США, штат Мэн, Хэйвен // Дерри 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь
Ви: Хотела снять милование голубей, а в итоге получилось птичье порно.
LynetteElizViolaAmericaMiles

Q1-1; police station / I. STEVENS, до 12.07 Q1-2; hospital / R. GILMORE 14.07 Q1-3; hospital / W. SHORTLAND, до 12.07 Q1-4; hospital / H. SHEPARD, до 12.07 Q1-5; mental hospital / GM, до [~]

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [09.03.2020] haven; Следствие по телу


[09.03.2020] haven; Следствие по телу

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Следствие по телу

https://i.imgur.com/9GNMlKZ.png

Wendy Shortland — Oliver Moses
09.03.2020• вечер •Мемориальный госпиталь Прозекторская


Когда есть тема для разговора, всегда найдется повод свести близкое знакомство и пожать руку скелету в шкафу собеседника, даже если вокруг холодильники с трупами. А что будет дальше, разве можно предсказать, когда в деле антидипрессанты и синтетические наркотики?

Отредактировано Oliver Moses (2021-04-13 11:25:44)

+3

2

[indent] Тело молодой женщины привезли сразу после того, как Венди пришла на работу. Клара Томпсон, 35 лет, скончалась во время операции на сердце: врачи пытались вырезать опухоль и что-то пошло не по плану. Настолько не по плану, что теперь блондинка оказалась на столе Шортланд. Она мирно лежала с закрытыми глазами, прикрытая белой простынею и с быркой на пальце.
[indent] Венди нависала над женщиной, оперившись руками о стол. Врач смотрела на труп, изучая цвет кожи, морщины и словно присматриваясь, не начнет ли незнакомка дышать. Она собрала свои волосы в высокий хвост и зафиксировала в пучке. Надела халат, перчатки, маску и шапочку. Посмотрела на себя в зеркало, заглянула в собственные глаза. Подумала о том, что у Клары могут быть дети и муж, которые сейчас убитые горем из-за трагической новости. А еще, у нее может быть оказаться жива мать, которой предстоит похоронить дочь. Эти мысли полны скорби, но Венди ничего не чувствует по этому поводу.
Она подошла к столу, осматривая инструменты. Ассистировать ей никто не будет – предстоит одинокое вскрытие. Доктор Шортланд приоткрыла глаза трупа и заглянула в них. Ничего, кроме пустоты она там не увидела. Подумала о том, как приятно знать, что пациент не станет рассказывать о своих многочисленных жалобах. Подумала без эмоционального окраса. Просто как факт. Какие жалобы могут быть у мертвой Клары Томпсон? Это покажет вскрытие.


[indent] Рабочий день случился плодотворный. Из больницы спустили целых три трупа. Учитывая поток людей в Хейвене, Венди показалось как-то многовато. Жаловаться она не стала и покорно выполнила все положенную работу, скрупулёзно следуя инструкциям и записывая все данные, проверяя факты о причине смерти. Не верное заключение может закончиться судебным иском для больницы и подпорченной репутацией для самой Венди. Устроившись на работу в городе, она четко решила, что главное задачей станет попытка не привлекать излишнего внимания к своей персоне.
[indent] В целом, ей это удалось. Она работала в морге больницы и не обедала в общей столовой, предпочитая коротать время за рабочим столом или в холодильнике, как классический «доктор Хаус». Свои выходные она тратила на библиотеку Хейвена или Дерри, а то и вовсе оставалась дома. Иногда создавалось впечатление, будто наступает дефицит живого общения, но и оно быстро проходило после разговора с баристой любого из местных кафе.
[indent] Часы на стене кабинета Шортланд подсказывали, что пора собираться домой. Девушка чувствовала усталость, которая особенно сильно давала о себе знать в пояснице и около шеи. На столе царил небольшой беспорядок. Раньше Венди все любила складывать и следила за порядком; раньше это ее беспокоило. Сейчас же ей все равно. Главное сдать вовремя дела, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.
[indent] Телефон начал издавать раздражительный сигнал и Венди его отключила, достав из тумбочки флакон с таблетками и достав одну. Маленькая таблетка мирно лежала у нее посреди ладони. Таблеточка, которая отделяет девушку от… чего? Шортланд, признаться, сама до конца не понимала. Все что у нее было – это рассказы ее тети и небольшой опыт, полученный при странных обстоятельствах. И вот теперь она принимает каждый день по две таблетки, которые делают из нее овоща, неспособного порой считать даже собственные потребности. Венди перевела взгляд на недоеденный бутерброд, лежащий в миске у края стола. Это все что она сегодня ела и еще два литра кофе. И ничего.
[indent] Венди на секунду замешкалась. Стоит ли ей продолжать этот фарс? Что, если она просто перестанет издеваться над собственными эмоциями и посмотрит, что случиться? От подобных мыслей ее отвлек шум в коридоре, и она быстро приняла таблетку, запивая ее остатками холодного кофе. Так намного проще. Намного проще принять таблетку, которая молниеносно уничтожает или сводит на нет все твои проблемы. Ты постоянно находишься в серой зоне, зато в безопасности.
[indent] Шортланд распустила волосы, чувствуя, как освобождается кожа головы. Ей бы насладиться моментом, но вместо этого она лишь глубоко вздыхает и ставит подпись на последних документах. Ее взгляд ловит книжку с рецептами. Пора выписать себе еще одну партию таблеток, ведь оставшихся хватит всего на пару дней, а единственное что сейчас ощущает Венди – это страх остаться без таблеток. Или забыть их принять. Для этого она даже настроила оповещение на телефоне, хотя и без него прекрасно знает когда надо принимать очередную пилюлю, сверля взглядом часы.
[indent] - Я могу чем-то помочь? Искали туалет, а попали в морг? – уточнила Венди, когда в помещение вошел высокий и привлекательный мужчина. Но когда ты на таблетках, то не чувствуешь ничего, кроме как возможности констатировать факт: он хорош собой, пускай даже слегка потрепан.

