США, ШТАТ МЭН, ХЭЙВЕН // ДЕРРИ 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь

— из-за событий в мире, вернулись в камерный режим — и играем. 13.03.2022выходим из спячки — запускаем рекламу и пишем посты!
пост месяца от Emily Young Рядом не было никого, кто был бы ей хоть сколько-нибудь близким, и это чувство зарождало болезненную пустоту внутри нее...
нужные персонажи соулмейт, два в 1

Q1 [12.04.20] — ГМ Q1 [14.04.20] — Дэниэл Q1 [10.05.20] — Дани Q1 [18.05.20] — ГМ Q1 [31.05.20] — Ал

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [24.04.2020] derry; говорю я человеку в зеркале


[24.04.2020] derry; говорю я человеку в зеркале

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

говорю я человеку в зеркале

https://i.imgur.com/5rKNPr6.gifhttps://i.imgur.com/CMgF6Cg.png

jo vimesgregory kim
24.04.2020 • вечер—ночь • где-то между хейвеном и дерри


если падаешь, падай так, чтобы оттолкнуться и встать

[icon]https://i.imgur.com/UDRN6si.gif[/icon]

Отредактировано Gregory Kim (2021-04-27 21:12:44)

+3

2

По-прежнему прохладный весенний воздух бьет в лицо, окутывая всё тело и ласково принимая в свои объятия, когда несешься по трассе.

Интересное дело, но Джонасу даже начала нравиться эта северная прохлада. Тут как-то всё иначе, словно и в самом деле начал новую жизнь в совершенно ином мире. А впрочем, ведь так оно и есть.

Всё ещё странно да и сможет ли он привыкнуть? Или как скоро?

Вопросы, которые, если и найдут ответ, то только со временем. Никогда нельзя быть уверенным в чем-то - время течет, всё меняется, даже ты сам. Жизнь динамична. И только упёртый дегенерат будет статичен в этом мире от и до.
Возможно, в какой-то степени он и сам был таким еще до недавнего времени, а может быть и нет. Взять хотя бы ту же жажду мести и поиски, на которые молодой дракон потратил два года. И ведь они не принесли никаких результатов, кроме самоуничтожения изнутри.

Наставник Чо всегда учил отпускать ярость и злость, не питать ненависть, не взращивать удава мести, а он не слушал. Впрочем, он вообще редко когда кого слушал! В том и была своя прелесть, иначе бы превратился в совершенно иного человека, и кто знает, может даже не стал бы личностью. Так, просто удачная очередная пешка в чьи-то руках. Но нет! Мо Джо Юншэн не такой! А Джонас Мо и подавно! А теперь и Джо Ваймс.

Так странно жить абсолютно нормальной жизнью совершенно обычного рядового гражданина. Вставать рано утром и тащиться на официальную работу, где нет ни намека на криминал. Даже с налогами! Снимать комнату, как какой-то малоимущий студент или чувак, которому не повезло родиться в обеспеченной семье или поступить в колледж, чтобы после уже самому хорошенько зарабатывать, а не едва сводить концы с концами. Покупать совершенно обычные продукты, высчитывая каждый цент, чтобы не дай боги потратиться больше положенного.

Это слишком непривычно. И тяжело.

Но спустя три месяца он даже начинает справляться. Есть что-то в этом чуваке - Джо Ваймсе. Правда, Джонас сам ещё не понял, кто этот чувачок на самом деле такой и насколько сильно он отличается от него. Если вообще отличается.

Однако точно знает, что сейчас им обоим не хватает отменной дозы никотина и какой-нибудь сладкой молочной херни наподобие йогурта или шоколадно-бананового молока. А ещё лучше, если в виднеющемся впереди магазинчике окажется клубничный милкшейк!

Так он и свернул, припарковавшись аккурат недалеко от остановки междугороднего автобуса. Хоть какое-то небольшое нарушение чрезмерно правильной для МоДжо жизни! Хотя будет ли оно таковым? Если всё равно уже довольно поздно по времени и скорее всего весь транспорт ушел в последний на сегодня рейс.

Выходя уже из магазина, Джо одновременно стягивал черную тканевую маску с лица и растряхивал пакет с ванильным молоком.
Ну хоть что-то...
Черт возьми, как же он успел соскучиться по родному Чайнатауну с его магазинчиками, ресторанчиками, атмосферой и конечно же теневой подпольной жизнью, в которую туристам практически не было хода. Если только они не являлись проверенными особыми клиентами с весьма внушительными суммами на бесконечных счетах. Хотя вот бордели обслуживали любого желающего, прикрываясь деятельностью от массажа до экзотического театра, как, например, в случае его бывшего заведения. Тут вам и уровни разные, и туристы так же не все могут себе позволить более дорогой и качественный отдых.

Воткнув трубочку в пакет, Джо выдул за один присест почти половину. Какое ж оно маленькое, надо было брать несколько, а то вся ночь еще впереди. Завтра - суббота, а в четыре стены - хоть и уютной квартирки с красивой эксцентричной хозяйкой - совсем не хочется. За этот месяц работы он каждый раз по пятницам пускался во все тяжкие наперегонки с ветром и свободой.

Подходя к своему мотоциклу, он допил уже остатки и собирался выкинуть пакет в мусорку у остановки. Чуть притормозил задумчиво - на скамейке одиноко кто-то восседал.
"Похоже, кореец..."

На лицо так точно. Молодой, жалкий какой-то. Недавно он и сам, наверное, походил на этого пацана.
"Девчонка что ли кинула?"

Продолжая с интересом изучать чувака, Джо достал новую пачку сигарет, раздербанил ее и закурил. И всё это не сводя взгляда с парня. Не так уж и много в этой "деревне" азиатов.
- Хой! - Выпуская дым в сторону, - чё случилось, чувак? - Протянул сигареты и зажигалку, - куришь? Ты бы тут не сидел один - азиатов этот городок не слишком-то и привечает.
Ну, по-крайней мере, так было с ним. Да и до сих пор как-то вокруг ощущается атмосфера отчужденности и скрытого негатива в его сторону. Хотя, если припомнить рассказы девчонок о каких-то проклятиях, с которыми он так еще и не разобрался до конца, то мало ли что вообще на уме у горожан.

выглядит |байк

[icon]https://c.radikal.ru/c16/2104/5c/ffd4ab360829.jpg[/icon]
[sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/65/808103.gif
games of skeletons
indian
[/sign]

Отредактировано Jo Vimes (2021-04-28 17:22:48)

+1

3

Разве может день, начавшийся наихудшим образом, закончиться хорошо? Дело было даже не в испорченных с самого утра брюках. Чужие спортивные треники оказались не так плохи, хоть и грозили то и дело сползти ниже допустимой приличиями нормы. Встреча, которой с таким нетерпением ждал Грегори сорвалась вовсе не из-за них. Библиотекарь, мужчина преклонных лет, с которым накануне довелось ему беседовать по телефону, с которым в подробностях была обговорена вся суть интересующей его статьи об удочерении двадцатилетней давности, взял резкий откат, стоило ему увидеть Грега воочию, лицом к лицу. Даже аргумент “это моя последняя надежда” не возымел той силы, которую возлагал на него Грег. К нему будто приложили кусок стали. Холодный изучающий взгляд надолго остановился на его лице — заостренных бледно-желтых скулах, слишком крупном для такого маленького лица носе, и особенно на глазах — черно-коричневых с характерным для всех азиатов разрезом. Со словами “Посторонним вход строго воспрещен” он был выставлен из обшарпанных и пахнущих подвальной сыростью стен архива обратно в цветущий по-весеннему улыбающийся Хэйвен. Улыбающийся, вот только не чужакам. Уютная и светлая кофейня встретила его столь же неприветливо. Тучный толстяк, сидевший у раскрытого настежь окна, стоило Киму войти вовнутрь, смачно сплюнул в дымящуюся пепельницу и отвернулся. Дежурный официант настороженно покосился сначала на толстяка, а затем на темный обитый деревянными панелями проем, ведущий в кухню. В эту секунду Грегу вдруг стало так невыносимо тоскливо, что он немедленно отказался от мысли заказать сэндвич с сыром и, удовлетворившись пачкой сухого печенья, почти с трудом дождался своего лимонада со льдом. Впрочем, пить тут же он его не стал, а прихватив ледяной бумажный стаканчик, отправился в сторону одноэтажек, практически друг на дружке расположившихся на побережье. Эти кварталы за истекшие две недели он обошел уже дважды, но что-то необъяснимое заставляло его идти туда снова и снова.

Лимонад ему удалось растянуть на полчаса ходьбы по уже знакомой местности. Кислота разъедала запёкшуюся на губе ранку, потому Ким осторожно потягивал его через тонкую пластиковую трубочку. Уже на пристани он купил две бутылки воды, после чего продолжил поиски, решив для себя, что в этот раз уж точно не вернется в Дерри с пустыми руками. Не мог же этот дом просто исчезнуть или провалиться сквозь землю. Но дом за домом, улица за улицей — и никаких следов Саммер, маленькой неулыбающейся девочки с черно-белой фотографии двадцатипятилетней давности. Грег упрямится и блуждает по городу до последнего, а потом еще долго сидит на пристани, на покатом склоне, усыпанном галькой и пахнущем гнилью и илом. Только сумерки поднимают и гонят его с места, напоминая о том, что последний рейс вряд ли будет ждать зазевавшегося пассажира, даже если билет был приобретен им заранее.
Эй! — приходится бежать, потому что он еще видит расплывающиеся в вечерней полумгле габаритные огни междугороднего автобуса, — стой! СТОЙ!
Еще метров тридцать он бежит за ним, размахивая руками и надеясь, что водитель или кто-то из пассажиров заметит его, но тщетно. Тьма вокруг неуютно сгущается, когда он возвращается к станционной скамье, как щенок, сорвавшийся с привязи, оголодавший за день беготни по проулкам и чужим подворотням и вернувшийся вечером к заботливой хозяйской руке. Грязные окна небольшого круглосуточного минимаркета отбрасывают большие пятна света на асфальте совсем рядом, но до скамьи с Грегом не дотягиваются. В воздухе все еще висит тошнотворный запах прогорклого бензина и жженой резины. Грег косится на припаркованный неподалеку байк и осторожно осматривается, когда замечает его хозяина. Вряд ли парень намного его старше, но выглядит внушительно. Грег таких сторонился всегда, и те Грега не трогали. Издалека посмеиваясь над его кажущейся субтильностью и уязвимостью, они позволяли себе не больше, чем “эй, ботан” или “эй, педик”. Но этот, кажется, решил повыделываться. Грег напрягся, спрятал руки в карманы, когда тот к нему обратился, вскинул на незнакомца свой самый колючий взгляд, но тут же осекся. Кореец?..  Он растерялся всего на секунду, но вряд ли это осталось без внимания.
Я … не… — его рука уже тянется непроизвольно к протянутой в дружелюбном жесте пачке, но тут же прячется глубоко в чересчур длинном рукаве кофты, — я не курю.
И кашляет тихонько от въевшегося в ноздри и легкие дыма, но словно от холода, и прикрывает ладонью рот. Чужак курит, подсвечивая огоньком фильтра свое лицо, а Грег с интересом наблюдает — даже в Дерри не часто встретишь корейца. Приезжий?
Ага, — он кивает, соглашаясь. Хэйвен действительно неприветлив. И еще раз подтверждает, будто одного раза недостаточно, — это точно.
Он жмет плечами рассеянно, но уже эту рассеянность не скрывает. Длинно вздыхает, выпускает руки из рукавов кофты и поправляет на голове волосы. Всё-таки растрепались из-за бега.
Опоздал я, — слова срываются с языка самостоятельно, и хотя у Грегори уже нет ни сил ни желания контролировать их, он поясняет, — на автобус. В Дерри. Это был последний рейс и теперь…
Грег снова вздыхает, поднимает руки и огорченно разводит их в стороны, как будто говорит на корейском, а собеседнику требуется перевод.[icon]https://i.imgur.com/UDRN6si.gif[/icon]

Отредактировано Gregory Kim (2021-05-06 01:29:23)

+1

4

- Мдааа... - ненароком подхватывая настроение отчаяния и безнадеги, Джо соглашается с парнем, - хреново.
Снова затягивается, не моргаючи продолжая рассматривать корейца, как-будто какой-то редкий музейный экспонат. Хотя, что касается Хэйвена, так ведь и есть. Джонас здесь кроме себя корейцев ещё не встречал, хоть и объездил городишко, кажется, уже вдоль и поперёк за эти недели. Да с другими азиатами здесь было как-то не густо - хозяйка квартиры разве что. Может, конечно, он просто не по тем местам да не в то время по улицам шатается? Это ж не Чайнатаун, а уж тем более не его ночная подпольная жизнь.

- Дааа... хреново...
Выпуская дым всё так же в сторону и, наконец, моргая, повторяет он. Вот только непонятно с кем или чем именно дракон соглашается на этот раз.

Так и зависают, пялясь друг на друга: один сидя с разведёнными руками, другой стоя с глупой рожей.
«Аааай, черт бы тебя побрал!»
Ощущение, будто с ребёнком в уговоры играет: кто первее сдастся он или соперник.
- Запрыгивай! - Кивает в сторону байка и достаёт мобильник, пряча сигареты и зажигалку на его место.
«И не похуй ли мне на этого опоздуна?»

- И не боись, докину с ветерком. Но бензин с тебя.
И добавил через мгновение, поясняя как бы между прочим, - мне всё равно по пути.
Ложь.
- Какой адрес? - Джо уже вбивал в навигатор «Дерри».
Он взглянул на парня и снова почувствовал неконтролируемое... сочувствие?
«И чего это мне вдруг так жалко его стало?»
Мысленная усмешка вдогонку непривычному чувству.
Быть может, это всё из-за того, что сам ещё недавно ощущал незнакомую ранее беспомощность и снедающее одиночество? Или молодой дракон так и не может отпустить мысль, что теперь один, без своей свиты?
«Ага, ещё вербовку начни.»

Шутки шутками, а Джонас так и не оправился до конца: то ли чувство вины, что было в новинку, грызло изнутри, то ли это всё последствия отвара. И черт его знает, сколько продлится данное подобие депрессии. Ведь никто никогда ещё не выживал после элексира лунных драконов.

Первая стадия запускала неконтролируемую ярость с повышением всех боевых характеристик, включая либидо, как дополнительный фактор воздействия и манипулирования жертвой, чтобы обставить всё в довольно пикантном виде и выставить цель в определенном невыгодном для него свете. Человек превращался в неконтролируемого похотливого берсерка, и если он не имел подготовки и не был воином, то помирал довольно быстро - его просто-напросто убивали или вязали до того, как он успевал натворить дел. А если он выживал и сбегал, как получилось у Джо, то вторая стадия отвара неумолимо срабатывала через несколько часов.

В его случае организм продержался куда дольше, спасибо всем тренировкам наставника Чо!

Но и тут у цели практически не оставалось шансов. Человек снова пускался во все тяжкие, и его либо находили свои, либо убирали чужие, либо организм просто не выдерживал, учитывая и все полученные ранее повреждения. А если и это не добивало, то третья стадия заканчивала мучения жертвы наверняка: человек, как правило умирал в подворотне, превращаясь в выжатый овощ.

Если бы не потеря крови и не переливание, Джо сто процентов не доехал бы до Хэйвена. Да что там, он помер бы уже в гнезде этих гребаных филиппинцев на горе из побеждённых им врагов, не от ран, так от второй стадии. Особенно, если бы оказался один... Как забавно, что именно переливание сыграло свою значимую роль. Хотя, если бы не дальнейшие события, он точно бы ожил куда раньше.

- Держись крепче! - Заводя движок и обращаясь поверх плеча к парню, которому вручил и свой шлем, - соскребать с асфальта не буду!
И убедившись, что тот вцепился, как следует, Джо рванул с места. Под маской расцвел оскал зверя, а в глазах, наконец, засияли звёзды. А может, это были всего лишь огни фонарей. Но он снова почувствовал себя кому-то нужным, получив цель, пусть и несущественную, с его прежней точки зрения, и только на этот вечер.

Ведь, что такое работа, когда она нужна лишь для того, чтобы выжить. Он всегда жил, а не выживал. Даже, когда помирал. И жил среди тех, кто в нем нуждался, кто от него зависел, кто не мог без него существовать. Пусть это и был взаимовыгодный обмен. А теперь он один против всего мира, и весь мир против него. Но нашёлся ещё один азиат, которому он, может, даже жизнь сегодня спасёт, добросив того до дома. Напоминание о былом?

«Мать Тереза чертова!»
Усмешка с самого себя, которая так сладко греет душу.

[icon]https://c.radikal.ru/c16/2104/5c/ffd4ab360829.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/65/808103.gif
games | bike
[/sign]

Отредактировано Jo Vimes (2021-09-05 11:32:40)

+1

5

ох. — так и не найдясь, что еще добавить к сложившемуся положению вещей, грег продолжает негромко вздыхать и очень долго роется глубоко в кармане. на телефоне всего три процента зарядки, и он почти так же беспомощен и бесполезен, как и его хозяин.

грег спохватывается и вспоминает, что собирался позвонить элиз еще часа три или четыре назад, чтобы предупредить, что вернется в дерри последним рейсом. а теперь, видимо, самым первым, утренним.
чорт, — он ругается вполголоса, уже не обращая внимания на то, что незнакомец может его услышать, и почти плачет, наблюдая за тем, как медленно гаснет, умирая, экран мобильника. а элиз так и не берет трубку. скорее всего, вместе с малышом никки она вышла на вечернюю прогулку. без телефона и без  возможности спасти непутевого грегори в очередной раз. может быть, так даже лучше. может, пришло время спасать себя самому. или просто сдаться. у грега тяжелеют и опускаются руки. теперь он снова чувствует это кожей — как мир вокруг враждебен к нему. куда ни ткнись, везде чужой. ненужный. выброшенный. вне пространства и вне времени. он снова вздыхает и уже почти не дышит, как будто смиряясь со своей неизбежной участью. умереть под потерпевшим крушение поездом, замерзнуть до смерти на пороге родительского дома или погибнуть от рук чужака ночью в чужом городе. какая в принципе разница. усталость бежит по его венам, отравляя кровь, и шумит в голове набатом. как пожарный колокол. он поднимает взгляд и смотрит как шевелятся у незнакомца губы. сначала тот докуривает свою сигарету, обхватывая белеющий в темноте кончик фильтра губами. втягивает этими же губами дым внутрь себя а потом отпускает его наружу. на свободу. грега медленно окутывает кусачий аромат табака, от которого горло накрепко стягивает горьковатым привкусом. парень говорит что-то грегу. но грег его не слышит. только кивает согласно и поднимается со скамьи. получается вполне уверенно. он делает пару шагов навстречу и вот уже говорит что-то сам. этот адрес он знает на зубок. адрес, который записан на его подкорке. адрес дома, откуда он сбежал и куда так и не смог больше никогда вернуться.
в нос бьёт запах машинного масла и кожи, когда он садится позади и зажмуривается. — хэй-хэй, грегори! крепче держись, идиотина, я отвезу тебя домой! — перед глазами плывут яркие пятна, сквозь которые проступает яркая как солнце улыбка бобби. грег обжигается об эту улыбку снова, даёт надеть на себя шлем и привычно обвивает сидящего впереди руками. доверчиво льнет обожженной солнцем щекой к прохладной ткани куртки, пока сердце временно уходит в пятки под нарастающий рокот мотора.
мотоцикл знакомо вздрагивает и мягко трогается с места, а грег еще минуту или две не решается открыть глаза. они выезжают на шоссе и встречный ветер неприятно царапает кожу, забираясь в рукава и под воротник. —  хэй, бобби, пожалуйста, притормози! — ему так сильно хочется крикнуть, чтобы тот его обязательно услышал и хотя бы немного сбавил скорость. грег открывает рот, но получается только шептать. этот шепот напоминает ему о воскресных молитвах, и он смеется тихонько с собственной трусости, еще крепче сжимая руки вокруг чужой талии.

[icon]https://i.imgur.com/UDRN6si.gif[/icon]

Отредактировано Gregory Kim (2021-09-05 04:52:34)

+1

6

[icon]https://c.radikal.ru/c16/2104/5c/ffd4ab360829.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/65/808103.gif
games | bike
[/sign]

И все-таки парень слишком сильно к нему прижался, аж голову на спину положил, будто собрался слиться, превратившись в кожу. Даже как-то странно и отчасти неловко что ли - ну не обнимают так крепко и столь интимно едва знакомых людей.
«так испугался?»

Ладно, видимо, и впрямь чувак боится скорости, может, даже ни разу и на мотоциклах-то не катался. Главное, чтобы на скорости не запаниковал да не выкинул глупость какую: улететь на байке да без защиты - сомнительное и сто процентов травмоопасное, а то и смертельное, удовольствие. Вряд ли они оба хотели бы отправиться в путешествие на тот свет.

И Джо сбавил скорость. Недостаточно для того, чтобы плестись улиткой, но достаточно, чтобы в случае чего остаться в живых хотя бы. Риск своего рода тоже удовольствие, а уж тем более для такого, как он. Да что там, вся жизнь молодого Дракона тот ещё риск - вечно нарывается и находит приключений на свои кулаки.

Холодный ветер бил в лицо, мешал обзору, трепля длинные волосы, забирался под спортивную куртку. И Джо уже тысячу раз пожалел о том, что забыл мотоциклетную косуху на работе. Что отрастил волосы и не завязал их, отдавая шлем. Что вообще не озаботился о том, чтобы прикупить ещё один запасной - хотя, кого бы он катал? Соседку разве что. Да вот и случай, пожалуйста, на горячем, а шлем один!

Чужие руки снова сжались крепче.
«Что? Всё ещё быстро?!»
Некоторое раздражение появилось на фоне отразившейся в мозг вспышки боли от серьёзных старых и отчасти свежих травм, насчитывавших в среднем возраст в полтора месяца. Джо медленно выдохнул, выпуская из себя пар и заблудившиеся отголоски боли.
«Терпи.»
Неплохая такая тренировка силы духа и тела в экстремальных условиях - давно пора было перейти на более сложный уровень, а не жалеть себя. Подумаешь травмы, подумаешь, чуть было не помер. Сколько раз такое уже с Джонасом было. Имя Юншен - вечно живой - ему не просто так отчим-то дал!
Наставник Чо сейчас явно где-то там в Чайнатауне неосознанно мысленно кивает в одобряющем жесте.

А ещё от чужого, столь интимного объятия веяло чрезмерной теплотой, любовью и чем-то близким, успокаивающим, понимающим. Будто Джонаса обнимала его маленькая хрупкая девочка, светлый лучик, Исыль - любовь всей жизни десятилетнего пацана, позволившая впоследствии семнадцатилетнему юноше стать мужчиной. Именно к ней Джо всегда и приходил, когда становилось совсем невмоготу от собственной грязи и черноты, которую он творил, будучи уже на руководящих должностях в триаде. Просто, чтобы быть рядом, положив голову на её колени, дремать, чувствуя лёгкое нежное поглаживание по волосам, и слушать тихий девичий шёпот, очищая собственную душу и совесть от тяжести грехов.

Благодарить бы всех богов на свете, что она жила и работала в борделе его матери. Если бы он убил и её, как всех своих девочек, пусть и под влиянием «наркоты», молодой дракон себе никогда бы этого не простил. Он бы просто-напросто уничтожил единственный чистый и невинный свет в своей жизни и нырнул бы с головой в непроглядную вязкую тьму навсегда.

Наверное, этих простых молчаливых объятий со спины Джонасу всё это время как раз и не хватало. Стало даже отчасти как-то легче что ли.
Тогда, в караоке-баре, будучи в отчаянии и растерянности под влиянием непривычного его телу алкоголя, Джо сам вцепился в едва знакомую девушку, что на него было совсем не похоже, а сейчас… сейчас его обнимал кто-то другой. Так вот о чем говорят психологи. Вот она сила чужого тепла.

Задумавшись об этом, Мо чуть было не заметил внезапно выскочившего на лесную дорогу оленя - навигатор выбрал самый короткий путь, и Джо свернул с шоссе ещё несколько миль назад. В самый последний момент опытный байкер сумел вырулить и сбавить по возможности ещё скорость, так, чтобы не произошла авария, но попавшее по итогу в лужу колесо все-таки сыграло с ними плохую шутку. Мотоцикл опасно накренило, а после и вовсе притянуло к земле, даже подставленная нога для выравнивания положения не помогла - лишь ободрал колено и голень.

Они рухнули на грунтовку. Их крутануло и протянуло ещё несколько метров по грязи и кочкам, пока мотоцикл не остановился, уперевшись задним колесом в дерево. Падая, Джо смог сгруппироваться так, чтобы не повредить голову, оставшуюся без защиты.

- Черт… - не обращая внимания на собственную боль из-за хлынувшего в голову адреналина, Джо «рванул» корпусом тела в сторону пассажира. - ТЫ ТАМ КАК?! - Протягивая к нему руку. - Твою мать… живой?

Отредактировано Jo Vimes (2021-09-05 14:40:46)

+1

7

главное вовремя отключить мозг. грегу, привыкшему почти всё свое свободное время проводить в раздумьях, дается это не слишком легко. тревожность и страх всё еще разливаются по кончикам его пальцев, которые слегка дрожат, когда он прячет озябшие на ветру кисти рук в глубокие рукава теплой раоновой кофты и обнимает незнакомца покрепче.  — как странно, — он, наконец, открывает глаза. черные верхушки деревьев, утопая в темнеющей кромке неба, проносятся мимо и отражаются на поверхности защитного стекла мотоциклетного шлема. вся его недолгая жизнь проносится перед его глазами так же. детство, игры с сестрой, школа, ядовитые насмешки одноклассников, колледж и бесконечное нескончаемое одиночество, которое однажды смог растопить один человек. бобби никогда не возил с собой шлемов. никогда не притормаживал, когда грег просил его об этом. быстрая езда без правил. острая еда. едкие шутки. незащищенный секс. одна сплошная прогулка по краю лезвия. где-то над бездной. в которую сорвался только один из них. на грега накатывает легкая тошнота и он снова закрывает глаза. так намного легче. постепенно его согревает тепло, исходящее от чужака. и теперь зябнут лишь руки. вокруг него снова разливается солнце и знакомый смех искрится до самого неба. вот бобби прячет его холодные ладони под свою рубашку. грег краснеет мучительно, но рук у него не отнимает. воспоминание замирает на секунду, уродливо начинает деформироваться будто на поверхности мыльного пузыря и оглушительно лопается. а вместе с ним по швам трещит и весь мир вокруг. рев движка противно распиливает слух пополам. грега подбрасывает и он, расцепляя руки, чувствует как его против воли подминает под себя сила удара.  —  вот и всё, —  он ни о чем не сожалеет, но слабо надеется, что на этом действительно все. такое с ним уже происходило. правда, тогда было намного страшнее. он так и не узнал, что случилось в том поезде на манчестер, но и сейчас, спустя почти два месяца (или двадцать пять лет?) всё еще вздрагивает по ночам и просыпается от этого вселенского скрежета в своей голове.
голова гудит, а перед глазами расплывчато мельтешит силуэт человека. или все же двух. он совсем не чувствует боли, но зажмуривается крепко, чтобы только свести вместе этих двоих. сознание проясняется и он садится, все еще оглушенный. шлем душит, и он безуспешно и долго пытается снять его с себя. благодарно кивает, принимая помощь, и глубоко дышит, часто-часто кивая: — порядок. — пытается говорить, но выходит нечленораздельно, как у больного. по губам катятся тяжелые горячие капли, и он поспешно, даже слишком, смахивает их рукой. пахнет железом. по воротнику рубашки медленно расползаются ярко-алые капли.
да. я… ерунда. в порядке. — голос еще срывается и хрипнет, но ему удается, наконец, немного вдохнуть, — а ты? о господи…
грег с испугом смотрит на испачканную и разорванную ткань и снова теряет дар речи. поднимает руку и показывает на кровоточащую рану чужаку. кровь еще не хлещет ручьем, но просачивается сквозь плотную ткань темными бисеринками. — тебе надо в больницу.
он встает через силу, еще немного сомневаясь в том, целы ли все кости, и несколько шагов хромает до упавшего байка. пытается поднять, но быстро сдается, и падает сам на перевернутый бок машины, на теплый бензобак, в блестящей поверхности которого отражаются слабо, искажаясь и деформируясь, совсем черные верхушки здешних деревьев. на мгновение грегу становится жутко. он косится на израненного парня рядом с собой, хлюпает носом и рукавом вытирает с губ кровь.
ох… — его удивляют следы, оставшиеся на манжете, и повторяет упрямо, — тебе надо в больницу.
грег не знает, что ему делать со своей выпавшей из всех знакомых координат жизнью. но слишком отчетливо осознает — им обоим сейчас стоит убраться отсюда как можно скорее.

[icon]https://i.imgur.com/UDRN6si.gif[/icon]

Отредактировано Gregory Kim (2021-09-14 00:42:10)

+1

8

Снять шлем с пацана получилось практически сразу - Джо старался действовать максимально аккуратно - однако собственные пальцы тоже всё ещё дрожали. Повертев в руках кусок черной защиты, дракон убедился и в отсутствии сквозных повреждений, а значит, голову мальчишке всё-таки не пробило. А потом он уставился в его бледное перепуганное лицо - стоило осмотреть всё как можно тщательнее на момент скрытых травм.

- Что?.. - Не до конца понимая, Джо всё-таки переводит взгляд в направлении, куда тычет парень, и хмурится, зависая на какое-то мгновение. - А-а... это... фигня! - Отмахивается, наконец, и переводит сощуренный взгляд, сопровождающийся широкой бравой улыбкой, на своего несчастного пассажира, - пустяки. Царапина!

Открытого перелома нет, закрытого, судя по тому, что может ходить, тоже. А остальное и в самом деле - херня. По-крайней мере, хлещущей или чрезмерно вытекающей крови не наблюдается, а значит, рана поверхностная. Даже с учетом возможного состояния шока.

- Штаны жалко, хех... - недавно только купил на честно заработанные тяжким законопослушным путём деньжата.

А парень уже ретировался! Джо удивленно огляделся, пытаясь найти того. Всё-таки тряхнуло их, похоже, не слабо: собственное внимание пребывало в рассредоточенном состоянии и весь мир как-будто норовил ускользнуть - то замедлялся, то стремительно куда-то бежал.

- Твою ж... - Обнаруживая пацана в обнимку с байком в безуспешных попытках поднять, - оставь его! Еще поранишься. - Не то, чтобы чувак был совсем уж хилым и беспомощным, но в их состоянии и ситуации лучше не действовать необдуманно, а уж тем более в отношении столь тяжелой мощной машины, как круизер. Так недалеко не только самому себе лишних травм наставить, но и повредить ещё больше мотоцикл, единственный на данный момент источник их возможного спасения из этой гребаной дыры.

- Раз можешь ходить да ещё и пытаешься тягать такие тяжелые штуки... значит, ты и в самом деле в порядке. Но это, может быть, шок. Сядь и сиди! - Джо, подхромал к байку и сам, а после настойчиво пригвоздил парня к земле, сжав чужое плечо. - Не хватало еще от твоего трупа избавляться, случись что. - Дернул красноречиво бровями, продолжая улыбаться злодейской ухмылочкой - понятное дело, он шутил. И шутил, чтобы разрядить обстановку. Вот только в каждой шутке - лишь доля шутки, и Джо действительно не хотел запариваться с непредвиденными жертвами и сокрытием улик по причине оных, а потому был чрезмерно рад, что пацан не пострадал. Для дракона сейчас это было важнее даже собственной целости-сохранности. Себя-то уж он как-нибудь подлатает, и не из таких передряг выбирался. Тут, если брать в расчет хотя бы события последних месяцев, вообще детский сад. Но так может казаться лишь на первый взгляд.

- Для начала мы осмотрим тебя и подлатаемся оба, а потом я проверю мотоцикл. Если с ним всё окей или незначительные поломки, то докину тебя до больницы. - Хотя, кажется, за руль ему все-таки не стоит садиться. - Если нет, вызовем эвакуатор. Твой сотовый пашет? - Доставая и свой заодно, но обнаруживая, что треснул экран - похоже, удар пришелся на несчастный гаджет - однако тот всё-таки включился, вот только сеть ловить отказывался.

"Черт..." - Сообщать об этом Джонас не спешит: нечего пугать парня раньше времени. И он прячет телефон обратно.

- Иди сюда, - указывая на сухое бревно, которое подтащил из кустов и положил перед байком, - садись.
Света от фары для осмотра и оказания первой помощи, в принципе, было предостаточно.
А после Джо осторожно опустился на здоровое колено и сам, мягко придержал голову мальчишки за подбородок и внимательно осмотрел его глаза и нос, а заодно и уши на момент кровотечения. - Похоже, сотрясения нет и нос не сломан... Это просто кровь. Может, ушибся или еще че, но жить явно будешь. - Отпуская, Джо устроился рядом и начал разрезать брючину кожаных мотоциклетных штанов, чтобы обработать уже свою рану. Аптечку он достал чуть ранее из кофра.

- Помоги, - указывая на бутыль с дезинфицирующим средством и ватными тампонами, потому как с этого положения было не дотянуться. - Сам тоже вытрись. - Поливая собственную ногу и практически не хмурясь, Джонас внимательно осматривал уже себя. - И впрямь царапина. - Чего не скажешь, похоже, о плече, потому как из-под разодранного и намокшего рукава спортивной куртки непрерывно сочились струйки крови. И как он этого сразу не приметил?! Вот тебе и адреналин.

- Да не пугайся ты так! Я - боец восточных единоборств и получал с самого детства и не такие травмы, это всё пустяки... Можешь еще немного помочь? - Он показал на бинты, - умеешь бинтовать? - Ободряющая улыбка без какой-либо тени сомнения и боли.
А сам принялся снимать с себя спортивку, как можно более аккуратно отдирая куски одежды от вспоротого плеча и частично вскрывшейся раны двухмесячной давности, полученной после горячего поцелуя мачете. Вот надо же было забыть на работе байкерскую косуху со всей её защитой от подобных случаев! По-крайней мере, мороки было бы меньше.
Шипя от особо болезненных моментов, Джо тут же усмехался, сосредоточенно разглядывая и освобождая рану от посторонних объектов. Тут и куски ткани, и земля, и трава и черт знает что еще. А главное - то ещё распрекрасное месиво. Даже красиво в своём безобразии да тех интимных лучах от фары, зарождающих затейливые танцующие тени.

- Ты вообще сам по жизни чем занимаешься? - Решил отвлечь пацана от ужасов крови и случившегося инцидента, искренне радуясь, что смог принять весь удар всё-таки на себя. - И как зовут?

[icon]https://c.radikal.ru/c16/2104/5c/ffd4ab360829.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/65/808103.gif
games | bike
[/sign]

Отредактировано Jo Vimes (2021-09-13 15:05:28)

+1

9

странно, — думает он снова и случайно произносит свои мысли вслух. смущается этой оплошности и тут же отводит взгляд в сторону. чужое лицо так близко от его собственного, что становится немного неловко. грег совсем не чувствует страха и вдруг с удивлением обнаруживает это. сердце его перестает истошно биться. дышать становится легче. он даже смеется над шуткой. сдержанно, одними губами, не раскрывая рта, но смеется. он мог бы умереть раз сто за те двадцать пять лет, что прошли с момента его побега из дома. он мог бы погибнуть в аварии и остаться навсегда под сошедшим с рельс поездом. но смерть в вечернем лесу на обочине дороги кажется ему чересчур нелепой и смешной. нот тудэй. непонятно, почему, но он в этом глубоко убежден — его смерть будет совсем другой.
его осаживает только слово больница, возвращенное ему собеседником как-то уж слишком скоро. чужая рука крепко ложится на его плечо. и смех грегори, и без того негромкий, замолкает совсем.
не поеду. — в этот раз голос его до странного тверд, но он все равно повторяет, — в больницу не поеду. я в порядке.
никаких людных мест. никаких больниц. больниц, где нужны документы. где его обязательно спросят о медицинской страховке. у грегори нет ни того, ни другого. ему и вправду, нельзя в больницу. кто угодно боится оказаться потерянным, а грегу слишком страшно, что его найдут. он огорченно качает головой, нащупывая в кармане телефон и втайне радуясь тому, что тот успел разрядиться.
от смеха ему ненадолго становится легче, и он спокойно даёт себя осмотреть. сидит на шероховатом стволе полу сгнившего дерева, щурясь от яркого света мотоциклетной фары, поджав и обнимая острые коленки. с тоской и любопытством потерявшегося щенка заглядывает в чужие глаза, с хирургической беспристрастностью разглядывающие каждый дюйм на его лице. на губах еще ощущается привкус крови и он осторожно стирает его кончиком языка. теплые пальцы мягко касаются его подбородка, заставляя вспоминать о доме и материнской заботе. становится как-то совсем спокойно. по щеке проходится чужое дыхание, грег вздрагивает и отстраняется. — я же говорю, что в порядке.
он берет в руки остро пахнущий спиртовым раствором флакон, осторожно опрокидывает несколько капель себе в ладонь, чтобы обработать руки. поджимает губы, когда расцарапанные при падении ладони начинает саднить, но терпит, не издавая ни звука.
обработкой чужих ранений ему приходилось заниматься не так уж и редко. каждый раз, когда малышка сэмми разбивала коленки. каждый раз, когда бобби влезал из-за него в драку. ежегодный медкурс по месту работы помог оттачить навыки до совершенства. грег сполз с бревна на траву, устраиваясь у ног своего “пациента” удобнее, чтобы собственная тень не мешала ему проводить обработку. мягко промакивая участки содранной с ноги кожи, грег подливает раствор на тампон, смывая с раны всю грязь. наклоняется и дует легонько на широкий порез. когда байкер шипит от боли, грег теряется и застывает, мгновение не решаясь пошевелиться.
кто-кто? бо... боец? — звучит уж слишком по-киношному, особенно, когда это начинает повторять грег. бинт, слой за слоем, в меру плотно ложится вокруг ноги. грегори, словно по привычке, ищет вокруг себя ножницы или нож, но вовремя вспоминает, что в лесу на обочине пути, им точно не найтись и надкусывает хлипкий бинт зубами. дело сделано, и он вдруг светится так довольно, как уже давно не светился. ярче рождественской ели. ярче мотоциклетной фары, слепящей до ряби в глазах, почти до слез.
я? воспитатель. в детском саду. — грег пожимает плечами и расслабляется  окончательно, теряя бдительность и охотно делясь с незнакомцем правдивыми фактами из своей прежней жизни. — грегори. — и непонятно зачем уточняет. — грег.
какая в сущности разница, расскажет он сейчас правду или соврет как другим. они больше никогда не увидятся. а говорить правду чертовски приятно. к черту.
а тебя? — наблюдая за тем, как парень снимает с себя куртку, грег щурится подслеповато и охает, обнаруживая еще одно ранение, более серьезное и полученное явно не в последние полчаса. — ох… ого… на тебя что… напал маньяк?
примостившись рядом, он берет бутылек и свежий тампон остро пахнущий спиртом, заливает рану раствором, смывая остатки загрязнений и крови. на коже остается только рисунок, немного пугающий и жуткий, кривыми рваными краями уходящий под край разодранного рукава. грег молчит, продолжая невесомо водить по смуглой коже тампоном и не решаясь отвести и поднять взгляд.

+1

10

- Ну да. - Джо широко улыбается, не показывая зубов, пока наблюдает за тем, как пацан заметно меняется в конце выполненного гражданского долга - помочь ближнему своему. - Дрался в своё время за деньги. Не слышал никогда о таком что ли? - И театрально прикрывает глаза рукой, - тише ты, я ж ослепну - засветился-то весь! - Тихо смеется и выдыхает, устало убирая со лба длинные влажные волосы, в которые успело уже кучу всего попасть: какие-то мелкие сухие ветки, трава...

А потом резко замирает и переводит удивленный взгляд на парня.
- Ого-о-о! - Протягивает с некоторой неуверенностью, а не ослышался ли он. - Воспитатель?.. - Джо повторяет чужие слова, смакуя их и разглядывая пацана уже иначе, а после выдаёт нечто похожее на восхищение, слившееся с отголоском усмешки, - так ты у нас, выходит, хороший мальчик? - Подмигивает и продолжает лыбится аки заправский плохиш, чтобы через секунду податься ближе и выдать совсем уже издевательским шепотом, - а воспитайте меня, аджо-о-осси! Я - очень плохой и непослушный: из дома сбежал, кушаю совсем плохо, с мальчишками дерусь, девчонок обижаю. - Не выдерживает и начинает смеяться, особенно после услышанного про маньяка, но через несколько мгновений затихает и с интересом продолжает изучать парня, пока тот обрабатывает его рану.

Ну надо же... воспитатель детского сада! Нынче девчонок, любящих возиться с детишками едва встретишь, а тут пацан! Нет, всё-таки они совершенно из разных миров: если кто из девочек по не оплошности умудрялся залететь, бордельный врач решал данную проблему практически мгновенно; если кто-то из них всё-таки хотел оставить ребенка, то проблема так же находила своё решение, пусть и не мгновенно, но была крайне нежелательна изначально. А тут...

- Говорю ж, с мальчишками дерусь. - Подаёт всё-таки голос. -Шрамы - ерунда, хотя этот доставил неприятностей. Их у меня, как веснушек у красавчика из "Беспризорников". Знаешь таких? Моя нуна по ним с ума сходит, дурочка. - Не переставая глазеть на нового знакомого, Джо смеется с тихой нежностью и совсем едва заметной тоской в голосе. А потом вдруг добавляет, вспоминая, что так и не представился. - Зови меня Мо... а вообще... как хочешь! Придумай сам что-нибудь, - и щурится на левый отсутствующий глаз, всё так же лыбится своей вызывающей пакостливой улыбочкой, - люблю прозвища, знаешь ли - всегда интересно, как тебя видит кто-то другой со стороны.

Странный этот пацан какой-то: будто забитый зверек не из сего мира, этакий нежный хрупкий цветочек, чем-то напоминающий Исыль... такое вообще возможно?

- А у тебя есть кто-нибудь? Старшие или младшие? - У Джо по крови родных нет, но по обязанностям и тем нитям судьбы, которыми связали себя, как родители, так и он сам, была целая огромная семья. Вот только не в каждой семье всё так счастливо и дружно, вот и в его вышло так же. - Хотя... можешь не отвечать... - Отнял руку - Грег как раз закончил перевязку - и встал, заметно помрачнев и рассердившись, но скорее на самого себя. Не стоило поднимать этой щекотливой темы. Думал, что освободился от тягостных мыслей, чувства вины за гибель своих верных братков и девочек-сестричек да тоски по "дому", но, черт возьми... прошло слишком мало времени.

- Ладно, что тут у нас... - Убрав аптечку обратно в кофр, прицепленный к пассажирскому сидению, Джо принялся осматривать повреждения верного друга. Попробовал завести - ноль реакции. Одну за другой попытался решить мелкие причины его "молчания", всё больше приходя к выводу, что отправлять индиан нужно в мастерскую. Вновь проверил свой смартфон - сигнал так и не появился. И только он хотел обратиться к Грегори, как из кустов показался мужик неопределенного возраста - за густой бородой и при свете фонаря не особо-то можно было понять, вроде старик, а вроде и нет.

- Эй, ребятки, вы чего тут? - Скрипучий тусклый голос говорил скорее в сторону почтительного возраста, но всё могло оказаться иначе. - Заглохли что ль? - Его фонарик прыгал то по Грегу, то по Джо, жадно вылизывая своим слепящим светом, то бил прямо в глаза, вынуждая прикрывать лицо рукой и щуриться. Однако Джонас успел заметить во второй руке "лесника" охотничье ружье и напрягся ещё сильнее, чем когда тот "вынырнул" к ним, сумевший подобраться столь незаметно и тихо.

- Да, бать, есть такое. Ты б не светил в глаза-то, а?
- Ой, и правда. - "Дед" сипло засмеялся и попытался выключить фонарик, но тот выскользнул из его паучьих пальцев и упал прямо в траву. - Ох ты ж... сынок, - подзывая Грегори рукой, - подними-ка, а?
Джо упрямо вперился в мужика. Выжженное пятно света, застывшее на сетчатке единственного глаза, начинало понемногу растворяться.
- Бать, а, бать, у тебя есть телефон? Эвакуатор вызвать.
- Ой, конечно ж есть! Я тут живу неподалеку, - он махнул рукой и чуть не задел Грега - весь такой неуклюжий, того гляди и развалится, как бы ружье не выронил - заряжено ж, поди. - Телефон там! Современных ваших штучек не держу. У дочурки только. Пойдемте-ка, чайку попьем заодно... замерзли ж, небось... Мэрибет моя хозяюшка от Бога, такие вкусные пироги печет! Это вам не ваши ресто-о-оранные!

[icon]https://c.radikal.ru/c16/2104/5c/ffd4ab360829.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/65/808103.gif
games | bike
[/sign]

+1

11

слышал, конечно, — грег невнятно бормочет и явственно чувствует, как от досады слегка розовеют его уши. ему не хочется произвести на парня впечатление абсолютной деревни. — с чего бы, — передергивает плечами, чтобы казаться чуть-чуть небрежнее. исайя всегда был таким. но его небрежность нередко граничила с пренебрежением. это задевало грега до чертиков, а бобби только забавляло. он веселился.
реакция собеседника была предсказуемой. другой грегори даже не ожидал. он удивился бы, если бы она была другой. — чтооо? воспитатель? как девчонка? — сколько раз он оказывался бит либо под градом жестоких насмешек просто из-за того, что род его деятельности не был достаточно для них мужественен. — ты педик что ли?
улыбка так же резко сошла с его лица, и грег зажмурился, невольно втягивая голову в плечи, как будто ожидая чего-то подобного. пауза, и мир вокруг словно останавливается. неуверенность и смех незнакомца тут же ранит, причиняя знакомую боль. у грега мгновенно перехватывает дыхание и начинает кружиться голова. наверное, встряска была сильнее, чем он думал сначала. он принуждает себя растянуть губы в улыбке, осознавая, что игра в подобный театр совсем не его конек. шутить в ответ не получается, хотя попытки открыть рот и выдавить из себя хоть слово он все-таки предпринимает. страх ошибиться и выдать в себе чужака перекрывает всё.
рот его открывается, и прежде, чем он начинает осознавать, что происходит, произносит: — бобби? секунду смотрит на парня тупым отсутствующим взглядом, чувствуя как в каждую клеточку тела проникает страх, и медленно отводит взгляд. как долго сознание еще будет подводить его. мешать ему жить. уничтожать его.
какой же ты жалкий, — он будто видит себя со стороны — потухший взгляд, поникшие уголки неуместно по-девчачьи пухлых губ, опущенные плечи — и сдаётся. — жалкий, жалкий, жалкий… — эхо разносит по лесу последнее слово. или это только у него в голове?
от рук все еще пахнет дезинфицирующим средством. на бледных пальцах повисли обрывки марлевых нитей. грег слабо тянет ноздрями, втягивая в себя свежую порцию воздуха, пытается сосредоточиться на настоящем моменте и поднимает глаза на чужака. тот занят привычными для него вещами. вот кто реален. этот лес принадлежит ему. эта дорога. обочина. завалившийся на бок железный монстр. этот момент принадлежит ему. это он его создал. и он способен его изменить. грегу тоже хочется быть реальным. но он не может. он чувствует только одно — как неизбежно растворяется.

появление старика из леса, как ни странно, не кажется ему спасением. число три намного опаснее, чем два. грег неохотно поднимается, отряхивая руки, смотрит на парня, склонившегося над поверженным мотоциклом, и делает неуверенный шаг в его сторону. ему хочется спрятаться. кто-то нашептывает ему из кустов: — беги! убегай! беги! убегай! но грег, не двигаясь с места, только поднимает руку, чтобы не ослепнуть. перед глазами светлячки отплясывают дикий танец. несколько секунд грегори ничего не видит. ослепленный, он подчиняется чужому зову и наклоняется, нащупывая и послушно поднимая фонарь с земли. тот тухнет прямо в его руках. лес погружается в глубокий вечерний сумрак. становится ясно, насколько уже приблизилась полночь. грег чувствует, как холодные влажные пальцы цепко хватают его за запястье и рывком тянут в лес. грегори, пытаясь вырвать руку из чужой хватки, оборачивается на высокий темный силует байкера позади него. в голове еще сильнее нарастает шум: — попался.

[icon]https://i.imgur.com/UDRN6si.gif[/icon]

Отредактировано Gregory Kim (2021-09-25 14:46:46)

+1

12

[icon]https://c.radikal.ru/c16/2104/5c/ffd4ab360829.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/65/808103.gif
games | bike
[/sign]

Старикан уволакивает парня в кусты, и они теряются в темноте леса. Исчезают, поглощённые чьей-то беззубой пастью. Джо ещё какое-то время стоит и смотрит, будто заколдованный, растерянный столь внезапным поворотом - наверное, все-таки тряхнуло его достаточно для того, чтобы виснуть на месте и плохо соображать.

- Эй!… - Очухивается, вдруг. - Подождите меня! - Быстро оглядывается, шикая и чертыхаясь на китайском, врубает фару, чтобы найти потом мотоцикл, и на всякий случай повязывает на ветку дерева кусок от своей уже разодранной красной спортивки, если аккумулятор ко времени их возвращения все-таки сядет.

Отчего-то перед глазами меж выжженных на подкорке сознания, но уже затухающих фантомных вспышек фонарика мелькает не менее растерянное, но испуганное бледное лицо пацана. И Джо торопится нагнать скрывшуюся парочку, заметно прихрамывая на правую ногу.

»И почему мне так везёт на сомнительные приключения?» - Крутится упрямо в голове. Ведь мог бы плюнуть на мальчишку и поехать дальше по своим делам, но нет же, нашёлся тут сердобольный товарищ - подвезти, помочь захотелось! Можно подумать, такими мелкими штуками он свои грехи хоть на десяток процентов перекроет.

Вот в чем плюсы недостающих органов чувств, так это в том, что остальные начинают работать намного усиленнее. Джо вслушался и довольно быстро опознал необходимые звуки передвижения посреди многочисленных шорохов ночного леса и двинулся на уже тихий хруст веток и шелест листвы да высокой листвы.

«И куда этот старик так спешит?» - Затесалась вдруг в голову, возможно, верная и нужная мысль, заворочалась там посреди вороха других и почти тут же растворилась за откуда-то взявшимся отголоском пробудившейся совести. Вот только стоило ли ей просыпаться в кои-то веки и так ли к месту?

- Эй! - Тяжёлая сильная ладонь легла на хрупкое плечо парня. Джо их, наконец, нагнал. Мужик всё ещё тянул Грегори за собой, и тот весь скукожился, будто загнанный зверёк. Или так только показалось?

- Ты это… извини меня, - шепнул Джо тихо, чуть склонившись к парню, чтобы, по возможности, слышал только он. - Юмор мой совсем тугой. Не хотел я тебя обидеть… - От Мо не ускользнуло, как парень изменился в лице на его шуточки и болтовню. Никак не может вовремя себя осаждать и постоянно забывает, что надо бы учиться быть более чутким и человечным, а то привык, что все ему потакали во всем вокруг и чуть ли в рот не заглядывали.

- Возиться с детьми… это, черт возьми, надо уметь… я бы так не смог, а ты… это говорит о том, что ты и впрямь добрый порядочный чувак. А я вот... - Усмехнулся. - Плохой я человек. - Скорее утверждение для самого себя, так, мысль вслух.

- Вот мы и пришли! - Прокудахтал мужик, указывая на заросшую диким плющом, покосившую символичную изгородь, защищающую от диких животных, за которой виднелся охотничий домик.
В одном из окон горел свет. - Дочурка моя-то, поди, уже заждалась! - Качая головой, сетовал он и уже поднимался на скрипучее, едва живое крыльцо.

- Бать, а у тебя точно телефон-то есть?
- Есть, есть! - Отмахнулся тот и юркнул внутрь, - у дочи моей всё есть! Заходите ужо!

Джо вошёл первым. Внутри дом представлял из себя стандартное логово охотника, только довольно чахлое и потрепанное временем. За грязной занавеской в углу на кровати он заметил застывшую тень.
- Это моя Мэрибет. - Каркнул хозяин и снова отмахнулся, цокая, - втюрилась в одного соколика из большого города, а тот её и бросил. Сидит теперь, дура, и ревет целыми днями, никуда не выходит.
Тихий плач вроде как и правда донёсся до напряженного слуха Джо, пока мужик грохотал своими вещичками.

- Э… - С удивлением обнаруживая, что тот уже и чайник успел поставить, и тарелку с пирогами водрузить на старый дубовый стол - или она там и стояла? - и металлическими покоцанными кружками уже бренчит. - Так, братва, команды "распрягайся" не было.
- А порубать? - Не менее удивленно прогундосил мужик. - Моя ж Мэрибет…
- Так мы уже поели.
- Когдай-то вы успели?
- Так вот из ресто-орана-то и едем! - Передразнивая охотника в той же манере, в которой тот ещё недавно ворчал про излишества современной цивилизации.
- Так вы чавой… - Мужик вдруг недобро прищурился, внимательно разглядывая то Грега, то Джо, - из этих что ли будете?
- Кого?
- Ну этих… цветных-радужных… у нас таких не любят!
- Да ты ж, бать, чего, никогда с братанами в баре не сидел что ли, пива не пил и девок не мусолил?
- А!… ну да… ну да… бывало… - пошкрябал тот задумчиво свою впалую заросшую щеку и взмахнул руками, - ай да ну! Ты что ж, сынок, не в курсе, что можно и два раза-то поесть? - Схватил Грега и насильно усадил пацана на стул, помахивая Джо в приглашающем жесте, - садись давай, садись! Моя Мэрибет такие вкусные пироги печёт! Где ж ещё попробуете? А я пока телефон найду, а то ж, дуреха, закинула в слезах его кудай-то.
Джо взглянул на Грегори, пожал плечами и сел напротив. Тут и чайник засвистел. Мужичок налил кипяточку в кружки и резво проковылял за занавесочку, начиная что-то там ворчать, видимо, переговариваясь с дочерью - Джо ничего разобрать не смог.

- Вроде пахнет ничего… - Аромат и впрямь был приятный, терпкий и густой, обволакивающий и согревающий.
- А это травы-ягоды! Полезный! Для мужицкой силы того-самого! - Похихикал старик, выглянув из-за занавесочки.
«Для чего тебе эта сила-то, мужик? В лесу-то…» - Подумалось Джонасу, но вслух он ничего не сказал, только понимающе улыбнулся и покивал, а потом сделал глоток.
- Вкусный… я прям чувствую, как силы того-самого…. - Опять передразнивая охотника и переводя подмигивающий взгляд на Грега, хотел было что-то сказать ещё, но вдруг изменился в лице и рухнул лбом прямо в стол, мгновенно вырубаясь. Кружка выпала из рук, и горячий напиток начал растекаться по поверхности.

Отредактировано Jo Vimes (2021-09-27 01:43:02)

+1


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [24.04.2020] derry; говорю я человеку в зеркале