США, штат Мэн, Хэйвен // Дерри 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь
19.10запись на крокодила и итоги флешмоба
11.10выходные фильмов советов, старт Челленджа и вторая часть "Искры"
10.10все на Челлендж!
05.10подводим итоге сентября и запускаем тему Быстрого старта для новых игроков
27.09подмен телами и походы в бар
22.09детство-детство, ты куда ушло? + челлендж по Властелину Колец
14.09спасибо, что не понедельник.
Пост месяца от Catherine Harper: Харпер отказывалась верить в свою беспомощность до самого последнего. Но раз за разом они заходили в тупик, и даже её руки начинали опускаться. Стоило только мелькнуть лучику надежды, как в следующий миг...
эпизод месяца: That's impossible!
Я ассоциирую себя с темой ассоциаций. Тоже внезапно заканчиваюсь.
(с) Ал
администрация: Diana, Eliz, Viola, Miles

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [14.04.2020] дерри, false positive


[14.04.2020] дерри, false positive

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

false positive

https://picpig.ru/images/2021/03/27/Untitled-1.png  https://picpig.ru/images/2021/03/27/LICNOE-art-140416YVYV.gif https://picpig.ru/images/2021/03/27/Untitled-1.png

Francesco SorrentinoWilliam Lush
14.04.2020 • 2 часа дня • улицы города


Никогда не знаешь, что тебя ожидает на очередном вызове. Бабушка с деменцией, перебравший спиртного маргинал или экзальтированный паренек, наслушавшийся своего впечатлительного внутреннего голоса и городских легенд. Эффект Уильяма - или история о том, как на слово горевестникам не верили еще в Древней Греции, а вы тут про Дерри...

+3

2

Гудки в трубке тянутся вечность. Уилл, покусывая нервно нижнюю губу, выписывает на покрытом уличной пылью пластике телефонного автомата кривые линии, после дергает рычаг и набирает номер скорой помощи снова. Автомат равнодушно глотает очередную монетку, Лаш ныряет свободной ладонью в карман куртки и проверяет, сколько осталось мелочи. С некоторых пор в полицию и в неотложку он со своего мобильного не звонит - опыт наивности быстро научил, что полицейские с удовольствием подготовят мальчику, который чудесным образом знает, когда и где человек попадет в беду, именную одиночную камеру и будут усердно доказывать, что мальчик не просто так названивает с предупреждениями, а потому, что замыслил недоброе. Спать лучше в своей постели, а не на жестких казенных матрасах в холодных клетках, а объяснять суровым уставшим мужикам в форме, что иногда Уильям просто знает то, что знает, такое себе алиби.

Офицера, который в последний такой раз ему поверил и отпустил, кажется, зовут Сэмом. Или Скоттом. Уильям плохо помнит имена и лица, когда голова забита иными заботами, а забота у него с раннего утра одна - успеть на шоссе за городом пораньше неисправных фур и подстеречь будущих жертв чудовищной катастрофы в компании медиков скорой помощи. По-крайней мере, таков был его план, но палец опускается на рычаг телефона в третий раз, и с губ срывается раздраженный вздох.
- Вы там заснули что ли все, - бормочет Уилл, пропихивая в прорезь монетоприемника очередную монету. И вновь набирает короткий номер. В голове мало-помалу зарождается и крепнет решимость ехать на шоссе как есть, в одинокого, и уповать на то, что он не прав и случай уступит непреодолимости жестокого рока. Или нет, но Уилл что-нибудь придумает. Палец нервозно выписывает на пластиковой панели таксофона рваные буквы SSDD, Лаш замечает это и стирает аббревиатуру ладонью.
На этот раз ему везет. На другом конце провода слышится приветливый голос диспетчера, который мгновенно становится серьезно-озабоченным, стоит Уильяму протараторить то, что он знает. Лаш не говорит о том, что что-то еще только произойдет, потому что такая постановка проблемы ведет к клейму пустившегося во все тяжкие фантазера. Хочешь, чтобы люди принялись за дело, скажи, что всё уже случилось. И гони на это злополучное шоссе, пока с крыши городского госпиталя не взлетел вертолет, набитый парамедиками.

Выехав из города, Уилл гонит по дороге словно сумасшедший, рискуя сам превратиться в пострадавшего. Он видит стоянку около крохотной автозаправки, и через пару поворотов глушит тачку, останавливаясь на обочине у низких блекло-зеленых от дорожной грязи и пыли кустов. На шоссе пусто, в окна бьет весеннее солнце, желтым диском висящее в ярко-голубом, будто до блеска отмытом несмелыми дождями небе. Стрелка наручных часов лениво подбирается к двум после полудня, Уильям косится на потертую кожу переплета своей записной книжки, уголок которой торчит из небрежно брошенной на сиденье сумки. Записную книжку Уилл ласково называет тетрадью смерти - одна ее часть наполовину заполнена строчками песен, а другая представляет собой реестр имен, дат и мест, которые Лаш видел в своих снах и беспорядочных вспышках видений наяву. Эту половину Уильям не может терпеть, и как безнадежно страдающий стокгольмским синдромом любовник, без конца проверяет незачеркнутые строки. Раньше каждая связывала его с вырезкой из местных газет или с тем или иным выпуском новостей по радио или в интернете, но однажды его "коллекция" стала напоминать бумажное кладбище, и Уильям избавился от нее. Может ли он изменить хитросплетения вероятностных цепей, или не в его силах их разорвать и все его попытки напрасны? Молодость и возмутительно ярое желание спорить с судьбой еще стоят на страже его уверенности в своих силах, и раз за разом Уильям наступает на грабли предопределенности, которые должны бы его научить хотя бы чему-то.
Если б он был хорошим учеником, он бы не сидел на пустом шоссе в кустах, напряженно всматриваясь в хрусталь едва дрожащего на горизонте воздуха в ожидании юного бармена Майка Уитли со своей девчонкой в его новехонькой синей Хонде. Лаш знает, что как только стрелка на хронометре этой великолепной машины замрет на трех минутах третьего, Уитли решит, что хочет целовать Венди и потянется к ней, спокойный в уверенности владеющего ситуацией человека, и хватит нескольких мгновений, чтобы заливающее дорогу солнце скрыло в бликах несущийся по соседней полосе грузовик со сломанными тормозами и уставшим водителем.
Но дорога пуста.. или, пожалуй, не совсем пуста. Искусанные губы трогает улыбка. Вертолет скорой помощи был бы, конечно, эффектнее, но что бог послал, и за то благодарочка. Уилл выскакивает из машины и машет рукой, привлекая внимание.

+3

3

Это была довольно спокойная смена. Они даже успевали наскоро выпить кофе на станции в ожидании вызова, а не, как бывало, уже по дороге к адресу, стараясь его не расплескать. Впрочем, опыт подобной экстремальной кофе-паузы был до того огромен, что сам Франческо вполне смог бы составить конкуренцию любому эквилибристу из шапито. Если бы не обладал феноменальной неуклюжестью в быту. Особенно у него не складывались отношения с самой машиной скорой помощи, он то и дело поскальзывался на ее полу, то попросту из той выпадая при прибытии, то недопрыгивая вовнутрь - в любом случае, при работе на скорой он травм получил куда больше, чем те, к кому они на ней приезжали. Глория всегда близко к сердцу принимала все его финты, каждый раз хватаясь за сердце. Та самая Глория, которая запросто могла собрать обратно в человека разбросанные по асфальту внутренности. Но, то была работа, а здесь же речь шла про ее Sweetie pie. Так что, к тому времени, как диспетчер отрапортовала о вызове в их рацию, Франческо успел не только пару раз макнуть пакетик чая в кипяток, но еще и заклеить пластырем локоть, на котором проехался по пути на работу - а ведь должен был на велосипеде!

Ничего нового - опять авария, опять жертвы. За последнее время такие вызовы стали уже попросту рутинными, хотя это совсем не подразумевало того, что кто-то относился к ним не достаточно серьезно. Кружки остались трагически остывать в одиночестве, в то время как бригада парамедиков уже сидела по местам и требовала подробностей от диспетчера, который и сам мало что мог сообщить. Вероятно, свидетели аварии находились в шоке, и это не было удивительным. Ну, им было не впервой действовать по обстоятельствам, тем более, в связи с тяжелой обстановкой, их старались укомплектовать полностью и какого-то дефицита в средствах помощи не было. Дорога не была слишком длительной для самой бригады, буквально четверть часа, не больше, но, безусловно, для того, кто ждет, все это время могло показаться настоящей вечностью. А для пострадавших - могло стоить и жизни.

Впрочем, приближаясь к озвученному адресу, им даже сперва показалось, что они что-то напутали или диспетчер ошиблась, поскольку на трассе не было не только никакой даже самой пустяковой аварии, а и вообще никакого транспорта, кроме самой кареты скорой помощи. Они бы так и проехали назначенную точку, если бы не молодой человек, активно махавший им рукой. То, что здесь что-то не так - было понятно сразу. Нахмурились все трое, а водитель сразу же закурил, не дожидаясь, пока все пойдет по... колее. Франческо сошел на землю первым и практически без происшествий, не считая зацепившейся за дверь куртки, но это его никак не могло остановить в стремлении наносить добро и подвергать людей спасению. Он принял от Глории тревожный чемоданчик, помог ей спуститься вниз и они оба двинулись навстречу с озабоченного вида парнем. По его лицу можно было легко считать то, что что-то ну уж точно случилось, и у парамедиков самих проблемы с глазами. На умалишенного он вроде бы не походил, хотя легкая экзальтированность присутствовала, но в таких ситуациях все же играла роль хоть какая-то презумпция невиновности.

- Нас вызывали на аварию. Ты вызывал? - Франческо еще раз растерянно огляделся по сторонам, но, хоть убей, не мог разглядеть ни единого признака чего-то противоестественного - он даже мог поклясться в том, что на горизонте горестно прокатилось перекати-поле. - Что стряслось? Где пострадавшие? - переглянувшись с Глорией, своей чернокожей, пышной напарницей с огромным, как у кита, сердцем, итальянец понял, что она тоже разделяет его сомнения по этому вопросу.

Поэтому сам мужчина сделал шаг назад и пошел пройтись по окрестностям, пока его боевая подруга расставит все точки над i со щуплым юношей, которого было даже немного жаль. Глория умела донести до людей, что такое ложные вызовы, чем это чревато, сколько будет ему стоить и насколько это безответственно. Тем временем, Франческо не просто так любовался пронзительным весенним солнцем, до опасной отметки поднимавшим температуру и в машине, и в комбинезоне мужчины, он поставил свой чемоданчик на обочину дороги и пробежался пальцами по ампулам с транквилизаторами, на всякий случай заготовив шприц для инъекции и отложив его в сторонку. Всякое в жизни бывало, и паренек, даже если и выглядел сейчас не особенно опасным, в любой момент мог выкинуть что-нибудь такое, что хотелось бы предотвратить заранее, чтобы тот, как минимум, не покалечил самого себя. Оглянувшись на водителя, Франческо едва заметно тому кивнул, чтобы тот тоже был наготове. После чего поднялся, уже пряча за одной из ладоней шприц, и неспешно вернулся поддержать Глорию и оценить опасность обстановки. Чертовски было жаль приятеля, если он действительно верил во все, что говорил, а не оказался обычным вандалом, решившим поразвлечься за счет эскалирующего в геометрической прогрессии конфликта со скорой. Что же, оставалось надеяться, что с этой поездкой они не упустили действительно неотложную ситуацию, каким бы спокойным день ни казался.

- Пора это заканчивать. Глория, спокойнее... - ладонью отстранив женщину, Франческо улыбнулся их новому приятелю, стараясь показать, что тому ничего не угрожает, напротив - они здесь именно для того, чтобы помочь. - Как тебя зовут? Ты в порядке? Плохо выглядишь, приятель. Принимал сегодня что-нибудь? Может, что-то от головной боли?..

+2

4

Машина скорой мягко останавливается неподалеку, из нее на пустую дорогу высаживаются двое медиков. Уилл слышит их голос, наблюдает, как они идут навстречу, как переглядываются, и как на лицах обоих расцветает рассеянность и недоверчивый скептицизм. Только дурак станет вызывать скорую, если ничего не случилось. Уильям их не винит, они не знают того, что знает он и поделиться этим знанием, вынуть из собственной головы и вложить в головы других людей - невозможно. Он смотрит на наручные часы. Один из медиков оглядывается снова и разражается полными недовольства нотациями, Уильям ловит отдельные смыслы о дурном воспитании, о юных бездельниках, гоняющих на отцовской машине и просаживающих родительские деньги, об обделенных сознательностью шутниках, чьи глупые вызовы могут стоить времени и жизни тем, к кому помощь запоздает из-за таких вот выходок. Она не замолкает, в то время как второй медик деловито проверяет содержимое своего чемоданчика, и в общем-то со стороны всё это выглядит дешевой постановочной сценой, в конце которой режиссер обязательно должен дать отмашку и выкрикнуть "снимаем заново". Вздох.
- Уильям, Уилл, - Лаш бледно улыбается мужчине, когда тот жестом прерывает свою коллегу, и проводит ладонями по лицу, - я в порядке, но.. Простите, я знаю, как на самом деле всё это выглядит, и я был бы рад ошибаться. Нет, только чай и два бутерброда с ветчиной на завтрак. Вы думаете, что я под веществами?
Вдалеке на дороге блеснула маленькая точка. Сердце вмиг заколотилось в груди как бешеное, а колени стали ватными. Ощущение лишнего элемента в выстроенной вселенной системе навалилось плотной пеленой, и желание сесть в машину и укатить заниматься своими делами стало едва ли не физически ощутимым. Что он здесь делает? Что они вообще все здесь делают? Какой такой силой. пытающейся изменить ход событий, Уильям пытается стать? Эти двое примчавшихся на зов о помощи врачей тоже хотя помочь, но события всегда идут друг за другом и не опережают естественный ход. Лишь Уильям пытается пойти против течения, не замечая того, что оно всегда сильнее.
Мысль привлечь внимание Майка появляется в последнюю секунду, и Уилл едва не отталкивает с пути вежливого врача и его ворчливую спутницу, и выскакивает на дорогу, голосующим жестом машет водителю, ну давай же, притормози. Его попытка тщетна, прекрасная синяя Хонда проносится мимо, и Уильям опускается на корточки, проводит ладонями по лицу. Безмятежность апрельского полудня разрывает гулкий резкий рев гудка грузовика. Конечно, если б он сидел в салоне с девчонкой, которая ему нравится, и вез ее на прогулку, болтал бы с ней о всяком, вряд ли ему было бы интересно остановиться, если б перед ним на пустой дороге вдруг замельтешил чудак. Но попытаться стоило.
- А пострадавшие вот... - Лаш неотрывно наблюдает за тем, как навстречу взвизгнувшей тормозами по прогретому асфальту машине несется фура, будто в замедленной съемке ее тащит по дороге под собственным весом и инерцией навстречу виляющей легковушке, и как со стонущим скрежетом мнется металл кабины, пока от удара ее бросает в кювету. Уилл трясет головой, стряхивая с себя оцепенение, и вскакивает, оглушенный необходимостью скорее что-нибудь сделать, бежит к машине, но грузовик тащит еще дальше, разворачивает и заваливает набок, и груженый чем-то тяжелым кузов в клубах пыли стремительным тараном скребет асфальт навстречу заметавшемуся на дороге человечку. Уильям борется с собой - тело цепенеет, в то время как инстинкт самосохранения выталкивает его с проезжей части. Тяжелый борт кузова толкает в спину, Лаш падает в пыльные камни, удаляется о них плечом и больно прикладывается головой, перед глазами всё немедленно плывет, и когда ему удается перевернуться на бок, всё, чего он хочет, это унять шум в ушах и вдохнуть еще, и еще.
"Всё в порядке, всё в порядке?" бьется в голове мысль, будто разум и тело в эти секунды существуют раздельно. Лад упирается ладонью в землю, неуклюже подбирает под себя ноги и поднимается сперва на колени, потом, потирая висок и жмурясь от пятен перед глазами, встает на ноги и осматривается. Грузовик растянулся вдоль дороги и замер, - поднять его обратно на колеса будет трудно, -  из канавы видно днище перевернутой Хонды. Уилл бредет к ней, замечает медиков и сворачивает к ним.
- Простите, - шепчет хрипло. - Я не знал, что еще делать, мне бы не поверили, если бы я..
Конечно, он последняя персона во всей этой свалке, которой они будут сейчас заняты, и он тоже бросается к потерпевшей машине.
- Там есть выжившие? - заглядывает внутрь, смотрит на повисшие на ремнях безопасности тела и трогает чужую руку. - Они живы?
Начинает мутить, и Уилл отползает прочь, обхватывает ладонями голову. В голове возникает абсурдная мысль, что это он виноват и если б он не голосовал, всё было бы иначе.

+2

5

Выглядит он и правда не совсем здорово, хотя сказать однозначно, что с ним что-то не так - было трудно. Во всяком случае, никаких очевидных признаков помешательства Франческо не мог разглядеть. Естественно, превышать полномочия и гасить его "на всякий случай" было совершенно глупо, они так не поступали. При этом иногда страдали сами - самому мужчине, к примеру, не раз заезжали по лицу особенно несогласные с госпитализацией и сильно нетрезвые пациенты, что тут греха таить... Его физиономия вообще как будто притягивала к себе нездоровое желание ее помутузить, потому что из них троих в команде огребал обычно именно он - бить Глорию было себе дороже, она запросто могла в ответ отправить в нокаут, а водитель, кроме того, что был обычно забаррикадирован в своей кабине, на вид казался слишком для того суровым. Вот и приходилось отважно принимать все удары на себя.

- Ты же толковый парень, Уилл, - пожал плечами Франческо, стараясь говорить с ним на равных и ничем не показывая своих подозрений. - Согласись, что то, что ты сейчас делаешь - со стороны выглядит не совсем обычно, верно? Может, ты и прав, никто тут не отрицает, просто подумай, а нам что сейчас делать?.. - впрочем, продолжить этот диалог им так и не пришлось.

Шум несущейся с бешенной скоростью машины заставил мужчину резко оглянуться - он думал было отпихнуть от дороги и Глорию, и этого паренька, но тот в последнее же мгновение прорвался сквозь них и бросился наперерез сверкнувшему на солнце синему автомобилю. Merda! Франческо сделал выпад вперед, чтобы схватить Уилла хотя бы за одежду, но так и не успел - инстинкты подсказали ему побыстрее отвалить с дороги. Как непрофессионально все это вышло! Нужно было сразу отвести его в машину скорой помощи... Он ведь сразу показался им нестабильным!

Но под колеса тот так и не бросился, хотя парамедик в своем воображении уже едва ли не отскребал мозги паренька от асфальта. Что за?.. Автомобиль пулей пролетел мимо них и на полном ходу вписался в загудевший в агонии встречный грузовик. Грохот болезненно дал по ушам и всего на мгновение вынудил Франческо еще раз посмотреть на Уилла, читая едва ли не по его губам:

— А пострадавшие вот... - казалось, ему померещилась вся эта связь, ведь, не мог же он...

Но не время было вообще раздумывать об этом. Инстинктивно подавшись назад от аварии, чтобы их не задело вместе с авто, хотя они стояли на значительном отдалении, мужчина в который раз уже попытался остановить их трагического героя, который вновь отправился под колеса, как какой-то упрямый суицидник, хотя о его психическом состоянии еще стоило поспорить.

- Уилл! Нет!.. Стой, тебе говорю! - успел крикнул он вслед, но парня тут же задело проскользившей по асфальту фурой и отбросило в сторону. - Cazzo! Che scemo! - и он бы обязательно с удовольствием дал бы тому по затылку, но сначала нужно было убедиться, что все с ним в порядке - а потом уже обязательно заедет!..

Когда все замирает, Франческо и Глория бросаются на перегонки к месту аварии, первым делом глянув на поднимавшегося в это время Уилла - выглядел так себе, но получше, чем все остальные, безусловно.

- Ты живой? - на ходу бросая ему, итальянец оставляет чемоданчик рядом с ним и отправляется проверить остальных, кого тут еще можно было спасти - Уилл точно мог подождать, даже если получил какую-то травму. - Все потом! - отрезает он для начинавшего поднимать философские вопросы парня, потому что сам итальянец пропустил мимо ушей эти слова - были вопросы поважнее. - Глория, к грузовику! - сам же он постарался прикинуть, насколько повреждены обе машины и возможен ли взрыв, но те, вроде, вели себя спокойно - достать пострадавших они точно успеют. - Уилл, в сторону, ради бога!

- Что у нас там? - подъехавший водитель скорой уже связывался со станцией скорой помощи, готовый потребовать еще одну машину, но по тому что видел Франческо - вторая вряд ли им понадобится.

- У меня - двое умерших, - такие повреждения с жизнью точно совместимы не были, на них можно было пока не тратить время и не вынимать из салона. - Что с грузовиком?

- Шок четвертой степени, черепно-мозговая, - и Франческо бросился к машине за носилками, после чего помог своей напарнице открыть покореженную дверь кабины и освободить водителя от ремня безопасности, после чего они оба вытащили бледного, залитого кровью потерпевшего, укладывая его на разложенные прямо на асфальте носилки.

В это время водитель скорой, переговорив со станцией, покинул машину, чтобы огородить эту часть дороги, а заодно вызвал на место происшествия дорожную полицию.

А про Уилла и погибших все временно позабыли.

+1


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » [14.04.2020] дерри, false positive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно