США, штат Мэн, Хэйвен // Дерри 18 февраля — 18 октября 2020, ожидается местный мини-апокалипсис, не переключайтесь
Ви: Хотела снять милование голубей, а в итоге получилось птичье порно.
LynetteElizViolaAmericaMiles

Q1-1; police station / I. STEVENS, до 12.07 Q1-2; hospital / R. GILMORE 14.07 Q1-3; hospital / W. SHORTLAND, до 12.07 Q1-4; hospital / H. SHEPARD, до 12.07 Q1-5; mental hospital / GM, до [~]

NEVAH-HAVEN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » noli me tangere


noli me tangere

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[nick]jesus[/nick][status]христа не подкалывай. Ему и гвоздей хватает[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/5/516075.jpg[/icon][sign]

Нельзя быть немножко верующим.
Если ты по-настоящему следуешь за Христом, то тебе придется следовать за Ним до Голгофы.

by моя мария[/sign][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">Ешу Га-Ноцри</a>, 33/2020</lzname> <plashka>авраамический пантеон</plashka>[/lzname][]человек, чье сердце было разбито и чья гордость была сломлена; ищущий прощения себя, снова хочет увидеть любовь в глазах её[/]

noli me tangere
Apocalyptica - Romance

дата и место: 33 год н. э., после субботы, гробница в скале, около сада, близ Голгофы
участники: Иешуа и Мария
описание: спустя три дня после казни Иисуса, Мария Магдалина одна пришла к гробу Христа и увидела, что он пуст. Ей явились два ангела и сам Иисус, которого она сначала приняла его за садовника. Но узнав, кто перед нею, устремилась к нему дотронуться...
... но он запретил ей касаться Его.

https://i.imgur.com/wCqpYBz.gif

+1

2

https://i.imgur.com/dmCLjia.gif
descendit ad inferos, II diem mortis suae
"От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? Ос. 13:14"

Каждый шаг ему отдавался нестерпимой болью. Такой, которую не ощущал при жизни своей, проходя дни по жаркой засушливой пустыне, терпя голод и одиночество или умирая, будучи истерзанным толпою и повешенным на кресте, где глаза заливались соленым потом и терпкой кровью, а руки затекали от неудобной позы распятия. Иисус шел по раскаленным докрасна углям геенны огненной, босыми ступнями ступая вперед и не оглядываясь. Не думая сойти с пути, не допуская и мысли о том, чтобы вернуться назад, сказать "не смог, Отче мой, прости меня".

Нет, он сможет и он должен.

Отец знает, что выдержит он испытания, иначе бы не было уготовано их. Его Дух силен и крепнет с каждой минутой, проведенной здесь, в самой Преисподней. За спиною у него выкорчеванные Врата Ада, сломанные и оплавленные - не устоявшие под напором Его. Именно этими, уже открытыми дверьми он выведет Праведников, что оказались здесь и чьи грехи уже искупил Он сам смертью своею. Сейчас, с каждым шагом все далее, в разверзнутые земли дьявольские, получая ожоги и превозмогая боль, задыхаясь от тяжелого смога и пепла, такого, что воздух становился тяжелым и мутным, будто туман - Иисус чувствовал, что наполняется какой-то внутренней Силой. Той, что помогает сделать еще шаг, укрепляет Веру его и Дух его.
И несет он Слово, как Спасение для заблудших и тех, кто сослан был сюда, дабы заслужить прощение за грехи свои.

"Итак будьте совершенны, как совершен Я и Отец ваш Небесный"

Он видит, как тянут руки они к нему, и протягивает их в ответ. Видит Адама, первого человека Земли и жену его законную, Еву. Иисус встретил их первыми, идя с Проповедью своей Евангельской и с Нагорной Проповедью. Дополнил он тексты фразою о том, что вольным своим страданием и мучительной смертью на кресте искупил Он первородный грех прародителей и ныне даровал силу бороться с его последствиями их потомкам.

"Я Ваше спасение", - повторял он, ведя за собою Авеля.
"Медные двери сокрушил, боль испытывая и веду Вас в Райские обители к Отцу моему", - произносил он, выбирая некоторых других праведников, что шли за Ним и Речами его, образуя паству Его, как было при жизни.
"Я - Спаситель. Запомните и знайте это", - твердили уста, когда выводил он души Верующих через Врата, ныне им же открытые.

Я - Бог.

https://i.imgur.com/flLPOT2.gif
m. calvariae, in die resurrectionis d,omini

Еще будучи на кресте повешенным, измученным и умирающим, он знал, что уготовано Ему. Переждать Боль и пережить Смерть - еще один шаг к его Вознесению. Еще одно Испытание которое он смиренно выдержал. Исполнил то, что ждет от него Отец.
Доказал, что он Сын Его - достойный, праведный. Мессия. Пророк. Бог.

Третий день смерти прошел в таинстве, на которое не допустили ни одного из Ангелов Господня. Иисус говорил с Отцом. Только ему была дарована личная аудиенция. Разговор об Истине. Разговор о Вечности.
Разговор о том, что ныне будет с Иисусом и учениями Его, что следует исполнить ему.
И он исполнит все. Создаст Рай, яко на небе, так и на земле.

* * *

- Пуст? Да нет, о чем ты, не может быть! - Лонгин, один из стражников, тихо шептал идущему рядом с ним мужчине по имени Марко. Они двое - смена тем, кто сейчас сторожит Гроб Господень (в ту пору они, просто смеясь, называли его "гробницею Царя Иудейского"), чтобы ученики его не смели забрать и украсть его тело (никто не знал из стражников, что это просьба первосвященников), - Я сам..., - наклоняясь и шепча еще тише, - я сам, руками своими ему копье вонзил под ребра. От таких ран, поверь, ни один не выживет. Пусть он будет хоть пророком, хоть тристрараз помазанником Божим.
- А я говорю тебе, что он пуст! - такой же шепот, не менее тихий, чем у собеседника. Голос - разгоряченный сплетнями, жаркий и жадный. И правда, как им развлекаться тут, на "посту", что находился среди гор и холмов, где ни одна живая душа (окромя той толпы, что шла за тем пророком и, кажется, готова была слушать любые его речи, хоть частушки бы он напевал, хоть стишки похабные), - Ходили слухи...
- А нечего верить слухам всяким. Смотри, мы придем сейчас и все будет так, как было ранее днем и как было вчера и позавчера. Помер он, - говорит, как отрезает Лонгин, но все еще шепотом, чтобы не услышал его никто, кроме собеседника, - И нечего верить во всякие небылицы, как и приспешники того. Или и ты хочешь быть следующим? - чуть с прищуром оглядывается он на Марко. Тот замолчал и отвернулся, делая вид, что уж очень интересует его горизонт и это лунное утро, а так же идущие за ним девушки (их следовало отвести к Гробу да показать, что все на месте и все мертвые - мертвы и никто не воскрес и не собирается делать сего), - То-то же. Несем дежурство как обычно, а там, и гляди, день-два и закончится весь этот цирк. И где это видано, чтоб чью-то могилу охраняли по указу аж самого Понтия Пилата, будто это и правда Царь какой, - Лонгин хихикнул, продолжая, ему казалось, хорошую и остроумную шутку, - Иудейский Царь.
- Лонгин! Ты смотри! - Марко тронул его за плечо, останавливаясь как вкопанный и указывая чуть трясущейся рукой туда, где ранее был привален камень, что закрывал вход в Гробницу. Сам Лонгин, довольный своей шуткой (и, кажется, в тот момент говоривший сам с собою), не заметил сразу того, на что указывает его спутник.
- Ну и что? Хочешь сказать, там Ангел с небес снизош..., - начиная явно скептически, Лонгин обрывается на полуфразе, с ошеломлением глядя на их пост.

Там, где стоял ранее валун огромный, была фигура, с крыльями и окутанная светом и источавшая сам свет. Та фигура явно Ангелом была, но ни Лонгин, ни Марко вслух этого не произнесли, а лишь с оцепенением оба смотрели на происходящее. Стража, что стояла до них и какую они должны были сменить, кажется, была или мертва или спала таким сном, который обычно мертвенным и называют.
В этот момент сама земля двинулась, и загромыхало вокруг так, что уши заложило и перед глазами засверкали звезды. Обхватившие себя руками и испуганные, не видели и не знали они, что то землетрясение отворило Гробницу. Лонгин и Марко, открыв глаза, переглянулись между собой, и, ни слова не говоря, тихо бросили копья и щиты, чтобы в их руках и, так же тихо развернулись и пошли в сторону города. Ангел ли, Черт ли - все одно, а жизнь своя дорога. Вдруг те, что лежат у камня не спят совсем?
Уж лучше остаться живым, чем быть убитым совсем не человеком.
И плевать они хотели на тех женщин, что шли за ними.
Нужно было найти первосвященников и все рассказать им. Уж они-то знают, что надо делать.

- Когда мы стерегли гробницу, содрогнулась земля, и мы увидели, что ангел Божий отвалил камень могильный и сидел на нём, и вид его был как молния, и ризы его как снег, и от страха перед ним мы были как мёртвые..., - тихо шепчет Марко первосвященнику в самое ухо, чтобы ни одна живая (иль мертвая) душа не услышала.
- Скажите так: когда мы спали, ночью пришли ученики Иисуса и украли Его, - спокойно отвечает он, одновременно с тем вкладывая в ладонь Марка увесистый мешочек со сребрениками. Тот кивает ему, не в силах отказать.

* * *

Он Видел Её, робко вошедшую в пещеру, что эти три дня была его гробницею. Видел и то, что глаза Её красны от слез, которые пролила она в час смерти Его. Чувствовал то, как осторожно дыхание её, будто боящееся спугнуть то, (что она думает) осталось от Него.

Верно ты думаешь, любимая моя Мария. Твой муж, тот, что был с тобою в близости все дни и все ночи, тот, что понес все испытания и тот, что распят на кресте и положен в гроб этот - мертв.
Я - Христос, Сын Божий. Ныне не муж тебе и не близкий тебе.
Ты Сестра мне, как и все другие, что Веруют в Меня и Идут за мной.

Он не говорит ей эти речи, а лишь смотрит за Нею, зная, что пока она не замечает Его. И в сердце у Него, где ранее трепетно жила любовь к Марии, те светлые минуты, проведенные с нею и нежные слова, сказанные Им только для Нее, ныне - заменены другим, более возвышенным и всеобъемлющем. Любовью ко всей Его Пастве.

Спустя минуту, дождавшись двух Ангелов (никто так и не узнает, зачем явился Иисус на ту минуту ранее: снова увидеть её и остаться наедине с нею или же это совсем не та причина), он является пред нею - Воскресший и молчаливый.
Он видит удивление в глазах её, но понимает, что она не узнала Его. Но ждет, что произойдет это.

Как могла она не узнать того, кому шептала строки о любви?

[nick]jesus[/nick][status]христа не подкалывай. Ему и гвоздей хватает[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/0d/bc/5/516075.jpg[/icon][sign]

Нельзя быть немножко верующим.
Если ты по-настоящему следуешь за Христом, то тебе придется следовать за Ним до Голгофы.

by моя мария[/sign][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">Ешу Га-Ноцри</a>, 33/2020</lzname> <plashka>авраамический пантеон</plashka>[/lzname][]человек, чье сердце было разбито и чья гордость была сломлена; ищущий прощения себя, снова хочет увидеть любовь в глазах её[/]

+2

3

[nick]maria magdalena[/nick][status]курила на голгофе[/status][icon]https://i.imgur.com/eIsZgVb.gif[/icon][sign]Мария — это как Брюс Уиллис.
Любое кино делает круче, так и Мария любую штуку делает круче.

https://i4.imageban.ru/out/2021/02/02/7e79c48ca459940987a62b07bc3652ab.png
[/sign][lzname]<lzname><a href="ссылка на анкету">Мария Магдалина</a></lzname> <plashka>авраамический пантеон</plashka>[/lzname][]сквозь века, бредя по земле вместилищем чумы, 7 бесов и искренней веры, нашла защиту и спасение, но так и не смогла обрести любовь и воскресить свою душу[/]

После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошёл и снял тело Иисуса

- Они не позволяют нам подойти ближе, чем на 12 шагов... он мертв, истекая кровью на кресте, голодные мухи пожирают его плоть пока вы чинно бездействуете, Вы же можете помочь, так помогите, есть же в вас благодарность и милосердие - она взывает с хрипотцой и горечью, с тем надрывом,  который может позволить себе лишь мать, качавшая на руках сонное дитя, лишь та, чью грудь разрывает боль потери. Единственная, кто смиренно принял выбор Его взойти к отцу сразу - без объяснений и оговорок. Она уже святая в моих глазах и пусть сын ее не признан кем-то большим, чем пророк, она святая. Я сжимаю у горла платок, мне больно вдохнуть столь разрывает сердце материнское отчаяние и собственная потеря. И я не задумываюсь, был ли он моим, или всё- грёза, порожденная греховным себялюбием. Пока чужие голоса звенят в висках, я пытаюсь осознать, то, что сейчас говорит Мария из Назарета. Он мёртв.
[icon]https://i.imgur.com/eIsZgVb.gif[/icon]
- Что же могу я, рискнуть собственной жизнью, вашей свободой, и просить о снисхождении у римлян, измысливших самые жестокие истязания и казни - он не стар еще, мудр, но не в годах, уличен сединой.Разводя руки, он избегает прямого взгляда, еще бы. Помнится в первую встречу с этой женщиной, я не имела иллюзий и старалась отогнать собственное предубеждение, но на прямой взгляд так и не отважилась. Она  - мать и этого довольно, чтобы в ее присутствии не было ни взглядов, ни слов.Теперь же я не могла оторваться от нее. Дрожащие руки, протянутые к торговцу в мольбе, готовые повиснуть вдоль тела под тяжестью кандалов, лишь бы вновь коснуться курчавых волос ребенка, ощутить тяжесть ослабевшего тела под грудью, и с мягким прикосновением губ ко лбу. Она не скрывает слабости с которой в попытке найти хотя бы малейший шанс быть услышанной, падает ниц перед этим погруженным в смятение торговцем. Слезы мои не смеют пролиться, застывая во взгляде - им не время и не место, здесь иная святость, другая Мария в своём первом праве - требовать, когда её сын, погибший от точного укола копья в грудь, висит на деревянном кресте - служа устрашением всей округе: бойтесь восстать против власти кесаря и оспорить верховенство богов неколебимой Римской Империи.

Мне не страшно, ни в ком, из бредущих, к стенам дворца Прокуратора нет страх, есть тоска и решимость. Иосиф и Никодим- граждане Ершалаима, не рабы, а имеющие глас и допущенные к всаднику Золотое Копье. Они войдут на крытую веранду и встанут с просьбой к наместнику кесаря. В нарушение принятого обряда казни, по которому тело преступника должно разлагаться на кресте, позволить не только снять тело Иисуса из Назарета, но и похоронить его обернув в белый саван, в узкой пещере. Я держу саван, белая, тонкая ткань, будто кожа она обернет тело измученно за все грехи человеческие. Мой разум не способен принять что тело и дух разлучены, я всё еще смиряюсь с потерей и только увидев Его восставшим из гроба смогу осознать - я думаю именно так, уговаривая себя не опуститься на землю в рыданиях. Мария отодвигает Марфу, предложившую взяться за руку, чтобы стоять у запертых дверей. Мать имеет силы выстоять, сейчас она  - стальной прут, плотный, тонкий, прямой. Я бережно сжимаю саван за ее спиной, не смея сжать рук крепче и испортить последнее погребальное одеяние Учителя.

- давно ли он умер? - тихий вопрос к сотнику, отраженный от двух стен, донесенный ветром до нас, оставшихся в ожидания решения того, кто пошел на поводу у Синедриона, применяя для проповедника смертельный приговор. "он умер"... ОН умер давно... давно ли... он умер - сотник подтверждает, пока в моих висках пульсирует горячий шепот, вталкиваемый в мое лицо ветром. Я желаю чтобы он воскрес, чтобы явился, как было накануне, чтобы взял мою руку и с тонкой улыбкой сказал - Это я - Иисус.

https://i.imgur.com/lw5RUHQ.png

Я не смотрела, как тело снимали с креста, разложив в темной пещере льняной саван, мы вышли, чтобы дать место Иосифу и тем кто были с ним. Я услышала, что они несут его, когда Мария рядом шумно выдохнула. И тогда сердце мое остановило ток крови, глаза потеряли свет, все поплыло и померкло, как день, скатившийся за Голгофу, красным желтком заката. Он не вернется.

- выйди на свет, Мария, выйди и не опускай головы, говоря со мной, я тот, кто любит тебя и не попрекнет грехом - он сказал эту в нашу первую встречу, тогда, я вошла в дом Фарисея, привычно опустив голову. Я не знала покаянных молитв, не знала любви и прощения, будто и самой жизни я не знала до нашей встречи. До тех пор, пока его рука не коснулась чела, и я не ощутила свет, как бывает приятен теплом солнечный луч в летний полдень. Сейчас моя жизнь сходила ко гробу, впавшие щеки, сомкнутые темные веки, облитая кровью грудь. Его тело уже никогда не восстанет. Но душа, он обещал,ч то воскреснет. Я повторяю Его слова снова и снова:- И восстану третьего дни и приду к вам...

Он не обещал мне или матери, он говорил о Пастве, о учениках, что пришли за ним в Иерусалим и теперь вносили Его на своих руках в погребальную пещеру. Я одна из них, я верую, я жду, но смирение оставляет мое сердце, раздираемое тоскою и болью. И нет силы вытерпеть, уж лучше бы в меня кидали камни, лучше бы плевали в лицо, ободрав одежду и пустив перед дворцом Ирода Великого. Но не было иной участи, не было выбора. Нет у меня его и тогда, когда из пещеры меня и Марию и Марфу с нею выводят легионеры. Все слышали обещание "Иудейского проповедника" вернуться на землю после смерти, и все они с хохотом убеждали скорбящих в своем неверии. Но страх, страх сильнее неверия. И к Его усыпальнице придвинут камень. Огромная глыба, которую не сдвинуть и троим,  я оседаю у нее, наконец понимая, что могу оплакать свою утрату. Не в молитве и сострадании прислониться к плечу Марии, взывая к силе Господней, а оплакать СВОЮ потерю. Мою ладонь режет острый выступ холодного булыжника, внутри пустота, совершенное ничто, как будто бы не была я полна тем светом, который даровал мне желание жить и ту веру, от которой теперь сводит горло.  Небо разряжается грозой, но это не Бог, оплакивающий сына, это только дождь, за которым я могу позволить своему сердцу в голос  разразиться тоской.

https://i.imgur.com/BVQgP7Y.png

Мои руки все еще дрожат, хотя сестры мироносицы убрали волосы под платок, отерли мое лицо влажными тряпицами и дав в руки  пиалы и корпию отправили первой ко гробу. Омыть его тело, должным образом, проводить его в Царствие Господне, коль скоро хоронили его тайком и впопыхах. У пещеры должны были стоять стражи и я готовилась сказать им все, что требовало сердце - не взывать к сердцам, но настаивать. Мой долг перед Учителем, быть рядом в этот часть и соблюсти традицию. Я слишком долго плакала, чтобы думать теперь о том, как прикоснусь к его истерзанному телу, которого касалась с любовью и благоговением, которое билось теплотой жизни в моих объятиях. Я бреду точно свершаю крестный ход по знакомой тропинке и вновь не поднимаю глаз. С его смерти моя голова поникла, будто мне есть в чем каяться.
Я трижды вдыхаю, прежде, чем поднять глаза, я знаю каждую трещину и выступ в камне, что ограждает могилу от света. Но...
Я не верю глазам, часто моргаю, как будто это отгонит видение, призванное измученным сердцем.

- Камня нет - это шепот сначала это шепот, под который звонким аккомпанементом из рук выскальзывает разбиваясь о камни на земле, глиняная миска. - Камня нет - голос не поддается, он ломается точно угодившая в дерево стрела, крошась под ногами шепот едва слышен. Спотыкаясь о свой скарб, перешагивая тряпицы я спешу войти в гробницу, в маленькую пещеру, ставшую последним пристанищем моего Учителя. моего сердца, моей любви.

П у с т о т а. Темное, зияющее чрево гроба, в который был уложен измученный жестокой казнью Иисус, пустота - нет ни следа крови, ни обездвиженных рук, ни прогалин глазниц на застывшем лице. Этого не может быть, но ведь он обещал. Гроб пуст. В моем сознании эти слова звучат едва ли не громче прежнего "камня нет". Я осматриваю пещеру, будто где-то в закутке могу обнаружить оскверненные останки, но здесь никого и ничего. Я решаюсь вернуться к сестрам, найти Луку, Петра, сказать им что Иисуса нет во гробе, что нам нужно найти тело. Точно обезумев в ту минуту, дернувшись ко входу и обернувшись назад, я не сразу замечаю человека рядом. Кто он? Глаза застилают слезы, я вижу лишь высокий силуэт у куста можжевельника, почти голого у входа в  пещеру, из которой я стремлюсь вырваться, ведомая тревогой. Я спешно отираю глаза, но от этого взгляд не становится яснее.

Как увидеть того, кого успела оплакать? Ведь нужно открыть глаза и запретить "смотреть" сердцу

- Кто вы... садовник? - откуда, к чему, мысли слишком скоры, чтобы я успевала задуматься о их сути. Мой разум объят пламенем, моё чрево омывает одновременно и страх, и горе и непонимание, и только только зародившаяся надежда. Я хватаюсь за живот, позволяя слезам пролиться, чтобы наконец увидеть ясно КТО передо мной.

+1


Вы здесь » NEVAH-HAVEN » THE DEAD ZONE » noli me tangere


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно