хочет помочь и обогреть каждого; дай ему волю - весь лес бы квартироваться привел, и Гейб беззлобно ворчит только потому, что не уверен, что сумеет запретить. Вопрос тут даже не в его родительских навыках и не в умении говорить “нет”, просто как отказаться, если Тайлер хочет делать ровно то же, что и он сам? Окружать себя животными. Животные ведь намного лучше людей.

Намного-лучше-людей с интересом наблюдают за операцией через приоткрытую дверь, но не решаются подойти. Флинт - потому что знает правила, коты - потому что Флинт не пустит, и иногда Гейбу кажется, что у него тут что-то вроде детского сада, где младшие слушаются старших, но все вместе они прыгают по воспитателю, как по батуту. Хорошо, что Тай не приносит домой белок, а то… Капкан поддается с неохотным, глухим лязгом давно не смазанного металла; вряд ли такую раскоряку приспособил кто-то из местных - чтобы так относиться к ремеслу охотника, нужно охуеть в край. В Кордове хватает алкашей, которые едва поднимаются из грязи за новой бутылкой, хватает давно потерявших желание жить (не ты ли еще недавно был в их числе?) хватает ебанутых, хватает всех этих, приехавших по программе защиты свидетелей, но чтобы ставить в его лесу, еще и совсем недалеко от дома, ржавые капканы…

Мысли мрачно ворочаются в голове, как огромные замшелые валуны из древних легенд. Тех, что рассказывают коренные обитатели этих мест, еще не пропившие свою память вместе с печенью; в Кордове слишком легко опуститься на самое дно, потому что здесь никто не осудит. Некому осуждать, знай только наклоняйся ближе к промерзлой земле, ломай подошвой корочку льда на лужах, падай пальцами в ледяную грязь. Гейб знает, как это работает, и ловит себя на малодушной мысли: а ведь это Кордова во всем виновата. Родись Тайлер где-нибудь в другом месте, может, его отец бы не…

Да ладно, Гейб, кого ты обманываешь? Он был уебком по своей природе, запихай такого хоть в сраный Лондон или Париж - все равно им останется. Пусть лучше будет уебком здесь.

Здесь, где его никто не найдет.

Гейб сводит брови к переносице и согласно мычит, принимая информацию к сведению, а потом только смотрит. Даже любуется немного, потому что прошел год, и Тайлер действительно молодец. Во всем молодец - когда улыбается, когда не вздрагивает от шума, когда ходит в школу или просто бродит по улицам Кордовы. Когда живет - и когда с профессиональной серьезностью возится со всяким зверьем. Раньше Гейб делал все это один, теперь у него появился помощник, который справляется ничуть не хуже; с такими талантами мальчишке бы в ветеринарию, но в городке на краю света этому никто не научит. Так, чтобы профессионально и с дипломом - точно нет, а значит, нужно думать, искать, разговаривать… ”Слишком рано” - думает Гейб и очень надеется, что не убеждает сам себя, потому что слишком привязался к Тайлеру и не готов его куда-то отпускать. Он сможет, конечно, сможет. Когда придет время, а пока…

Пока только кивает, наблюдая за тем, как ловко двигаются тонкие пальцы, да придерживает лиса, чтобы не дергался. Хотя зверь и без того ведет себя спокойно - не то правда устал, не то чувствует, что можно доверять; в последнее Гейб не особо верил бы, если бы дело касалось только его. Тайлер умеет находить подход к животным, только успевай удивляться.

Сарай - хорошая идея. Там тепло, сухо, безопасно и пахнет лесом; сильнее всего вокруг, конечно, пахнет Флинтом, но в сарае этот запах рассеивается, мешается с хвоей, снегом, стружкой и влажной землей, которую не различишь под снегом. Скорее всего, лису понравится и он не попытается слинять; Гейб улыбается, чувствуя, как кудрявая голова прижимается к его руке - потрепать бы по кудрям, да руки заняты.
- Правда, от какао он наверное откажется. Ну ничего, я за него выпью, - острые лисьи уши ловят каждый звук и чуть напрягаются, когда Флинт подходит ближе; Гейб успокаивающе гладит пациента по голове, мол, без паники, все свои. Срабатывает. - Отнесу.

Короткое слово - короткий поцелуй в лоб. Флинт внизу переступает лапами, шумно вздыхает и смотрит с таким видом, что следующий поцелуй должен достаться ему. Но какие уж тут ласки, когда обе руки держат нового постояльца их звериного санатория? Тем более, стоит только начать гладить пса, как тут же рядом окажутся хвостатые братья, и тогда до сарая уже никто не доберется как минимум до самого рождества.
- Чуть позже, приятель, - до слуха доносится приглушенное бормотание Тайлера, и Гейб улыбается еще шире. - Один раз они пытались свить гнездо в моей бороде. Точно тебе говорю. У белок научились, наверное.

До сарая - пять широких гейбовых шагов по задорно хрустящему снегу. Взгляд падает на брошенные колючие ветки (надо подобрать…), одна рука привычно отпирает двери, Флинт…
- Нет, иди в дом. Давай-давай, - Гейб качает головой, глядя на обиженную морду, но пес все равно отходчивый - уже через секунду оглашает все вокруг веселым лаем, видимо, встретив по дороге Тайлера. - Ребенка мне не урони! Да, дружище, у нас небольшой дурдом, но ты не переживай. Тут спокойно будет.

Гейб укладывает лиса на кошачий лежак в небольшом вольере (чтобы не убежал куда-нибудь прятаться по углам, хромоножка), и выпрямляется как раз вовремя, чтобы встретиться с Тайлером взглядами и улыбнуться одними глазами.
- Я там веток наломал… - невнятный жест в сторону улицы, как будто в подготовке праздника есть что-то смущающее. Что-то непривычное.

[icon]https://i.imgur.com/Yh96hTr.png[/icon]

Отредактировано Gabriel Morgan (2021-06-01 02:37:16)

+1

6

В этом доме все какие-то... Поломанные. Найденыши и спасеныши. И спасают они здесь друг друга. От одиночества и тоски, от старых шрамов и ноющих ран, от ночных кошмаров и утренней гнетущей тревоги. Наверное, только у Флинта среди всех присутствующих сложилась какая-то нормальная и стабильно ровная жизнь. С Тайлером то все, конечно, понятно. С Гейбом, в принципе, тоже. Истории обоих людей этого дома мало тянут на сказку и подошли бы для какого-нибудь сценария, чтобы потом снимать по нему фильм. Вышло бы крайне концептуальное дерьмо и его мало кто оценил бы. Как и жизни Геба и Тая. У котов жизнь тоже выдалась не сладкой, даром что ли Тайлер спасал их тогда, а потом тщетно пытался найти близнецам дом. И даже тогда, когда вроде бы хвостатым выпал счастливый билет, все трещало и ломалось - котов то хотели забирать по отдельности, а Тайлер нутром чуял, что так нельзя. Что это преступление против природы - разделять братьев. Словно Пинки и Брейн были впаяны друг в друга и по одиночке не существовали. Они и сейчас в доме ходят парой, вместе трутся о ноги, вместе атакуют Флинта, вместе едят и вместе же лезут к Таю в кровать. Вот и еще один бедовый обитатель кордовского леса - лис, случайно угодивший в чертову ловушку. Тайлер не знает, какая судьба ждет этого зверя, но их история уже началась и сразу с небольшой драмы. Будто в этот дом не попадают здоровые, цельные и счастливые. Сюда доползают, когда все кости перемолоты в фарш и кровь сочится из каждой клеточки тела. Сюда приползают доживать, умирать, исчезать. И почему-то выживают, заботливо выхаживаемые безмолвным лесом.

Тайлер суетится в маленькой кухне, готовит миски с едой и водой, беглым движением убирает белые пряди со лба и мельком трет пальцами по запястью - машинальным движением, словно под кожей до сих пор немного болит. Не болит, конечно, давно уже не болит. Это фантомные чувства, что-то из прошлого, что-то слишком привычное. Вроде все давно затянулось и былые раны успели визуально исчезнуть. Истончились все шрамы, сошла краснота и горечь обиды угасла во взгляде, но фантомное прошлое иногда еще передает свои пламенные прямиком в эту реальность. И нет, там на запястье, правда уже не болит. Это где-то внутри. Где-то под тонкой коже. Там свербит иногда так сильно, что и правда хочется лезвием поправить, но Тайлер сжимает зубы и натягивает рукав кофты до середины пальцев. Он теперь всегда ходит в закрытой одежде, пусть толстовка погибшего брата и потеряла свою актуальность еще полгода назад. Все кофты сплошь с растянутыми рукавами, огромные свитера, какие-то худи. У Тайлера всего две или три футболки, но в них он может лишь спать. Тонкое бело тело слишком болезненно рисуется изломами в искусственном свете, будто бы что-то сломанное, как старая шарнирная кукла. Зато в мешковатой одежде можно спрятать не только тело, но и душу. И даже фантомные боли, от которых пальцы скребут по запястью, оставляя розоватые полосы.

Снег льнет к ресницам, целует в пухлые губы и Тайлер уворачивается от порывистого ветра, быстрыми шагами двигаясь к сараю. Внутри не так ветрено, довольно тепло и сухо. Сюда не наметает снег, да и собачьей шерстью почти не пахнет. В доме то от этого запаха никуда не деться, к нему просто привыкаешь и перестаешь замечать. Тайлер еще опасался, что от котов будет какой-то запах, но братья ходят в туалет в лес, игнорируя свой лоток и пластиковая посудина остается девственно чистой с момента своей покупки. Порой Тайлер вообще находит в лотке самих спящих котов и только вздыхает - лишь бы не по дому гадили, в принципе, остальное не важно. Так что в самом доме пахнет только Флинтом, лесом и сегодня немного какао. Тертым шоколадом, который еще не прошел процедуру нагрева. Тайлер улыбается, сгибается перед вольером и ставит миски на пол. Внимательные лисьи глаза не сулят никакой опасности, влажный нос двигается вверх-вниз, принюхиваясь к мальчику и Тайлер сдается. Протягивает ладонь, внутренне уже смиряясь с тем, что если его цапнут, ближайшие полгода он будет ходить на уколы. Однако лис не кусает. Он изучает чутким носом чужую ладонь, коротко касается пальцев влажным языком, а затем вдруг прислоняется лбом к руке и просто замирает, опустив взгляд к своим лапам. Тайлер улыбается. Облегченно. Умиленно. Восторженно. Н е ж н о.
- Марволо... Давай тебя пока будут звать Марволо... - лис поднимает голову и кажется, будто он хмурится, от чего Тайлер тут же поправляется, - Простите, мистер Марволо. Я исправлюсь, обещаю. Великолепный мистер Марволо... - улыбаясь, Тай поглаживает лисью голову пальцами и Рождество вдруг и правда наполняется сказкой.

Оставив мистеру с рыжим хвостом миски и удобный лежак, Тайлер выходит из сарая вместе с Гейбом, по пути к дому лучезарно улыбаясь и отвечая на ранее услышанные слова,
- Хорошо. Про ветки. Значит, будет пахнуть Рождеством. И свечки есть. Какао еще сварим и будет отлично, да? И детей надо поздравить... - входя в дом, Тай отвлекается, собственно, на детей. Те ведут себя так, будто люди отсутствовали, по меньшей мере, две вечности - Флинт прыгает вокруг, коты трутся о ноги. Тайлер пытается погладить всех сразу, но выходит, конечно не очень. Руки всего две, головы три, хотя кажется, что голов там все десять. Этих детей надо поздравить, и правда. Тайлер подготовил им всем небольшие подарки потому, что в Рождество... Ну, наверное, ему хочется поверить в сказку. Хочется, чтобы в этот праздник и правда все было, как положено. Чтобы все были с подарками, вечер грел теплом и уютом, по дому стелился запах какао и ели, а камин чинно потрескивал полешками, отбрасывая неровные блики на сидящих перед ним. Мир будто бы слышит желания Тайлера и в доме правда уже пахнет елью. Снег липнет к стеклам, заметает дорожку к дому и завтра там наметет по колено, наверное...

Он утопал по колено в снегу, когда на какое-то Рождество Майки решил нарядить дерево во дворе. Тогда зима выдалась особенно снежная, было довольно тепло и куртки обоих братьев были распахнуты, а шапки съехали набок, обнажая прилипшие к лбам светлые волосы. Тайлер тщетно прыгал возле дерева, пытаясь достать до высоки веток, а Майки поднимал отец. Соседская ребятня играла в снежки, мать пекла что-то в кухне, а отец густым басом говорил Майки, что тот вырастет настоящим мужиком. Тайлер смотрел и тихо завидовал. Он тоже хотел вырасти настоящим мужиком. Тоже хотел, чтобы отец поднимал его на руках к ветвям и он мог повесить эту снежинку из тонкой бумаги. Снежный вихрь закручивает в спираль воспоминаний, слепит чернотой, выбрасывает в реальность, где Тайлер больше не хочет быть тем настоящим мужиком. Не хочет вешать снежинки на старое дерево. Не хочет, чтобы тот человек отравлял ему праздник. Поджав губы, Тай улыбается, глядя на Гейба немного снизу,
- Я носки пойду переодену, а то промочил... И потом какао сварим. - коротко кивнув, он устремляется по лестнице вверх. Уже второе их Рождество и кажется, что все постепенно идет на лад. Что уже меньше страхов и триггеров. Что прошлое не так рьяно стучит в закрытые для него двери. Тайлер стягивает промокшие носки, заменяет их на сухие, поправляет снова всклокоченные волосы и бросает беглый взгляд в зеркало - наверное, надо как-то подстричься? Ну, хотя бы немного. Впрочем, эту мысль он быстро теряет. Она ускользает, словно огонек в светящейся мишуре, теряется среди других мыслей, становясь слишком неважной. Выудив из под кровати коробку, Тайлер вытаскивает маленькие упаковки лакомств для котов, широкий ошейник для Флинта и сверток для Гейба. Почему-то на счет последнего Тайлеру наиболее странно и даже... как это - неловко? Наверное, это то самое чувство, Тайлер не вполне понимает. Но как-то и правда немного не по себе от того, что он что-то там приготовил Гейбу, хотя... Ну, вообще-то Гейб ему теперь стал отцом. Настоящим, по всем бумажкам и буквам закона. Он же может поздравить отца с Рождеством? В свертке простой вязаный шарф темно-зеленого цвета, с одной стороны которого нашита атласная черкая петля с выбитой на ней надписью - "спасибо". Тайлер хотел указать что-то более конкретное, но не знал что конкретно. Так сразу и не скажешь за что именно спасибо. За все? За жизнь, за возвращенную способность мечтать, за каждый прожитый день. Да и навыка вышивания ему не хватило бы на длинные предложения. Достаточно уже того, что он научился вязать! Впрочем, ничего сложнее шарфа он так и не попробовал. С этой мыслью Тайлер, усмехнувшись, подхватывает подарки и спускается обратно вниз. Большой сверток он кладет на кухонный стол, замирает рядом и неловко мнется, глядя на Гейба,
- Это... Ну, с Рождеством... - если бы он попытался вспомнить кому в последний раз делал подарки, наверное бы даже не смог. Его не научили этому потому, что все лишь отмахивались. Никому не были нужны ни его подарки, ни его внимание, ни его нерастраченная любовь. Только в этом доме всему и нашлось место. И самому Тайлеру тоже нашлось.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/55/419924.png[/icon][lzname]<lzname><a href="https://nevah.ru/viewtopic.php?id=257#p9413">тайлер морган</a>, 17 <plashka>школьник</plashka>[/lzname]

+1

7

Марволо. И откуда Тайлер берет эти неожиданные имена, которые легко раздает животным, как будто смотрит сквозь пространство и считывает их паспортные данные? Имена всякий раз кажутся Гейбу очень странными, ну кто станет называть кота Маус, в самом-то деле. Но будь они хоть трижды непривычными, удивительными, даже нелепыми - Гейб не спорит, только кивает и принимает к сведению, потому что каждое из таких решений целиком принадлежит Тайлеру. Его выбор, которого, если задуматься, у мальчишки в жизни было недостаточно; пусть называет животных так, как ему захочется, пусть носит то, что ему захочется, пусть занимается тем, чем захочется… Пусть. За этот год в книжном шкафу, сиротливо забившемся в угол комнаты, появилось достаточно книг про подростков, воспитание и все эти вещи, о которых раньше Гейб не то что понятия не имел - не интересовался даже. Книги твердят очевидное, советует поддерживать, принимать и понимать; опираться на слова умных образованных людей как-то чуть более надежно, чем на собственный опыт полузабытого детства. “Но кого ты обманываешь, ты был бы на стороне паренька, даже если бы книги хором орали обратное, и нахуй послал каждого автора. Что они могут знать, да? Ты же лучше всех разбираешься” - иногда Гейб игнорирует сочащийся сарказмом внутренний голос с таким же успехом, с каким привык игнорировать людей. Если Тайлеру хочется назвать лиса великолепный мистер Марволо - пусть называет. Если тянет погладить… Гейб напрягается, но ровно настолько, чтобы прийти на помощь в случае чего: зверь хоть и смирный, но все равно дикий, отреагировать может как угодно. Тай ведь в курсе. Тай не глупый мальчик, Тай слушает все, что Гейб рассказывает про лес и его обитателей, впитывает знания со страшной скоростью и жадностью. И раз лезет рукой к лису - значит, осознает возможные последствия.

Но последствия не наступают. Потому что Тай - не просто умный мальчик с небольшим чемоданчиком знаний о целом мире, обступающем Кордову крепостными стенами вековых сосен. Иногда Гейб думает, что усыновил кого-то типа потерянного диснеевского принца, который умеет найти общий язык с любым зверем, даром что Тайлер не поет. Вдруг именно этот странный дар и дал им поладить? Когда ты сам (не)много лесное чудовище, кто еще может найти к тебе подход, если не белокурый мальчик с короной из веток и листьев? Пусть даже эта корона - всего лишь осколок воображения, которого у Гейба не то чтобы много.

Воображения и фантазии ему не выдали. Вместо них - простое, немного грубоватое тепло, похожее на жар поленьев, трещащих в очаге; Гейб улыбается в усы, глядя, как тонкие пальцы скользят по лисьей голове. Кажется, что вот так все и должно быть. И снег должен сыпаться из низких облаков пушистыми хлопьями, похожими на старый стиральный порошок, и ветер должен перебирать еловые лапы, и дикий зверек льнуть к рукам удивительного мальчика, и дома ждать рождественское дерево. И какао. Да, куда уж без какао.
- Угу, - даже на слова-то не похоже, скорее на согласное мычание, но улыбка раскрашивает звуки, делает их теплее, а ладонь ложится на острое плечо. Гейб приобнимает мальчишку, слегка привлекая его к себе, как будто хочет сказать “да, сейчас сварим какао, надеюсь, елка все еще стоит… но, если что, я снова ее поставлю. а потом подарки, потому что так происходит на рождество в семье. а мы ведь семья”. Хочет сказать, но не говорит, как будто в слова не помещаются смыслы, а может, потому что просто не умеет выразить все правильно. Гейб умеет смотреть и молчать, и им с Тайлером это никогда не мешало.

Но где тут удержать задумчивое настроение, когда с порога попадаешь в вихрь из лап, хвостов и бесхитростной ласки - Тай гладит животных, животные гладят себя об Тая, Гейб тоже пару раз проходится ладонями по пушистым головам или куда там попадает, а затем, широко шагая, добирается до каминной полки. Ветки, которые он подобрал по дороге, все еще хранят следы снега - снег тает, покачивается прозрачными каплями на иголках, отражает грубоватый уют комнаты. Приходится слегка встряхнуть ими, а затем приделать повыше, так, чтобы коты не достали, даже если захотят. Яркий, слишком дешевый носок, купленный в супермаркете, пришлось садить едва ли не на болты, чтобы не сорвали раньше времени, но зато он явно добавил рождественского настроения. Гейб приглушенно и совсем неразборчиво ворчит под нос, устраивая ветки в креплении на стене, и тут же оборачивается, услышав голос. Улыбается. Кивает и чувствует, как сердце почему-то предательски дергается в грудной клетке, словно привязанное. Словно от этих до сих пор непривычных чувств ему хочется не то спрятаться подальше, не то разорваться, не то раскрыться, чтобы поймать их все, каждую крохотную частицу - бывают ведь у чувств частицы? Гейб не знает. Наверное, для родителя он знает вообще слишком мало разных вещей, даже школьным образованием похвастать не может, и вообще…

“И вообще” растворяется в тепле, запахе хвои, собачьей шерсти и отголосках мыслей. Элис говорила, что главное - любить, а с этим у Гейба все в порядке. Наверное.
Он очень хочет верить.

Пока Тайлер пропадает наверху, Гейб по очереди поднимает обоих котов и дает им обнюхать принесенные ветки, как будто это в самом деле может помочь. Флинт крутится под ногами (на уровне пояса), потому что хочет быть рядом - рождественские украшения, пахнущие лесом, его мало интересуют, у него из этого леса состоит вся жизнь. Вот если бы люди принесли белок… Но белки, к счастью, остаются за пределами дома вместе с шуршащей вьюгой, которая постепенно набирается силой. Ветер крепчает, как будто сдувая остатки сочельника вместе со световым днем куда-то в сторону океана, и на смену предрождественской сказке приходится колючая кордовская зима. Гейб снимает какого-то из котов с головы и отходит на кухню; чем холоднее снаружи, тем уютнее внутри, и к этому уюту осталось добавить только пару штрихов. Печенье - кривоватое, но Гейб старался с самого утра. Какао - ингредиенты дожидаются Тайлера. Кот - … Да блять. Скоро братья подрастут и перестанут лазать везде, эта мысль немного утешает, а пока приходится просто снимать со стола в миллиардный раз. Триллионный. Какие там еще бывают числа?

Шорох шагов за спиной заставляет обернуться прямо так, с котом в руках, и тут же отпустить его на пол. Не потому, что Гейб собирался засунуть Пинки (или Брэйна?) в тот самый носок, висящий на камине (потому что он не всерьез), а потому что Тайлер кладет на стол сверток и…

Гейб моргает. Потом еще раз.
- Малыш… - почему голос звучит в три раза более хрипло, чем обычно? еще и дергается как-то на середине звука; приходится откашляться, растерянно потянуться к свертку и вытащить из него шарф. Самый простой, может, даже не очень ровный, но Гейбу он кажется фантастически красивым, теплым, уютным… Идеальным. - Спа… спасибо.

Ну давай, еще расплачься от переизбытка чувств! Вместо этого Гейб делает шаг вперед и неловким медвежьим движением сгребает Тайлера в объятия. Теперь они уже стали привычными, даже представить сложно, что когда-то было иначе. Что когда-то этого всего не было - и могло не быть. Только клюнув неловким поцелуем в кудрявую макушку, Гейб, наконец, разжимает кольцо рук (лап), и в ту же секунду встряхивается, как будто проснувшись.
- Погоди, у меня тоже для тебя кое-что есть. Щас… щас-щас… - не будь у них полный дом животных, подарки можно было бы сложить под елку, но пришлось убирать повыше; большой бумажный пакет с символикой одного из книжных магазинов Анкориджа появляется из кухонного шкафа и опускается на стол. Внутри - несколько здоровенных, красивых ветеринарных атласов, и пусть всю эту информацию можно легко получить в интернете, Гейбу показалось, что… В общем, показалось. - Я подумал, тебе понравится. Ну, оно полезное. Теория. Животные, опять же, - рваные фразы выдают его с головой, Гейб делает вдох и смущенно трет лоб пальцем, проходясь вдоль глубоких морщин. - А, и еще… - приходится дойти до куртки и распотрошить карманы. Во внутреннем находится крохотная белая коробочка, которую он сует в руки Тайлеру и неловко показывает пальцем на крыло носа. - Вдруг ты хочешь что-нибудь другое поносить. Вот, колечко. С рождеством, малыш.

И улыбка пробивается сквозь слишком явное неумение дарить подарки и принимать их. И поцелуй касается лба.
И любовь касается сердца.

[icon]https://i.imgur.com/Yh96hTr.png[/icon]

Отредактировано Gabriel Morgan (2021-06-03 03:08:08)

+1


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [24.12.19] cordova, ʻohana