+1

3

Дописывая несчастные три строчки вот уже в седьмой раз, Оливер подавляет жгучее желание вломить по монитору ручкой табельного, чтобы жестянка перестала с таким постоянством, в каждом слове демонстрировать его (Мозеса) неуверенность и никчемность - как детектива, сухо описывающего события с места происшествия. Место происшествия.... место преступления... подворотня в старом квартале города, где из 5 уличных фонарей горели только фары его машины.  Хочется потереть лицо, но в зубах сигарета, а пальцы всё еще стараются, с отчаянной настойчивостью выбить " зафиксировал смерть старшего лейтенанта Бишопа, по прибытию, после исходящего запроса по рации напарника".  Штрих курсора монотонно мелькает на светящемся экране, от этого маякового мелькания постепенно начинает сводить живот и детектив Мозес зажмуривается, что ел, наверное, только вчера днём, и то это был какой-то малосъедобный сендвич из супермаркета, в бесцветной обертке, с таким же бесцветным вкусом. Откинувшись на скрипучее офисное кресло полицейский понимает, что это самое емкое определение, и что он не сможет написать как всё было, не рискуя не только значком, но и головой. Тут всплывут абсолютно все грехи, прилетит весточка  из Нового Орлеана, когда меж слугами закона будет брошен клич о подробностях службы детектива и тогда уж беды не миновать, либо его закопают местные копы здесь, либо достанут всей семьей Абернатти. Вот только даже для себя Оливер сейчас не мог ответить однозначно, так ли он желает избежать этой участи, или им движет выработанная привычка изворачиваться и спасать собственную задницу.

Так или иначе, отчет закончен, написать иначе, о том, как пустил напарнику 4 пули в грудь и 1 в голову, он не сможет. Как и сухим конторским языком патрульного описать, что тот пытался оприходовать 13-летнюю девчонку, без согласия  несовершеннолетней.... даже в голове эти фразы звучали утопически глупо. В одну затяжку он докуривает сигарету, чувствуя как дым щекочет гортань и щиплет нёбо. Все его отчеты ничего не изменят, если вскрытие - переданное в городской морг для чистоты  результатов, подтвердит что выстрел был в упор из калибра того же оружия, которое он носит в своей кобуре. И хотя гильзы бывалый коп поднял и избавился от них на городской свалке, опасность слишком серьезна, чтобы пренебрегать последней возможностью прикрыть тылы...пусть и по инерции
Выключив компьютер. Мозес сдернул куртку со спинки кресла и прикурив новую сигарету направился в Мемориальную больницу, звучно хлопнув дверью кабинета.

Он с трудом мог припомнить, когда пересекался в морге с женщиной. Не то, чтобы здесь он в принципе искал женского общества, ломки как и приход неплохо справлялись с притуплением физических потребностей. Чаще всего детектив Мозес находился в состоянии далеком от презентабельного флирта с какой бы то ни было особой женского пола. Но, что греха таить - не монашествовал. В нем имела место странная смесь консервативных моральных ценностей, не вложенных в силу отсутствия семьи, но будто подсмотренных через экран старого телевизора, и совершенной профессиональной беспринципностью, коррумпированностью и целым букетом отнюдь не достоинств Вот именно эти противоречия и привели его  к тому, что пожалуй он не был морально готов увидеть в холодной прозекторской миловидную девушку. С совсем еще юными чертами лица, но каким-то смутно-знакомым и невыразимо уставшим взглядом. Будто нечто подобное ему уже доводилось видеть и больше того, жить с пониманием причины такой не включенности и расфокусировки к окружающему миру. Он вошел довольно тихо, не создавая стука или шороха обуви по гладкому кафельному полу. Минуту он даже наблюдал за размеренными как в рапиде движениями хозяйкой местной "усыпальницы". Но в какой-то момент он понял,, что вошел с сигаретой. Визуальный поиск пепельницы или урны не дал результатов и небрежно затушив окурок о блеклую стену, он совершенно бездумно закинул его в карман пиджака.

- Я ищу мисс Шортлэнд, - он взглянул на клочок бумаги в руке- в регистратуре сказали что дежурит в морге именно она... полагаю - он откровенно рассматривал ее, просто не имея привычки косо поглядывать на собеседника. - это вы, так что я нашел именно того, кого искал - ему захотелось закурить, прищуриться, осмотреть кабинет, может даже взглянуть на труп прикрытый простыней и с видом бывалого оперативника(коим и являлся) отпустить пару шуточек едва ли уместных в этих стенках. Но мысль, что он здесь по делу его останавливала...кроме того, этот взгляд лишенный элементарной заинтересованность - так хорошо им изученный в отражении, порождал совсем иные размышления.
- К вам поступил труп моего напарника... Стивен Бишоп кхм...огнестрельное - он не смутился и не отвел взгляд, только по тер переносицу. - Ваша экспертиза была назначена основной... вы его осматривали? - на всякий случай, так сказать в подтверждение намерений Оливер подходит к столу и доставая удостоверение показывает значок. - Мисс кхм доктор Шортлэнд я не беспокоил бы вас, но... вынужден - он замечает на ее виске каплю крови, крошечную точку размером с веснушку, невольно выстрелившую на белоснежной коже.  И прежде, чем обдумать свой рывок - отирает пятнышко с ее лица.

+2

4

[indent] Венди изучила серое пятно на стене прежде, чем снова посмотрела на «гостя». Пожалуй, она не была негативно настроена против блуждающих в морге. Не то, чтобы такое случалось часто. Совершенно нет. Просто… Венди любит быть одна. Одиночество заставляет ее чувствовать себе в относительной безопасности. Одиночество – это возможность не стараться быть тем, кем ты не являешься. Одиночество стало сродни умиротворением, поэтому ей не очень приходилось по душе нарушение ее мирного существования. Именно существования. Это не связано с личностью человека или его внешним видом. Возможно, в данном случае, Венди, мысленно, могла вести рейтинговую таблицу «за» и «против». Где внешний вид, тяжелый взгляд и высокий рост играли в пользу, а затушенный окурок и излишняя надменность (как решила Венди) – нет.
[indent] - Часы приема закончились. Вы смотрели на часы? Конечно, примите мои соболезнования, но столь поздний час не лучшее время для посещения морга. – Шортланд сама немного опешила от собственной смелости и немного обрадовалась, что не стала продолжать свою речь рассказом о том, как похороны отлично подходят для прощения с близкими и родными. Она просто устала и не ожидала увидеть посетителей.
[indent] Тело полисмена лежало в холодильнике и ждало своего часа. Не пришлось уточнять имя и дату смерти или другие опознавательные знаки. В морге было не так много полицейских на которых требовалось дополнительное и независимое мнение патологоанатома. Зачем такая перестраховка девушка не знала, но предположила, что для того, чтобы избежать лишних вопросов. Вероятно, когда ты коп - твоя смерть вызывает увеличенный интерес у общества. Особенно, если смерть случилась при исполнении в маленьком городке. Венди не могла приступить к процедуре в одиночку, есть процедуры. Она собиралась заняться им утром, когда на смену придут ассистент. Когда речь идет о копе – процедура требует быть особенно щепетильными.
[indent] Частично, Венди хотела отказаться от этого вскрытия, сославшись на отсутствие достаточного опыта. Это был отличный вариант уйти от ответственности. Женщина вздохнула. Раньше она была другой: инициативной, активной и вписывалась в любую работу. Однажды подделала отчет о количестве часов в смене, чтобы ассистировать на операции.  А сейчас что? Отказывается определить смерть полисмена, как дополнительный независимый патологоанатом. Ей могло бы быть стыдно, но таблетки прекрасно справляются со своими функциями. Поэтому Шортланд только вздыхает и разочаровывается во всем.
[indent] - Осмотр запланирован на утро. Документы передали и оформили окончательно только сегодня. – Венди встала из-за стола, когда мужчина начал приближаться. Это была элементарная реакция тела, психология: ей не хотелось смотреть на него снизу в верх, из подчинительной позы. Женщина считала это в себе и мысленно улыбнулась: это балетки плохо действуют или годами отработанный рефлекс.
[indent] - Что вы делаете? – возмущенно уточнила Венди и сделала несколько шагов назад, прежде чем оттолкнула руку Оливера от лица. Ей понадобилось время, несколько секунд, чтобы понять: это не попытка покушения на ее жизнь, а просто избавление от капли крови.
В мире женщин подобные движения не всегда кажутся однозначными. Особенно, если ты одна и работаешь в морге, где прекрасная шумоизоляция и воображение у тебя хорошее, построенное на детективных романах. Мужчина был слишком близко и Венди смогла уловить его запах. Сигареты и что-то еще, сладковатое или приторное, перемешанное с туалетной водой. Или это спиртное? Она немного нахмурилась, пытаясь сообразить, как лучше себя повести.
[indent] - Спасибо, - девушка поправила пасмо волос, которое непослушно выскочило перед глазами и поправила халат – Следующий раз достаточно будет просто сказать. – Отчего-то ей стало настолько неловко, словно она снова оказалась в шкурке той четырнадцатилетней девочки, которая старается быть круче, чем она есть на самом деле. А все ради соседского мальчика, который уже водить старый и синий пикап, курит сигареты на заднем дворе и подглядывает за ней из окна своей комнаты, когда она переодевается.
[indent] - Так что вы там вынуждены? – она подумала, о возможных причинах данного разговора и ничего внятного в голову не пришло, кроме попытки провести тщательную работу, ведь напарник был чуд ли не членом семьи и вообще, окажется, что пожертвовал собой ради Олли. И вот, мужчина сидел в баре, курил и выпивал, а потом поддавшись волне эмоций, пришел в морг общаться с ней. Венди впору не тела вскрывать, а писать детективные романы. Где все умирают.
[indent] Она отвела взгляд в сторону, потому что ощущала странно напряжение тела из-за близкого контакта с мистером Мозесом. И не смогла придумать ничего лучше, чем аккуратно поправлять вещи на своем рабочем столе. Под руку попалась книжка с рецептами, которую она положила в тумбочку стола. В тумбочке царил порядок: аккуратный классический черный блокнот, несколько ручек, набор стикеров и пузырек с таблетками. Последний предательски упал и прокатился по пустой части тумбочки, оглушая тишину.

Отредактировано Wendy Shortland (2021-05-05 22:42:25)

+1

5

— И запомни, бояться надо живых — с этими словами патологоанатом Орлеанского отделения сунул Мозесу нашатырь аккурат под нос, так что у оперативника первогодки слезы брызнули из глаз. Есть что-то неуловимо милое, даже наверное в том, как копы проходят боевое крещение в морге. И советы ничего не есть с вечера - могут не помочь оконфузиться аккурат у стола прозекторской, а потом добрых пол года придется терпеть шуточки на тему нежного желудка и проф непригодности. Классика, которую, надо сказать, Оливер выдержал стойко, без вывернутых на пол кишок, а только с одним рвотным позывом и коротким покачиванием. Не каждый же день перед глазами оказывается почти выпотрошенный труп с переломанными руками и ногами. И даже тогда это не было сочувствие или страх, только удивление, однако вняв наставлению врача, оперативник Мозес перестал реагировать на мертвые тела и держал ухо в остро только с живым. В самом деле, кроме сухого заключения о характере ран и причине смерти — чем мог быть интересен труп, и уж, безусловно, не таил в себе никакой опасности, если не был заражен сибирской язвой и прислан в вакуумном пакете из Сербии?!

Однако сейчас, оказавшись в этом морге отнюдь не по служебной необходимости, возможно впервые Мозес ощущал тревогу, этот мертвец, дырявый мешок с костями, за свою жизнь (по собственному же признанию) не сделавший ничего пристойного, мог похоронить не только карьеру, но и свободу Оливера. Нет, он не задавался вопросом, а что собственно такого сделал?! Он прекрасно знал эту тонкую грань между законностью и справедливостью, кому как не детективу понимать, что нарушив закон, ты в первую очередь преступник, заслуживающий наказания, а потом уж хороший человек, вступившийся за малолетку... И дернул его черт зайти в ту подворотню... Он не сожалел, что застрелил напарника, ему было досадно, что из-за этой гниды он теперь должен вертеться как уж на сковородке. И, собственно, сейчас требовалось логичное оправдание для доктора Шортлэнд.
Привычно в поисках зацепок (профессиональный рефлекс) пока она говорила о вполне логичном неудобном времени визита и уместности вопросов до непосредственно вскрытия, Оливер осматривал прозекторскую. Глазу зацепиться было не за что, разве что стол хозяйки этого царства мёртвых (дурацкое сравнение). Снова захотелось закурить, будто сигарета могла придать ему уверенности или отвлечь от усталого взгляда покрасневших от недосыпа глаз... ну и общая бледность, как говорила Иса, диагностировать зависимость можно невооруженным взглядом. И ему бы сейчас подтянуться, сосредоточиться на легенде, которую он постарался продумать для правдоподобности в качестве основания своего визита.

Мозес уже собрал мысленно фразу в ответ на ее вопрос, потом так же без спешки сформулировал извинение на свой спешный жест, который явно нарушил личное пространство, но прежде, чем он успел раскрыть рот, звонко гремя таблетками на пол свалился пузырек и подкатился аккурат к носку нечищеного ботинка Мозеса.

- Вынужден появится здесь до повторного вскрытия и вашего заключения - он подобрал пилюли, ожидаемо, повернув к себе этикеткой, от изумленного свиста он себя остановил почти физически. Карбамазепин - ему не нужно читать по слогам, это название как и многие из списка нормотиков и так называемых -спец лекарств, Оливер знал хорошо. ЧТо только не выпьешь и не вколешь себе во время ломки, чтобы сбить симптоматику, доползти до конуры дилера и приставив пистолет к виску вытрясти из мудака дозу. Потом конечно заплатить и купить в прок, но это когда самодельная тройчатка, отшлифованная 1/3 дозы синтетика вернет тебе человеческий вид. Он поднимает глаза глядя на доктора Шортланд, Венди выглядит не испуганной, и даже не встревоженной, вот теперь кажется он понимает, что в ее взгляде было таким знакомым.
-Доктор Шортлэнд, буду откровенен, мне нужна ваша помощь, - он протягивает пузырек, но когда Венди почти касается бутылька в его ладони отдергивает руку - могу я рассчитывать на ответную откровенность, хотя мы видимся впервые.

Детектив Мозес идет вабанк, сложив дважды два неплохой детектив и заядлый наркоман, он запросто находит нужную точку давления. - это очень мощный препарат... от бессонниц такое не выписывают... думаю, вам это можно не рассказывать... ну а то что скажу я, тоже можно не подвергать сомнению... - все или ничего! - калибр оружия из которого застрелен Бишоп не 45-ый, как указано в отчете.

В знак искренних намерений, и подтверждая "савку" на честный бартер, уже без уловок Оливер отдает бутылёк.
- Простите за настойчивость, доктор Шортлэнд...и за - он указывает на ее лицо, которого недавно коснулся - порывистость... но как я сказал : вынужден быть настойчивым - если ставка не сыграет, что ждет Мозеса, как минимум его пошлют на хер, как максимум, посадят, лишат должности, оружия, статуса копа, ну и продолжать бессмысленно. Скрести пальцы, Оливер, скрести пальцы!Он смотрит прямо в глаза Венди, смотрит так будто они играют в гляделки, будто их расширенные  зрачки сами ведут диалог, от ее ответа сейчас зависит гораздо больше, чем благополучие репутации копа. Но разве это должно ее волновать - они едва знакомы, шантаж с таблетками? это и вовсе удар на угад.

- Помогают? - он кивает на таблетки в руке Шортлэнд и спрашивает так, будто они на приеме у врача пересеклись в приёмной.

Отредактировано Oliver Moses (2021-05-20 20:52:54)

+1


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [09.03.2020] haven; Следствие по телу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно